Школа робототехники IntRobots обвинила акселератор в воровстве идеи и клиентов. История конфликта

Основательницу школы робототехники IntRobots Марию Прокофьеву дважды подставили бизнес-партнеры — сперва сооснователь бизнеса, а затем бизнес-акселератор BSharks. По словам девушки, в акселераторе у нее украли идею и клиентов, и едва не отобрали технику — ее удалось вернуть лишь с помощью полиции. MC Today рассказывает историю Марии.


3D-принтер в каждую школу

Школу роботехники IntRobots киевлянка Мария Прокофьева основала после череды неудачных проектов. Первый ее бизнес «3D-принтер в каждую школу» учил детей собирать 3D-принтеры, на которых потом можно делать «домашку», например, смоделировать клетку на урок биологии.

Стартового капитала у Марии не было, поэтому она принялась искать единомышленников, и на одной из профильных выставок познакомилась с будущим партнером — не называет его имени, поясняя это тем, что конфликт уже исчерпан. Тот уже больше года развивал школу робототехники и учил детей мастерить роботов. Он предложил Прокофьевой объединить усилия: сперва добиться успеха со школой робототехники, а потом заняться идеей Марии. Девушка согласилась.

Днем в офисе, ночью – в ресторане

Закатав рукава, партнеры взялись за работу. Мария, по ее словам, работала круглыми сутками — ни один из проектов не приносил прибыли, и днем она была стартапером в офисе, а ночью – официантом в ресторане. Поспать удавалось, в лучшем случае, несколько часов. В таком ритме Прокофьева провела год. А потом партнеры разошлись.

Конфликт возник на почве бизнес-девелопмента. В 2015 году школой робототехники заинтересовались клиенты из Казахстана. Коммуникацию с ними вела Мария, и случайно узнала, что кроме роботов их интересуют еще и 3D-принтеры. Прокофьева рассказала о  своем старом проекте и предложила обсудить подробности.

Но бизнес-партнер отреагировал на удивление резко: «Не суй нос не в свои дела». Потом оказалось, что за спиной Марии он уже договорился о продажах. Начался конфликт, команде Марии перестали платить зарплату, и стало ясно, что дело идет к разрыву отношений.

«Вскоре мы окончательно поругались», – рассказывает она. Но команда проекта осталась у Марии, и она решила заняться тем же, чем занималась и ранее — основать свою школу робототехники.

Бизнес на энтузиазме

К тому времени Прокофьева разочаровалась в идее с 3D-принтерами — школы не спешили тратить деньги на малопонятные гаджеты. Ее увлекла идея научить малышей собирать роботы с нуля.

Летом 2015 года Прокофьева основала IntRobots, имея на руках $200. Их потратили на закупку расходных материалов. Остальные затраты команда из пяти человек покрывала из своего кошелька. Зарплаты у ребят были минимальные — проект держался на энтузиазме.

В IntRobots шести-семилетние ребятишки учились моделировать роботов и писать базовый программный код. Как оказалось, для детей собирать терминаторов и программировать их действия не составляло труда.

«Если ребенок умеет писать и читать, он будет программировать с не меньшей легкостью», – уверяет Мария.

IntRobots

Инженерные решения преподаватели IntRobots разбирают на простейшие частицы. Например, на домашнем задании по алгоритмам дети пишут распорядок своего дня: проснулся – умылся – позавтракал – пошел в школу. Примитивная логика помогает ученикам лучше впитывать важность последовательных действий.

Работу тока преподаватели сравнивают с водопроводом. Но дети часто видят картину по-своему, рассказывает Мария. Например, провода кто-то из учеников назвал спагетти, которыми питаются роботы.

Идейные люди горят, но перегорают

Но в бизнес-плоскости IntRobots дела выглядели не так ярко. Из-за горького опыта Прокофьева опасалась связываться с новыми партнерами и привлекать инвестиции.

Команда получила грант от Google на закупку компьютеров, но оборотных денег не хватало — многим родителям платить 600-800 грн за учебу в IntRobots было не по карману.

Команда IntRobots
Команда IntRobots

Основная проблема была с прогнозом будущих доходов — прибыль бизнеса зависела от количества учеников и стоимости аренды помещения — оба показателя каждый месяц менялись. Собственного помещения для занятий в IntRobots не было, спрогнозировать количество учеников в следующем месяце тоже было сложно. Например, если у Прокофьевой не получалось договориться с арендодателем – бизнес работал в минус.

На те же грабли

Осенью 2016 года бизнес-акселератор BSharks предложил Прокофьевой помочь с операционной частью бизнеса — найти помещения для школы, организовать продажи и активность в соцсетях.

Дела пошли на лад — в течение ближайших месяцев школа увеличила прибыль и количество учеников. Но отношения между партнерами были далеки от идеальных. Члены команды Прокофьевой жаловались на новых партнеров. «Они позволяли себе хамить и грубить. Или просто не понимали нас», – говорит Мария.

Когда акселератор запросил детальный учебный план, Мария насторожилась. А воскресным утром в феврале 2017 года партнеры потребовали изменить условия сотрудничества. Вместо 30% от продаж они хотели 70-80%. «Аргументы – мы работаем больше, чем вы», – вспоминает разговор Мария.

BSharks и команда Прокофьевой нашли компромисс – делить прибыль пополам. Но вскоре акселератор поставил Марию перед фактом: помогаем до конца учебного года, а параллельно создаем собственную школу робототехники Robo house. В итоге так и произошло.

Работы IntRobots

Вскоре Прокофьева узнала, что акселератор переманивал к себе преподавателей и копировал ее учебную программу.

На то время команда IntRobots все еще работала в офисе акселератора. Когда отношения разладились окончательно, в BSharks заявили, что компьютеры – это их собственность. Технику вернули с помощью полиции, но, по словам Прокофьевой, партнеры украли базу клиентов —  скопировали все данные, а потом мобильные номера в базе заменили на случайный набор цифр. Прокофьева успела сохранить лишь половину базы.

Школа наверстала утраченное

Прокофьева сетует, что потеряла деньги и клиентов. Акселератор сменил вывеску на «Международный дом роботов», и таким образом клиенты перешли к нему. «Иногда по ошибке в их рекламе появляются наши номера», – шутит девушка.

Сама Прокофьева не закрыла школу и намерена бороться с бывшими партнерами за место под солнцем. На момент выхода материала Мария уверяет, что ее школа наверстала утраченное.

Сегодня у IntRobots три школы в Киеве и две в регионах, преподаватели продолжают заниматься с талантливыми детьми. Марии Прокофьевой 28 лет, и она по-прежнему мечтает изменить образование в Украине.

Позиция BSharks

Редакция MC Today попросила директора BSharks Влада Котова прокомментировать ситуацию. «Данная информация является конфиденциальной и защищена договором конфиденциальности. К сожалению, мы не сможем прокомментировать Ваш запрос», — дословно ответил Влад. Как стало известно позже, представители BSharks угрожали Прокофьевой судом, обвиняя ее в разглашении конфиденциальной информации.

Редакция MC Today готова опубликовать позицию BSharks отдельным материалом.

***

Подписывайтесь на Telegram-канал MC Today и читайте другие статьи у нас на сайте.

  1. Музыкант мечтал создать первую украинскую электрогитару. Ее увидели 180 млн на Евровидении
  2. Бизнес вместо универа. Как предприниматель из Запорожья строит собственную компанию в 19 лет
  3. Продал квартиру, потратил на проект больше $500 тыс. и не прогадал. История Андрея Буренка и сервиса TripMyDream