Разводил куриц, продавал колбасу и пиццу. Андрей Бикир прогорал 5 раз, а на шестой заработал миллион.

Андрей Бикир раздавал листовки, продавал цыплят, колбасу и пиццу. Каждый бизнес заканчивался убытками. Но Андрей не впал в отчаяние и построил компанию, месячный оборот которой превышает миллион гривен.


На цыплятах заработать не удалось

Иллюстрация: Sandra Grbic — Chicken

Андрей, парень из небольшого поселка в Харьковской области, усердно учился на факультете радиофизики.

«Но очень хотелось телефон, крутые джинсы и кроссовки, отдыхать в заведениях, где вход по 50 грн. А у меня 100 грн и мамины котлеты», — говорит герой.

На третьем курсе Андрею с друзьями взбрела в голову мысль: давайте купим цыплят на 1000 грн, выкормим и продадим за 4000 грн. Двадцатилетних коммерсантов сложность реализации ничуть не смутила.

Ребята нашли птицефабрику, арендовали фургон и набили его цыплятами. Андрей вспоминает о бизнесе как о приключении. Четверо студентов катались на обгаженном курами автомобиле, пытались продать их сельскому населению и отбивались от наездов местных торговцев.

«Все, что зарабатывали – проедали», – вспоминает Андрей. В итоге приключение стоило Бикиру $1000, которые он не отбил.

Продуктовый магазин пошел в минус

Андрей открыл продуктовый магазин на Харьковском шоссе. Место было не слишком людное, но красивое – новый стеклянный МАФ. Без опыта в рознице бизнес сгорел на ровном месте. Андрей невыгодно договорился с поставщиками, тратил много времени на закупку товара по высоким ценам. А цену на продукты поставил слишком низкую, не догадываясь, что ее можно повышать.

«Дорого покупали. Дешево продавали, еще и продавцы воровали».

Так Андрей описывает неудачный эксперимент стоимостью $5 тыс.

Конкуренты наехали на пиццерию

Иллюстрация: Hando B. — Someone eating pizza

Андрей познакомился с новым партнером, который владел франшизой на мелкую пиццерию, где заморозил деньги. Бикир вошел на равных правах в проект, чтобы реанимировать франшизу.

Андрей работал торговым представителем в колбасном бизнесе и вместе с подработками собрал деньги для очередной бизнесе-попытки.

Дела быстро пошли хорошо: «Даже сотрудники начали подворовывать».

Но маленький общепит перешел дорогу более крупному игроку. Как-то в пиццерию приехали подозрительные ребята на больших мерседесах, владевшие соседним рестораном. Они заказали еду, поблагодарили и уехали. На следующий день в пиццерию на разборки приехал погрузочный кран.

«Ларек оторвали ото всех коммуникаций, как грибочек. Вместе с поваром, который готовил картошку».

Свой ларечек предприниматели нашли на штраф-площадке. Андрей договорился и получил МАФ назад. Но оборудование и запасы были испорчены.

Пиццерия в общежитии

Прибыльная пиццерия не выходила у Андрея из головы: «Пиццу за 15 грн продавали по 39 грн». Бикир нашел место в общежитии для иностранцев, установил новую духовку, барную стойку, купил подержанную мебель.

Но пришлось взять в партнеры владельца помещения и делить бизнес на троих. Совместный бизнес держался на честном слове, и когда появилась прибыль, в пиццерии для Андрея запахло жаренным. «Говорю партнеру – нас выгонят. Мы вкладываем деньги в неблагодарное дело. Сворачиваемся».

Колбаса вновь подвела

Иллюстрация: Sausage party — Inna Potynchenko

Все это время Андрей не бросал работу торговым представителем. Там парень случайно познакомился с новым партнером, который владел мясокомбинатом в Крыму. После оккупации он строил новые мощности на материке и согласился на контракт с Андреем.

Бикир быстро зашел в крупные торговые сети, открыл десяток фирменных магазинов и наладил месячный товарооборот в 1,5 млн грн. Но колбасный партнер исчез так же быстро, как и появился. В один момент Андрей потерял с ним связь и миллионный бизнес.

Бизнес катился в пропасть. Сотрудники выбивали долги по зарплате, Андрей выбивал долги у клиентов. Скоро Андрею предложили сделку в другой компании, но парень окончательно устал от колбасы.

Жена предложила открыть кофейню

Следующие несколько месяцев Андрей бездельничал и жил на сбережения. Череда неудач потушила молодой задор предпринимателя, который о рисках думал в последнюю очередь.

Жена Андрея захотела открыть кофейню. За четыре месяца бизнес вышел на прибыль. Однажды Андрея попросили помочь с доставкой бумажных стаканчиков. Парень заказал товар на 4000 грн во вторник, а получил стаканчики в пятницу. За доставку потребовали 70 грн. Сумма копеечная, но Андрея ситуация разозлила. Из прежнего опыта он знал: при крупном заказе никто не платит за доставку. А тут еще и ждать пришлось полнедели.

На следующий день Бикир нашел предприятие, которое производит эти стаканчики. И понял, что дистрибуторы зарабатывают 30% маржу. «Они мне привезли не стаканчики, а идею для бизнеса», – говорит Андрей.

Производство стаканчиков для кофе

Tiffany Johnson — Coffee & Co

Бикир лично поехал на предприятие налаживать сотрудничество. Закупил стаканчики на 10 тыс. грн. Половину продал жене, половину – по другим кофейням города. Бизнес сулил крупные деньги. Андрей одолжил у отца еще 10 тыс. грн и повторил. Спустя три года его компания CUPstore зарабатывает миллионную выручку в месяц.

Продавать дешевле, доставлять мгновенно – по такому нехитрому принципу Бикир строил новый бизнес. Цену на стаканчик он снизил вдвое, а товар привозит на точку в день заказа. Благодаря двум приемам CUPstore молниеносно завладела 5% рынка.

Среди клиентов Андрея – как и небольшие точки с уличным кофе, так и заведения. Чтобы меньше зависеть от производителей, Андрей запустил собственный конвейер. Его цель – стать первым номером на рынке.

Почему Андрей не терял энтузиазма после провалов? «Были детьми и хотели импульса», – в полушутку отвечает парень. Тогда не было страха, который тормозит нынешние авантюрные идеи.

***
Вот еще несколько наших историй о смелых предпринимателях, которые советуем прочесть

  1. Сергей Семенов мечтал создать украинскую электрогитару. Его инстурмент увидели 180 млн телезрителей Евровидения.
  2.  Андрей Буренок работал успешным топ-менеджером. Он продал квартиру ради туристического стартапа и не ошибся.
  3. Алексей Филлиппенков выбрал бизнес вместо университета. Теперь он строит велокофейни.