«Роботы заменят людей, но без работы мы не останемся». Профессор MIT об автоматизации и рынке труда

Профессор Массачусетского университета Дэвид Аутор утверждает, что роботы не оставят человечество без работы. Автоматизация устраняет нудные и рутинные занятие, и человеку остается больше времени для более значимых дел. Чтобы не остаться за бортом прогресса, нужно вовремя инвестировать в образование.

Такие мысли Аутор озвучил во время выступления на TED, которое собрало больше миллиона просмотра. MC Today подготовил конспект интересных мыслей профессора.


За 45 лет с момента появления первых банкоматов количество кассиров в банках США удвоилось до полумиллиона человек. Эти данные поднимают интереснейший вопрос: чем занимаются все эти кассиры? И почему автоматизация до сих пор не лишила их работы?

ЮЗ Георгиев. Робот
ЮЗ Георгиев. Робот Источник: artchive.ru

Если задуматься, многие из великих изобретений последних двухсот лет создавались для замены человеческого труда. Тракторы, конвейеры, компьютеры и другие технологии внедрили, чтобы заменить человеческий труд.

Эти технологии отлично работают. Мы больше не роем канавы вручную, не куём монеты из железа, а бумажная волокита уже не связана с бумагой как таковой. Однако, процент работающих взрослых американцев в 2016 году выше, чем был 125 лет назад. И с каждым десятилетием он только растет.

Получается какой-то парадокс. Машины делают за нас все больше работы. Почему же это не обесценивает наш труд, а наши умения не устаревают?

На кон поставлено два основополагающих экономических принципа. Один связан с человеческим гением и творчеством. Другой — с человеческой алчностью или жадностью. Первый назовем «принципом уплотнительного кольца», он определяет тип выполняемой нами работы. Второй – «вечно-не-хватает», он показывает, сколько работы существует.

Роботы избавили банки от рутины

Jarlan Perez — #Model100Somthings

Начнем с уплотнительного кольца. Один банкомат заменил двух банковских служащих. Количество сотрудников на отдел снизилось на треть. Но банки быстро поняли, что открывать новые филиалы стало дешевле, и число новых отделений выросло на 40% за тот же период времени. Больше филиалов – больше кассиров.

Но тот персонал выполнял другую работу. Обычная рутина — выдача и приём наличных — отступила, они выстраивали отношения с клиентами, предлагали новые услуги. Они занялись работой, которая требует умственных и интуитивных способностей.
Автоматизация одних задач не отменяет необходимости выполнения других. Более того, она делает их более значимыми. И увеличивает их экономическую ценность.

Банкоматы выполняют задачи с наличностью быстрее и лучше человека, но это не отменяет необходимости в сотрудниках. Это увеличивает важность их умения решать поставленные задачи и общаться с клиентами. Тот же принцип применим в строительстве зданий, в диагностировании и уходе за пациентами или в процессе обучения целого класса старшеклассников. Поскольку инструменты совершенствуются, технологии увеличивают наши возможности, что повышает важность нашей компетентности, оценки и творческого подхода.

Куда делись фермеры?

С другой стороны, в 1900 году 40% работающих в США были фермерами. Сегодня эта цифра составляет менее 2%. Почему сегодня так мало фермеров? Не потому, что мы едим меньше.

Рост производительности в сельском хозяйстве означает, что пару миллионов фермеров могут накормить страну с 320-миллионным населением. Очевидно, что технологии могут сокращать рабочие места. Сельское хозяйство — только один пример.

Но то, что верно для отдельного продукта, сервиса или индустрии, никогда не было верно и для экономики в целом. Сто лет назад здравоохранение и медицина, финансы и страхование, электроника и компьютерные технологии были слаборазвитыми или еще не существовали.

Автоматизация освобождает наше время, мы изобретаем новые продукты. В 2015 году среднестатистическому работнику для стандартов среднего уровня жизни 1915 года потребовалась бы 17 рабочих недель в год. Но люди готовы много работать, чтобы пожинать доступные им технологические плоды. По словам экономиста Торстейна Веблена, изобретение — мать необходимости.

Принцип уплотнительного кольца и принцип «вечно-не-хватает» гарантирует, что рабочие места не исчезнут.

Автоматизация бьет по среднему классу

В США появилось 14 миллионов рабочих мест после мирового экономического кризиса. Но вызов в том, что многие из этих работ — не самые престижные, и квалификация многих граждан не соответствует достойным рабочим местам.

Дэвид Аутор
Дэвид Аутор Источник: Flickr

Рост занятости в развитых странах выглядит как штанга с растущим грузом на обоих концах перекладины. С одной стороны – высшее образование, высокооплачиваемая работа, например, докторов и медсестёр, программистов и инженеров, менеджеров по маркетингу и продажам. В этих отраслях высокая занятость, и она растёт.

Занятость растет и в профессиях, не требующих хорошего образования: общепит, уборка, охрана. В то же время, падает занятость среднего класса – людей со средней оплатой и образованием, вроде конторских служащих и работников отделов продаж.

На подобной работе используют понятные правила и процедуры, которые могут быть запрограммированы и выполнены компьютерами.

Экономисты называют это поляризацией занятости. Она сокращает размер среднего класса, угрожая увеличить расслоение в обществе. С одной стороны — высокооплачиваемые профессионалы с интересной работой, а с другой — сотрудники, обязанность которых следить за комфортом и здоровьем богатых.

США инвестировали в школьное образование

Но мы проходили такое раньше. В конце XIX века автоматизация резко сократила число рабочих мест в сельском хозяйстве. Фермы не нуждались в молодом поколении, но и для промышленности оно не было готово. Общество пошло на радикальный шаг: всю молодежь оставили в школе до 16-летнего возраста.

Стоило дорого. Потребовались инвестиции в школы, дети перестали выходить на работу. Но процесс оказался лучшей инвестицией США в XX веке. Мы получили самую умелую, гибкую и производительную рабочую силу в мире.

Пример показывает, что главенствующее положение институтов, в особенности школ, позволяет нашему обществу пожинать урожай технологического процветания.

Быстрый темп технологических изменений создает проблемы, вроде поляризованного рынка труда. Но мы можем инвестировать в себя и в наших детей, как это сделала Америка сто лет назад. Точнее, мы не можем себе позволить не делать этого.

Снижение занятости в аграрном секторе на 95%, но без нехватки продуктов – это грандиозный прогресс. Надеюсь, человечество придумает что-нибудь выдающееся, что можно сделать с этим процветанием.

***

Раньше мы писали, каких специалистов готовят университеты, и кто в самом деле нужен бизнесу.

Еще мы подоготовили список событий, которые нельзя пропустить в ноябре.