Ирина Литовченко, «Таблеточки»: как заставить госорган изменить систему на примере кампании #пуститевреанимацию

Летом 2016 года Министерство здравоохранения Украины подписало приказ, который наконец-то разрешил круглосуточный и неограниченный доступ родственников и близких людей к пациентам детских и взрослых реанимаций.

Это стало возможным благодаря некоммерческому проекту #пуститевреанимацию, который организовали и провели несколько общественных организаций и фондов. В конце июня проект получил престижную награду European Communication Award 2017.

Организаторы кампании #пуститевреанимацию
Организаторы кампании #пуститевреанимацию

«Это не проект одного фонда. Сотни людей сделали это вместе. Их объединила личная боль и желание решить общую проблему», — написала тогда Ирина Литовченко в своем Facebook.

Мarketing Сhallenge поговорил с соосновательницей фонда «Таблеточки» Ириной Литовченко о том, что нужно общественной инициативе с нулевым бюджетом, чтобы повлиять на решение МОЗ, зачем «давать ноги» документам и почему важно позволять журналистам выбирать истории.

История Паши Буханцова тронула сердца украинцев

«Таблеточки» регулярно сталкивались с тяжелыми ситуациями, когда родителям не позволяли оставаться в реанимации с детьми. Последней каплей стала история нашего подопечного Паши Буханцова, вернее его смерть в реанимации 10 марта 2015 года.

Паша сначала лечился в Украине, потом понадобилось продолжить лечение за границей. «Таблеточки» собрали деньги на трансплантацию костного мозга в итальянской клинике, только, к сожалению, она ребенку не помогла — врачи сказали родителям, что больше не могут помочь их сыну. Они посоветовали семье вернуться домой и вместе провести оставшееся время. Предварительно семью обеспечили правильными обезболивающими и рассказали, как правильно ухаживать за мальчиком.

У Паши Буханцева был рак крови
У Паши Буханцева был рак крови

Но вместе Паша и родители пробыли недолго. Его здоровье стремительно ухудшалось и последние свои несколько дней он провел в реанимации.

Паше было 5 лет. Он все понимал, звал маму и папу, ему было плохо и очень страшно одному. Но в реанимацию родителей не пускали. Когда же они добились разрешения на вход, мальчик был уже в коме. Осознавать, что ты не можешь быть рядом со своим ребенком в критические минуты, невыносимо.

Ужасов про не-доступ в реанимации и украинскую медицину вообще всегда было очень и очень много — недавний флешмоб #вимагаюмедреформу это показал.

Одна трагедия ничего не меняет, но если собрать много таких историй и подать их так, чтобы люди не просто посочувствовали, а подключились, — можно кардинально изменить ситуацию.

ЧИТАЙТЕ: 5 секретов успешности флешмоба #moneycanchallenge от Таблеточек 

Истории людей — самый лучший контент для кампании

Кампания #пуститевреанимацию сначала строилась исключительно на контенте, большом количестве контента.

Мы запустили масштабную кампанию осенью 2015 года, первым ее толчком стала статья «Пустите в реанимацию» на «Украинской правде».

Получилось вирусно — у многих людей есть горький личный опыт, связанный с украинскими реанимациями. Тему подхватило телевидение и другие печатные и онлайн СМИ.

В целом у нас не было ни одного заезженного эксперта, который ходил бы по всем телешоу и общался с журналистами. В последствии мы формировали базу героев из тех, кто комментировал посты на Facebook, собирали контакты врачей, которые высказывались «за» и «против», и так далее.

Сотрудники «Таблеточек» ездили по регионам, смотрели на ситуацию в реанимациях разных больниц, брали контакты родителей и врачей.

Вместе с другими общественными инициативами, которые вовлеклись в реализацию кампании, мы собирали контакты в большую таблицу Google Excel, и журналисты уже из нее брали героев, подходящих по сюжету.

Редакторы ток-шоу телеканала СТБ «За живе», где нужен «треш» и максимально эмоциональные истории, брали у нас героя с трагической личной историей, а журналисты «Нового времени» хотели получить больше цифр, узнать об опыте Европы, позиции врачей и юристов и останавливались на героях другого формата.

Ради высшей цели люди готовы работать бесплатно

Кампания #пуститевреанимацию реализовалась с «нулевым бюджетом», но волонтеры потратили на работу с проектом в сумме 10 000 человеко-часов. Мы привлекали дизайнеров, юристов, администраторов и многих других специалистов, которые все делали pro bono и тратили на кампанию свое рабочее время. Так что инвестиции были, но не денежные.

Главной особенностью этого проекта стало то, что он был исключительно волонтерским — и именно это очень понравилось жюри European Communication Award.

Фонд Tabletochki - среди номинантов на победу
Фонд Tabletochki — среди номинантов на победу

В одиночку такую кампанию не сделаешь. Важно объединить множество неравнодушных

Инициатором кампании #пуститевреанимацию стал фонд «Таблеточки», но этот вопрос раньше и параллельно поднимался разными общественными группами и родителями, дети которых умерли в закрытых палатах.

Мы же начали активно работать в направлении открытых реанимаций в начале лета 2015 года после смерти Паши Буханцова (тем более, что это был не первый трагический случай с нашими подопечными). Вместе с адвокатским бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» мы проанализировали законодательство и подготовили соответствующий приказ для МОЗ.

Но после нескольких месяцев попыток изменить проблему самостоятельно, мы поняли, что делать кампанию силами только «Таблеточек» не получится. После статьи на УП осенью 2015 года мы получили огромный отклик, движение оформилось в полноценную кампанию, объединило многие организации и активистов, которые сумели вызвать на диалог Минздрав. К кампании сразу присоединилась Анастасия Леухина — общественный деятель и мама, которая потеряла своего ребенка в реанимации. У нее был солидный опыт ведения переговоров, фасилитации и адвокации. Она смогла объединить множество организаций вокруг #пуститевреанимацию.

Черновая версия приказа для МОЗ, которую мы прописали летом с юристами касалась доступа родственников только в детские реанимации. Настя же сказала, что концентрироваться только на детях неправильно — взрослые сталкиваются с аналогичной проблемой. Поэтому вместе с юристами участники кампании переписали приказ и начали лоббировать его уже с точки зрения полезности для пациентов всех возрастных категорий.

Важно найти чиновника, который будет продвигать документ

В первые месяцы работы над кампанией, летом 15-го, мы не смогли актуализировать проблему доступа родственников в реанимацию в Минздраве. Там как раз должны были принимать новый закон по госзакупкам, тогдашний министр здравоохранения Украины Александр Квиташвили вот-вот должен был уходить, все было очень шатко и других серьезных проблемных вопросов в повестке дня хватало и так.

Взаимодействие с госорганами — это адвокационная работа. Документу нужно «дать ноги» — найти чиновника, который захочет «присвоить» достижение себе, будет заинтересован в этом достижении и поэтому проведет документы через госорганы.

У нас в кампании было несколько таких людей — депутаты, люди внутри Минздрава, — которые готовы были с выгодой для нас воспользоваться кампанией для укрепления собственного имиджа.

Были и те, кто искренне проникся историями пациентов. Например, заместитель главы Комитета здравоохранения, депутат Оксана Корчинская, подготовила письмо Министерству, а депутат и внештатный советник президента Сергей Березенко помог нам выйти на администрацию президента.

Один «волшебный пинок» со стороны администрации президента — и Минздрав вывесил «наш» приказ на общественное обсуждение на своем сайте.

Затишье пришлось на период, когда мы с остальными участниками кампании дали чиновникам расслабиться и «потаскать» документ по кабинетам. С точки зрения эффективности эту нашу терпеливость можно рассматривать как ошибку. Нужно было не снижать градус, а давить и сокращать сроки. Но девять месяцев — еще не очень долго.

ЧИТАЙТЕ: Скоро о спиннерах и не вспомнят. Вот 5 забытых игрушек, которые мы обожали

Цифры — лучший аргумент для чиновников

Чтобы тебя услышали, нужно приходить с цифрами, документами, экспертизой, аргументацией, подтверждением от больниц и пациентов того, что нововведения или лекарства действительно нужны.

Кампания стала успешной, потому что участники пожертвовали амбициями ради цели

Важно, кто именно приходит с документами. Эффективнее объединяться с другими организациями и не пытаться менять ситуацию в одиночку.

У кампании #пуститевреанимацию нет лидера, и в этом ее особенность. Каждая организация и гражданский активист (а их свыше 50-ти) пожертвовали личными амбициями ради общего дела.

Каждый сделал очень важный взнос: юристы подготовили документ, все мамы, которые потеряли своих детей, нашли в себе внутренние силы говорить и действовать, организации присоединились и делились своими ресурсами и энергией.

В Украине очень и очень мало проектов, которые реализуют совместно несколько организаций. Первым из них был международный проект госзакупок, который объединил весь пациентский сектор, вторым стал доступ в реанимации, а третьим — благотворительные SMS-сообщения.

Мало добиться приказа или закона — нужно его внедрить

До сих пор многие врачи не хотят пускать родственников в реанимации. Наш следующий шаг — добиться, чтобы текст приказа министерства висел в каждой больнице.

Вместе с остальными участниками кампании мы создали плакаты, на которых прописаны права родных и близких, и правила посещения реанимации — ограничения тоже должны быть, ведь посетители могут мешать врачам, могут прийти в состоянии алкогольного опьянения или в грязной одежде.

Вместе с министерством мы попросим больницы размещать эти плакаты. Мы также хотим сделать максимально открытой информацию о наличии медикаментов в больницах, потому что многие врачи просят пациентов и их родных покупать то, что и так должно быть в отделении.