UA RU
logo
31 Jul 2022

Правила жизни и бизнеса мультимиллионера Алексея Вадатурского. Сегодня ночью его убили российские захватчики

Максим Григорьев

Редактор новостей в MC.today

Ночью 31 июля во время обстрелов Николаева погиб владелец крупнейшей зерноторговой компании «Нибулон» Алексей Вадатурский. Об этом сообщил глава Николаевской ОГА Виталий Ким.

«В результате обстрела города трагически погибли Герой Украины, генеральный директор компании «Нибулон» Алексей Афанасьевич Вадатурский и его супруга Раиса Михайловна Вадатурская. Алексей Афанасьевич сделал многое для Николаевщины, многое для Украины. Его вклад в развитие аграрной и судостроительной отрасли, развитие региона неоценим», – написал Ким.

Гибель Алексея Вадатурского подтверждает сооснователь и владелец компании по перевозке грузов Neptune Андрей Ставницер:

«Сложно поверить в принципе, а особенно сложно поверить, что это трагическая случайность. Мне кажется, гады прицельно стреляли по дому Алексея».

Курс
Frontend вечірній
Отримайте навички та знання в ІТ-сфері, не відриваючись від роботи
Реєструйтеся!

«Шок Боль Слёзы
Погиб Алексей Вадатурский.
От ночного удара ракетой.
В своём доме в Николаеве.
Наставник, учитель для многих, хороший человек, Герой Украины.
Мог уехать, 75 лет, обеспечен так, что мог быть в любой стране Мира и оттуда руководить, но не уехал, остался, сказал не могу бросить своих людей, буду рядом с ними», – добавляет бизнесмен Евгений Черняк.

 

Вадатурскому было 74 года. В 2021 году «Forbes Украина» оценивал его состояние в $430 млн. Он входил в топ-100 богатейших украинцев.

В память об Алексее Афанасьевиче мы публикуем отрывок из пока неопубликованной книги Big Money 3, написанной совместно сооснователем MC.today Тимуром Вороной и бизнесменом, главой наблюдательного совета холдинга Global Spirits Евгением Черняком.

«Я просыпаюсь в 5:30–6:00 и до девяти занимаюсь только собой. Сперва полтора-два часа физических упражнений и гимнастики, затем проплываю 600 метров в будние и 1 километр по выходным.

Я никогда не жил по блату и никогда ничего по блату не получал. Было время, когда я не мог купить в магазине холодильник или телевизор. Чтобы это сделать, я в выходные вместе с сыном собирал шиповник, сдавал его в так называемую систему кооперации и взамен получал талон на покупку телевизора.

Я никогда не планировал заниматься судостроением. Считал, что в Николаеве уже есть четыре больших завода и этого достаточно. Но жизнь сложилась так, что я, аграрий, вынужден был заниматься судостроительством, открыть завод и построить свой флот. Моя жизнь — пример того, что когда у тебя есть мечта победить и стать лидером, то человеческим возможностям нет ограничений.

Мой бизнес — это доказательство возможностей простого человека и того, что если хочешь, то можешь сделать великое дело.

Наверное, это пережитки прошлого, но я воспитан в Украине, поэтому хотел бы жить и работать тут. Я патриот и герой Украины, и, как герой Украины, я не смог бы финансировать производство в других странах мира.

Обычно умные люди учатся на чужих ошибках. Но до меня в Украине эту школу никто не проходил, поэтому я учился на своих ошибках и на своем опыте выстраивал независимую компанию. Я бы не хотел, чтобы другие люди прошли через все то, через что прошел я.

Основное в жизни любого бизнесмена — быть независимым от рейдерских наездов и коррумпированных чиновников. Надо не давать им возможности тебя щемить, а работать открыто, честно и прозрачно на законодательном минном поле.

Мне часто говорят: «Ты же можешь спрятать 20–30 миллионов гривен и не заплатить с них налоги». А я отвечаю: «Какой смысл мне это делать, если мы уже вложили в экономику $2 миллиарда? Я не готов рисковать всем — бизнесом, жизнями 7000 сотрудников. Как я могу себе это позволить?»>

Мы в компании не привыкли к простым решениям вопросов и никогда не договаривались ни с кем во власти. Если бы при каждой власти мне нужно было с кем-то договариваться, то у меня уже была бы компания с двадцатью совладельцами из разных политических партий. С властью дистанция должна быть максимальной.

Если ко мне прилетит незаконная претензия от контролирующего органа, то я не заплачу ни копейки, даже если это будет 300–600 гривен. Буду судиться, выиграю суд и скажу, что я был прав. Потому что если не докажешь правоту, то завтра придут снова. А после двух-трех административных нарушений заведут уголовное дело и будут пиариться на том, что Вадатурский нарушает закон.

К фиктивным уголовным делам, когда меняется власть, я начал относиться спокойно. Когда не открывают новые дела и нет наездов, то я начинаю думать, что это какая-то подстава, и жду, с какой стороны появится проблема. Для меня ситуация, когда все тихо, хуже, чем когда враг уже показался и коллектив настроен бороться.

Нам ничего не доставалось на халяву. Я инвестировал $650 миллионов только в речной флот, в реконструкцию судостроительного завода вложил еще $35 миллионов. Любой иностранец удавится и не заплатит даже цента за то, что я сделал для Украины. Они хотят получить все на халяву: зайти в Украину, не заплатив акцизные сборы, завезти к нам еврокорыта и зарабатывать в Украине, не понеся никаких трат. Таким образом убивают украинское, убивают местное, убивают судостроительную отрасль и речной флот. Каждый день в реальных условиях честного бизнеса я противостою этим ситуациям.

Однажды в Женеве меня пригласил на обед руководитель Paribas. На встрече он спросил: «Какой кредит тебе нужен, чтобы начать с нами работать?» Я ответил: «$20 миллионов». Через неделю я их получил под личное обязательство на одной страничке. Полностью его выполнил, и через год они же выдали мне еще $40 миллионов. Все кредиты я получаю благодаря личному авторитету и тому, что ни разу в жизни не подвел банки.

Когда в прессе написали, что у меня есть виллы и яхты за рубежом, я ответил, что тому, кто их найдет, я дам возможность пользоваться ими бесплатно. Пока никто не нашел. Единственная моя яхта — это буксир, способный буксировать судно грузоподъемностью 60–70 тысяч тонн, на котором установлено оборудование от Rolls-Royce, Mercedes и других лучших мировых брендов.

Чем сложнее задача, тем спокойнее я себя чувствую. Спокойствие влияет на людей лучше, чем мат и крик. Когда ты не кричишь и спокоен, то можешь принимать правильные решения. Эмоции унижают людей вокруг и выбивают тебя из колеи.

Меня часто спрашивают: «А поражения были?» За жизнь у меня не было ни одного поражения. Трудности были, препятствия были, а вот поражений, даже маленьких, нет. Любой неудовлетворительный результат всегда становится для меня стимулом найти решение, как это исправить, и двигаться дальше.

Я до сих пор не чувствую, что я долларовый миллионер. Оно мне не нужно.

Не хотел бы находиться в списке Forbes, это расстрельный список. Там слишком много людей, назначенных олигархами и заработавших первые миллионы на сотрудничестве с властью.

Я хочу сделать все, чтобы украинцам жилось лучше и Украина была не страной у моря, а морской страной во всех отношениях.

Конкурировать из Украины с мировыми миллиардными компаниями можно. Просто нужно делать лучше, быстрее, с гарантией по срокам и иметь доступ к таким же финансам, как у них.

Полномочия сотрудникам делегирую, но контролирую.

Роль гендиректора — сделать так, чтобы все службы работали.

Самый мотивированный человек — это собственник компании.

В первую очередь продвигаю по работе тех людей, которые работают у нас с первых дней своей карьеры. Тогда сотрудник становится человеком компании, ведь он воспитывается среди честных людей, не знает, как плохо работают другие отрасли или предприятия, и не готов к коррупционным схемам. Когда такой человек хорошо себя показывает, то заслуживает повышения зарплаты и в должности и может дойти до самой высокой позиции в компании после меня.

Людей, которые хотят уйти, отпускаю спокойно. Но назад не беру. Если человек один раз написал заявление, то завтра он сделает это снова.

Чтобы оставаться молодым, нужно находиться в окружении молодых и поддерживать себя на их уровне. Поэтому мне как руководителю предприятия должно быть стыдно, когда я «хлюпаю» или плохо себя чувствую, этим я подаю плохой пример.

Чтобы ребенок вырос достойным человеком, надо на своем примере показывать, как им быть, и помогать расти. Трудотерапия — это очень хорошее воспитание. Дети сразу начинают чувствовать, что благодаря терпению могут чего-то достичь.

Когда иду по улице, со мной здороваются по всему Николаеву. Я известный человек, и мне приятно, что люди меня знают и уважают.

Когда я выступал на сцене на конференции Big Money, то еще бы немного — и заплакал бы. Меня очень трогает, когда люди встают и благодарят после выступления. В эти моменты у тебя вся жизнь проходит перед глазами, ты вспоминаешь, какие сложности пережил и как выкладывался, чтобы достичь целей».

По теме:

Новости

Спецпроекты

Ваша жалоба отправлена модератору

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: