Ольга Роенко: Путь от маркетинг-фрилансера в руководители собственного агентства

Спикер Marketing Challenge Camp Ольга Роенко рассказывает, чем ограничен фрилансер, почему команда должна все время бежать, что такое «калифорнийский подход» и когда с клиентом лучше расстаться.

На маркетинг-кемпе, который пройдет 16-18 июня, Ольга выступит в программе второго дня и расскажет о роли брендированного контента в маркетинг-стратегии компании.

Когда фриланс — это пройденный этап

Идея создать агентство у меня зрела давно, но сделать этот шаг было страшно. Сначала я реализовывала проекты в составе других команд, потом ушла в свободное плаванье и в течение полугода занималась активным фрилансом. Когда я перестала справляться с объемом работы, появился ассистент. Тогда и начала формироваться команда. Переломных моментов, озарений или молнии с неба не было — все происходило органично и естественно.

Переход из фрилансеров в руководители агентства — это вопрос личных амбиций и самоидентификации. Фрилансер ограничен собственным карьерным ростом, а когда работаешь в команде — растет вся команда, это тоже совсем другой уровень.

Главное отличие между работой на фрилансе и работой в команде — уровень ответственности. В первом случае ты отвечаешь только за себя (а с собой намного чаще можно договориться) и все не так страшно: закончится этот проект, начнется другой. А в команде несешь ответственности за всех, на тебя ложится финансовая нагрузка. Тут важно искать баланс и не хвататься за каждый проект, который может принести какую-то денежную выгоду, сохранять верность ценностям и интересам команды, давать качество, которым гордишься.

Собрать команду и бежать

Каждый новый человек в Royenko Agency появился «случайно», но именно в тот момент, когда это было действительно необходимо. С руководителем направления креативного контента я познакомилась в Facebook — мне понравилось, как она увлекательно и смешно пишет. Дизайнера я нашла по рекомендации — мне прислали резюме с сопроводительным письмом: «Посмотри хорошая девочка. Может тебе понадобится в штат дизайнер» Тогда мы все дизайн-задачи закрывали аутсорсом и вечно “спотыкались” на подводных камнях. Теперь ни один проект не обходится без участия нашего дизайнера, а мои знания о качественном брендинге значительно подтянулись. Никаких запланированных расширений, только естественный рост.

Никто в команде не говорит мне «шеф» или «босс», потому что все знают: это не мое. Нас сейчас четверо, и всей команде нужно бежать очень быстро и схватывать все на лету, это вопрос авантюризма, высокой динамики и интенсивной нагрузки. К таким оборотам нужно быть готовым психологически и уметь браться за внезапные задачи. Не все это выдерживают.

Аутсорс как спасение от текучки

Договора, документы, связанные с арендой помещения, контракты — все это занимает очень много времени. Через год или даже раньше я хочу взять операционного директора, который возьмет на себя выполнение этих задач, но сейчас вопросы контроля налогообложения, начисления зарплатного фонда, составления актов и счетов снимает с меня компания «Бюро Бумажкин».

Моя должность называется «ответственная за вдохновение и стратегии», но я выполняю еще и обязанности юриста — составляю договора, согласовываю их с клиентом, вношу в них правки. Сейчас эта работа занимает у меня примерно 10-15% рабочего времени и я не отдаю эти задачи на аутсорс, но когда их станет больше или они будут сложнее, я привлеку «Бюро Бумажкин». Везде, где можно использовать аутсорс, я за аутсорс. У нас небольшая команда-костяк, но если нужно реализовывать большие проекты, мы всегда приглашаем партнеров и отдаем часть задач проверенным партнерам и даже другим агентствам, которые работают с нами под “white label”.

Лучше расстаться, чем делать не свое

Был всего один случай — до появления агентства, — когда я резко прекратила работу, с клиентом. Причина была в бытовом хамстве. Открытость и дружелюбие клиент трактовал как «закадычную дружбу» с вытекающими обязательствами, которые якобы должны были у меня появиться. Мы часто ходим с клиентами пить кофе, даже вместе бываем на дискотеках, и элемент социализации у нас большой, но это не означает, что границы между рабочим и личным должны стираться.

У нас есть друзья-клиенты, и с ними бывают и такие же шероховатости, как и с другими клиентами. Друзья могут и поманипулировать: «Я же у тебя самый-самый? Отложи всё и всех и займись мною». В таких случаях приходится говорить: «Да, конечно, но завтра».

Важно не делать туфту

В Royenko Agency задачи нарезаются согласно плану нагрузки и количеству клиентов, и каждый отвечает за свое направление. Есть Basecamp, куда мы заливаем свои проекты и задачи, все прозрачно и видно, кто и чем занимается, есть летучки. Но никаких кнутов с пряниками нет — мы сами себе контроллеры. Важно быть искренним и честным с собой и другими и задаваться вопросом: а не туфту ли я делаю? Никто не хочет однажды про себя понять, что он «гонит брак». Это вопрос профессионализма и уважения к себе.

Мы практикуем калифорнийский подход. Это когда делаешь свою работу, с четкими задачами, сложными целями и высоким KPI, но в процессе получаешь удовольствие на каждом этапе, даже если сталкиваешься со скучными моментами. Просто приходит осознание, что рутина — это часть общего, ее нужно сделать, и за ней последует творческая и интересная работа. Другой аспект калифорнийского подхода — бесстрашно браться за масштабные проекты. Эта философия дает внутреннюю свободу на постановку амбициозных целей, даже если на данном этапе жизни у вас нет ни человеческих, ни финансовых ресурсов, но есть ощущение, что все возможно. Чем меньше накручиваешь себя и чем больше хочешь от жизни, тем больше получаешь.

Маркетинг-сценарии под каждого клиента

Мы занимаемся разработкой сценариев, по которым бизнес достигает индивидуальных бизнес-целей. В самом начале мы спрашиваем у владельца: «Чтобы что?». «Я хочу чтобы у меня было больше клиентов из крупных городов, которые будут покупать наши стулья в свои частные дома», — говорит нам мебельный бренд. «ОК», — отвечаем мы и перекладываем эти мечты на конкретные шаги. В сценарном мастерстве есть понятие экспозиции — когда ты входишь в историю и собираешь максимум полезной информации, чтобы дальше прийти к кульминации и развязке.

Клиенты приходят ко мне по рекомендации. Еще я часто выступаю в качестве лектора на отраслевых мероприятиях по маркетингу, меня видят и ко мне обращаются. Я не беру в работу запросы а-ля «Через неделю у нас форум нижнего белья и нам нужно пригласить туда клиентов», разве что это проект для нашего старого заказчика. В таких случаях мы обычно рекомендуем других людей, которые могут помочь, но сами не беремся — такие задачи вне сферы наших интересов.

Самый тяжелый кейс – «Зима добрых дел в Globus»

В моей практике не было абсолютно тяжелых проектов, но был проект, после которого я с облегчением выдохнула. Еще до запуска агентства, зимой 2015 года вместе с Quadrate 28 мы делали благотворительный проект «Зима добрых дел в Globus» Маши Ефросининой и ее фонда “Твоя Опора” для торгового центра Globus. Запуск шел в крайне сжатые сроки, я была ответственна за медиа-связи. Информационное поле оказалось настолько перегрето различными сборами и историями благотворительных фондов, что влиться в этот поток было практически невозможно. Я очень сильно недооценила нежелание СМИ тогда писать о новом благотворительном проекте, даже если его лицо — известная личность. Запуск проекта в медиа освещать никто не хотел, но о нем мы писали в соцсетях, и нам помогали лидеры мнений.

Увидев, что план «А» не получается, мы резко поменяли концепцию PR-освещения этого проекта и сделали ставку на контент. В течение полутора месяцев прошло несколько мероприятий, и каждое сгенерировало минимум два информационных повода — новость о том, что состоится встреча с известными спикерами, и итоговая колонка или материал а-ля «10 советов от…», которые мы раздавали прессе. На финальной конференции у нас было уже семь камер, а на итоговую пресс-конференцию пришли журналисты от 30 СМИ, впоследствии мы получили около 120 публикаций + ТВ сюжеты.

И когда все закончилось, я подумала: «Слава Богу, что это закончилось», потому что было не просто сложно — иногда мне даже бывало стыдно за то, что я не могу на 100% реализовать свое направление в проекте. Тогда я поняла, что темой благотворительности нужно либо заниматься глубоко и целенаправленно, либо за нее не браться.

Кейс, которым гордимся: Comfy Art Prize

Проектом которым я горжусь, стал конкурс Comfy Art Prize. Над этим проектом работала команда из 20 человек, а наше агентство обеспечивало креативное управление. Суть проекта – молодые художники из всех регионов Украины, включая Луганск, Донецк, Симферополь и Севастополь, присылали свои работы и получали призы от Comfy. Произведения лучших были выставлены в выставочных залах магазинов.

У нас были участники из 162 городов, которые представили порядка 2000 работ, а предварительный отбор прошло 350 картин.

Этот проект научил меня тому, что не стоит недооценивать регионы. Мы думали, что нужно делать акцент на крупных городах, ведь там есть художественные школы и галереи. Но оказалось, что запал, амбиции и желание как раз сидели в таких небольших городах, как Шостка, Желтые Воды и Берегово.

Работы победителей Comfy Art Prize

Это слайд-шоу требует JavaScript.