Стартапер: «Инкубатор 1991 украл идею, но о ней не скажу даже вам». Разбираемся, обоснованы ли претензии

Стартапер Владимир Князев обвинил бизнес-инкубатор 1991 в воровстве перспективной идеи. О самой идее он говорить отказывается — считает, что ее могут украсть во второй раз. Основатель инкубатора и венчурный инвестор считают его заявления чушью. Редакция MC Today разобралась в этой истории.


Владимир Князев

Летом 2017 года основатель сервисной компании Forbiz.org Владимир Князев подал заявку на конкурс стартапов от инкубатора 1991. Предпринимателя заинтересовали $25 тыс. и поддержка в развитии бизнеса.

Князев заполнил заявку: описал идею, бизнес-модель, стратегию развития. Но через несколько дней из инкубатора прислали ответ – проект не прошел отбор.

Через месяц после старта конкурса Князев заметил, что человек, имеющий отношение к инкубатору развивает проект, похожий на его собственный.

«Что я должен был подумать? Украли идею или нет, теперь никто не знает и никогда не узнает», – говорит Владимир.

Назвать инкубатор в личной беседе Князев отказался. Но в комментариях на Facebook он неоднократно упоминает 1991 и всех защитников инкубатора называет «подлизами» Гурьева (основатель 1991 — прим. редакции).

Скриншот

Рассказать подробно о проекте, идею которого украли, Владимир напрочь отказался. «Речь идет о веб-сайте в сфере информационно-коммуникационных технологий, аналогов которому на данный момент нет».

«Я дал инкубатору важную и дорогую информацию о проекте. Где она сейчас находится, кто ей пользуется, мне абсолютно неизвестно», – сетует предприниматель.

Князев призывает молодых предпринимателей несколько раз подумать, и только потом раскрывать карты посторонним. «Пусть путь развития будет длиннее, но зато он будет безопасным».

Инкубаторы ни при чем

Основатель инкубатора «1991» Денис Гурский называет обвинения  безосновательными. О каком именно конкурсе говорит Владимир, он понятия не имеет. Инкубатор вправе самостоятельно решать, кого принимать в программу, а кому отказать.

«Инкубатор 1991 не является правообладателем или собственником каких-либо проектов», – говорит Денис. 1991 не инвестирует в капитал стартапа. Владельцем прав всегда остается автор проекта.

Денис Гурский
Денис Гурский

Гурский говорит, что команда инкубатора развивает только те IT-проекты, которые прошли отбор. Запуском собственных стартапов «1991» не занимается. А причастность автора к проекту, по словам Гурского, документируется после попадания в инкубатор.

Иногда «1991» специально набирает похожие проекты, поскольку в стартапе важна не идея, а качество реализации, продолжает Гурский.

Стоит ли предпринимателям опасаться плагиата инкубаторов, Денис отвечает риторически: «Если инкубатор не оставляет за собой ни авторских, ни имущественных прав, то что именно защищать?»

Главное не идея, а реализация

«Сказки о проектах, которые не имеют аналогов, я слышу часто», – рассказывает венчурный инвестор Евгений Сысоев. «В таких случаях либо стартаперы плохо исследовали рынок, либо придумали проект, оторванный от жизни. Потому и конкурентов нет».

Сысоев считает, что в современном мире украсть идею невозможно, поскольку идея – это абстрактное понятие, которое нельзя защитить от копирования.

«Обидно, если своровали программный код. Если подслушали и скопировали идею, это нормально», – говорит инвестор.

Евгений Сысоев
Евгений Сысоев

Сысоев считает, что успешный бизнес должен создать такие конкурентные преимущества, которые не скопируешь со слов и рассказов.

Проект придется защищать семью замками, поскольку для плагиата нужно будет скопировать сложные процессы внутри компании. Поэтому для победы важна не столько оригинальная идея, сколько неповторимые конкурентные преимущества.

«Предприниматели, которые боятся кражи абстрактной идеи, рассказанной на словах – слабые предприниматели», – продолжает инвестор.

Как защитить идею

По словам юриста Ярослава Абрамова, юридически прибыльную идею можно защитить регистрацией авторских прав. Но только если речь идет о четко прописанных бизнес-процессах или платформе.

Ярослав Абрамов
Ярослав Абрамов

Для защиты концепции или идеи инструментов меньше. Строгий договор о конфиденциальности и неразглашении, зафиксировать мысли в так называемом «протоколе о намерениях» либо использовать депонирование – специальные сервисы, подтверждающие оригинальность идеи.

«Железобетонный способ – это защита идеи как произведения, защита авторских прав, или же оформление как объекта промышленной собственности», – говорит Абрамов.

***

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, и узнавайте от редакции об интересных материалах и историях, которые в статью не попали.

  1. Банки не дают украинцам вести международный бизнес. Почему по инвойсу нельзя делать платежи?
  2. Инвестор Евгений Ленг: «Государство Украина не занимается развитием IT-отрасли. И это отлично»
  3. Александр Галкин, Competera: как создавать продукт, который нужен пользователям