logo

Продавал церковные календари, остался без гражданства, заработал миллионы на криптовалюте. История белоруса, который переехал в Киев и создал собственный токен

28 Oct 2021

Автор текстов MC.today

В 1996 году в небольшом казахстанском городе Павлоград отец дал своему шестилетнему сыну Алексу $100. Мужчина развелся с матерью мальчика и навсегда переехал в Германию.

Перед отъездом он посоветовал ребенку всегда следить за курсом валют. Маленький Алекс не понял, что это значит, но с тех пор и правда каждый день отслеживал цифры на обменниках. Это были первые познания мальчика в сфере бизнеса.

Позже мать Алекса вышла замуж, и отчим тоже построил с мальчиком систему деловых отношений. За пятерки по математике, английскому и казахскому Алекс получал денежное вознаграждение. Отчим именно эти предметы считал самыми важными для успеха. В то время как его одноклассники просили у родителей деньги на карманные расходы, Алекс мог их заработать.

В 16 лет, после того как мама с отчимом развелись, Алекс решил переехать из Казахстана в Беларусь. Он приехал в Гомель на поезде, стоял на перроне и не знал, куда идти – в городе у него никого не было. Подростку пришлось буквально жить на вокзале и есть «Роллтон», пока у него не получилось устроиться на работу продавцом книг.

С тех пор он продавал еще церковные календари, мясо, одностраничные сайты, создал и потерял интернет-магазин, который приносил ему десятки тысяч долларов дохода, открыл салон красоты и даже создал свою криптовалюту ERC20. Редакция MC.today рассказывает увлекательную историю киевского предпринимателя Алекса Овнагеза.


Научился продажам на книгах

Я переехал в Беларусь в 2006 году, мне было 16 лет. Родителям я об этом решении не сказал – просто уехал. Моя мама работала проводницей, и у других проводников были на меня доверенности – потому что я часто ездил по ним к родственникам. Моя поездка в другую страну не вызвала у проводников поезда подозрений, по этим документам я пересек границу.

Только уже из Беларуси я позвонил родителям и сказал, что со мной все хорошо. Тогда еще не было интернета, у меня не было мобильного – поэтому я просто пару раз в месяц звонил родителям по стационарному телефону и говорил, что со мной все нормально. Это не было чем-то необычным – междугородние звонки почти все делали редко и из отделений почты.

Алекс Овнагез

До поездки я целый год собирал деньги, которые отчим платил мне за оценки в школе. Но я не хотел их тратить на жилье и решил жить на вокзале, пока не найду работу. В те времена это было не так сложно и опасно – ко мне несколько раз подходила тогда еще милиция, но я просто объяснял, что живу тут пару дней, пока перееду в свое жилье.

А вот с поиском работы возникли проблемы. Никто не хотел брать несовершеннолетнего, потому что меня нельзя было официально трудоустроить. Но одна компания по продаже книг согласилась взять меня после того, как я сказал им, что буду самым лучшим продавцом. Просто потому, что у меня нет другого выбора и я больше не хочу жить на вокзале.

Я за неделю выучил все, что у них было про продажи, и стал работать. Моей задачей было с утра зайти в офис, взять товар, а потом ходить в бухгалтерии разных компаний и рассказывать, кто мы и какие книги продаем. Книги были хорошими – энциклопедии, истории. Поэтому люди хорошо на них реагировали и покупали, а я уже через месяц учил продажам новеньких сотрудников.

Единственное, что меня смущало, – сумка с книгами была очень тяжелой, мне не нравилось таскаться с ней целый день. Я решил попробовать продавать все до 12:00. Заходил в кофейни, где было много людей, и начинал продавать сразу на большую аудиторию. Говорил: «Привет! Я Алекс из Казахстана. Мне 16 лет. И сейчас я буду продавать вам книги». Люди моментально ко мне поворачивались. Из второго-третьего кафе я уходил без книг, но с деньгами. Так мне помогла собственная лень.

С продаж я получал совсем небольшой процент, поэтому моя зарплата не была заоблачной. Я получал в районе $400, а $200 уходило только на жилье. Снять его помогла девушка, с которой я стал встречаться в Беларуси. Она была совершеннолетней, и мы оформили договор на нее. Я уперся в то, что мне каждый день нужно брать книги, продавать их, возвращаться в офис – и так по кругу. А повышать цену на книги было нельзя, потому что клиенты могли узнать о реальном прайсе от других распространителей и больше к нам не вернуться.

Алекс Овнагез

Почему церковные календари – отличный товар

Но в какой-то момент нам привезли целую фуру церковных календарей. Они стоили по 20–30 центов, и никто не хотел их продавать, комиссия от них мизерная. Так они лежали несколько месяцев, пока я не понял, что правила ценовой этики на них не распространяются – я мог завысить на них цену сам. Это были крутые календари формата А3 в развороте со всеми православными праздниками, молитвами и несколькими иконами на разворот. И я начал продавать их по $3–5.

Я не боялся разговаривать с незнакомыми людьми, обращался к людям на улице и начинал рассказывать про этот календарь. И они покупали: брали их себе или на подарок, часто по несколько календарей, а иногда и штук десять – для всей семьи. И я стал зарабатывать уже не $400 в месяц, а $100 в день. Но через два месяца календари закончились и мои доходы резко упали.

В компании мои успехи видели – я продавал много, делал им обороты. Таким успешным продавцам обычно давали повышение, они возглавляли собственный офис по продажам. Но для меня это было недоступно – я был несовершеннолетним. Мой начальник мог бы открыть этот офис на себя, но это было не в его интересах. Я понял, что двигаться дальше некуда, поэтому решил уйти с этой работы и вернуться в Казахстан.

Деньги на дорогу у меня были – за время работы с календарями я успел и маме помочь, и отложить себе довольно неплохую сумму, уже не помню точно сколько.

Карьера в продажах: мясо оптом, сайты в розницу

В поисках работы в Казахстане я сразу пошел к отчиму. Он занимался перепродажей фарша для полуфабрикатов, и у него были хорошие связи с теми, у кого можно было это мясо выгодно купить. Отчим покупал по 50–100 кг в день, я сразу подумал про оптовые продажи и начал искать больших клиентов. Купил в магазине все мясные полуфабрикаты, нашел контакты производителей и стал предлагать им свои услуги по хорошей цене.

Алекс Овнагез

Первый клиент нашелся буквально через несколько дней. Был только один нюанс – они хотели заказать 2 тонны, это стоило $20 тыс., а у меня не было денег, чтобы купить такую партию одним махом. Сделка сорвалась, но я придумал схему, чтобы обойти эту проблему: нужно было убедить компанию А, что я возьму у них мясо, продам его компании Б, заберу у них деньги, привезу их компании А, а себе возьму только скромную комиссию 5–7%. Две тонны мяса стоили огромных денег, но мне повезло – нашелся клиент, который мне поверил, и все получилось.

Доставкой я занялся сам, отчиму было не до того. Мы ездили с водителем в пятитонном рефрижераторе 400 км в Семипалатинск и назад. На обратном пути я всегда очень переживал – мы везли деньги наличными, я боялся ограбления и всегда прятал их под майкой. Хотя вряд ли это нас бы спасло в случае реальных грабителей. Я зарабатывал на комиссии с этих продаж, получалось около $1–1,5 тыс. за один такой «провоз».

Мне казалось, что я пришел к «успешному успеху»: сдал на права, купил Mersedes, снимал хорошую квартиру, продолжал активно помогать маме с младшим братом. Но мой отчим посоветовал мне получить образование, которое поможет мне расти дальше. К тому же в Павлограде я быстро уперся в потолок 5–10 тонн. Продавать больше было нечего и некому. Мы поговорили семьей и пришли к выводу, что мне не хватает навыков в маркетинге и высшего образования.

Моя крестная жила в Москве, поэтому я решил поступать там на маркетолога. Поселился в общаге – у крестной после самостоятельной жизни жить не хотелось, а с ценами на аренду в Москве моих накоплений надолго бы не хватило. Я не жалею – общага дала мне в итоге больше знаний, чем университет.

Я жил с программистами, они делали сайты на фрилансе. Я начал учиться вместе с ними и выучил CSS, HTML, Java, начал что-то понимать в создании сайтов. Потом бросил разработку и начал продавать те сайты, которые делали мои сожители. Ходил по компаниям, показывал портфолио. Тогда это было сложнее, чем сейчас. Многие компании не понимали, зачем им нужен сайт, их нужно было уговаривать. В среднем сайт стоил около $300–400, зарабатывали мы все не слишком много.

Как стал «лицом без гражданства» и тягал телеги в гипермаркете

На третьем курсе я влюбился, бросил учебу и переехал в Киев к своей девушке. Через несколько месяцев мама решила вернуться в Беларусь и поменять паспорт с казахского на беларуский. Мне тоже надоели сложности с казахским паспортом, и я решил, что это идеальная возможность получить паспорт белоруса. Я уехал к матери в Беларусь и надеялся быстро все закончить и вернуться в Киев.

Все получилось совсем не так: мы отказались от казахского гражданства и попали в буферную зону на год. Нам выдали квадратную бумажку «лица без гражданства», с которой нельзя было устроиться на работу, открыть счет в банке, поехать куда-то – фактически ничего нельзя. Да, у нас был налоговый номер, по которому теоретически нас могли взять на работу, но работодатели не хотели так рисковать. После тюрьмы, мне кажется, можно было легче устроится на работу, чем с этой бумажкой.

Мне пришлось искать любую работу, лишь бы меня взяли. Подавался на все вакансии, включая грузчиков. В итоге получилось устроиться в один из супермаркетов таскать тележки с товаром. За восемь месяцев работы меня знали все в гипермаркете и со мной постоянно общались.

Через год мне наконец-то дали гражданство и я, как и планировал, снова переехал в Киев. Там стал встречаться с той же девушкой, к которой переезжал изначально. А позже она стала моей женой.

Зарабатывал на товарах в онлайн-игре

В Киеве я начал играть в Ingress (многопользовательская онлайн-игра с дополненной реальностью. Позже по подобию этой игры создали приложение Pokemon Go. – Прим. ред.). Мне она понравилась, но я сразу понял, что можно было бы улучшить. У игроков была возможность обмениваться разными внутриигровыми предметами, но магазина как такового не было. И я решил его создать, но не в самой игре, а на собственном сайте.

Алекс Овнагез

Почти сразу я нашел в игре небольшой баг, который позволял быстро получать игровые предметы. У меня немало их накопилось, я продавал их на своем сайте. Людям они оказались нужны – поступало 20–40 заказов в день. В какой-то момент у меня просто закончились товары, я не мог получить их столько самостоятельно. Мне надо было их как-то добыть, и я попросил своих знакомых создать ПО, которое начало автоматически добывать внутриигровые ресурсы на 400% быстрее, чем настоящие игроки. Я купил 20 телефонов, каждый из которых постоянно был в игре и генерировал ресурсы. Позже работа этой «фермы» стала приносить до $25 тысяч в месяц.

Для такого магазина не так легко искать клиентов – нельзя дать таргетированную рекламу, потому что у этих товаров очень размытая целевая аудитория. Это может быть и восемнадцатилетняя девушка из Украины, и сорокапятилетний мужчина из США. Но я придумал, как их найти. Я купил самый доступный на тот момент смартфон, установил на него свое ПО и выставил на своем сайте за $5 тысяч.

Конечно, игроки были шокированы этой ценой и начали возмущаться, распространяя информацию про мой продукт. Дошло до того, что сама компания-разработчик Ingress Niantic опубликовала пост с призывом ничего не покупать на этом сайте. Но после их поста вместо 20–30 заказов в день я стал получать 150–200.

Поехал в отпуск и лишился бизнеса

Через несколько лет работы моего Ingress-магазина я сильно устал. Все это время я работал без выходных и все заказы отправлял сам, вручную. Я хорошо зарабатывал, но времени тратить эти деньги у меня не было. Я предложил своему другу помочь мне в обмен на 50% от прибыли. Он согласился, я его всему научил, работать стало намного легче. Мы никак не оформляли партнерство документально – я был неопытным, этот человек был мне близким другом, я и не подумал о документах. Через несколько месяцев я купил себе Porsche Cayenne и уехал в Европу на месяц.

Когда я вернулся, обнаружил, что моего бизнеса больше нет. Мой партнер скопировал базу данных и перерегистрировал доменное имя сайта на себя. Компания, которая занималась хостингом, сообщила мне, что они получили мои паспортные данные и заявление на перерегистрацию сайта на его имя. Это выглядело так, будто я продал ему этот сайт, но никакого договора купли-продажи не было. Так я лишился и друга, и бизнеса.

Судиться за бизнес не было смысла – я мог отвоевать только доменное имя, но это никак бы не помогло, зато ушло бы много времени и денег на суд. Других документов не было – фактически мы зарабатывали на баге в игре, как это оформить? У меня остались деньги, это была хорошая возможность попробовать себя в чем-то новом.

Madak или Mydak: как я решил открыть салон красоты

После неудачи с интернет-магазином я решил попробовать себя в физическом бизнесе. Мне захотелось открыть салон красоты, так как это очень конкурентная сфера, а конкуренцию я люблю. Если до этого я почти ничего не знал о маникюрах и педикюрах, то сейчас я разбираюсь во всем, с легкостью могу отличить, где свои ногти, а где нарощенные.

Чтоб узнать, как работает этот рынок, я заходил в разные салоны красоты, знакомился с их владельцами, узнавал, как они ведут этот бизнес. Большинство салонов работает по схеме 50 на 50: 50% от дохода получает мастер, 50% – салон. Но когда ты платишь за аренду помещения, свет, материалы – это невыгодно. И я почти сразу перешел на схему 70/30, а потом и на ставку для мастеров без процента.

Салон красоты "Madak"
Салон красоты "Madak"
Салон красоты "Madak"

Когда я создавал салон, я был готов потратиться на ремонт помещения, мастеров и расходники, но я не хотел тратить деньги на рекламу. Я хотел, чтоб у моего салона была своя фишка, которая привлечет клиентов. И этой фишкой стало название.

Я назвал свой салон Madak, но в логотипе первая буква А была перевернутой и все читали ее как У. Это помогло привлечь много клиентов, никак не вкладываясь в рекламу.

Клиенты рассказывали своим друзьям, что они подстриглись у «мудака», и те приходили проверить. Никакого негатива по отношению к неймингу не было. Разве что церковь баптистов, которая находилась по соседству, была не в восторге. И я понял, что в Киеве спокойно можно открывать бизнес с интересным названием. В лучшие месяцы салон приносил $2,5 тыс. в месяц.

В 2016 году я развелся с женой, мы стали делить имущество. Я очень хотел оставить себе машину, тот самый Porsche Cayenne, поэтому решил отдать жене салон. Сейчас он уже не работает – она сразу вернула финансовую схему 50 на 50, бизнес оказался невыгодным и ей пришлось его закрыть.

Как создал свою криптовалюту и получил 30 тысяч запросов на покупку в первый же день

Еще во время моего интернет-магазина товаров с Ingress я немного имел дело с криптовалютой. Однажды клиенты спросили, могут ли они рассчитываться криптой. Я был уверен, что биткоин – это очередная финансовая пирамида, но согласился – терять было особо нечего.

Так криптовалюта начала понемногу накапливаться у меня в кошельке. После развода я вспомнил об этом и решил узнать больше – к тому времени было уже понятно, что у криптовалюты есть будущее. На накопленные за время работы салона деньги я ездил на разные форумы в Харькове, Львове, Одессе, Киеве, лишь бы узнать что-то новое.

Я узнал, что все в мире криптовалюты делается на языке Solidity (Solidity – язык программирования самовыполняющихся контрактов для платформы Ethereum. – Прим. ред.), и подумал: а почему бы мне не создать собственную криптовалюту

Четыре года назад, когда я все это делал, ажиотаж вызывали именные токены Jesus Coin, Marijuana Coin, Dogecoin и так далее. Я начал думать над креативным названием и нашел ERC20. Конечно, для обычного человека эта аббревиатура ничего не значит. Но в мире криптобизнеса это имя стандарта в смарт-контракте Ethereum, на котором создано 95% существующих криптовалют. Это примерно как ГОСТ для продуктов, все равно что я продавал бы мороженое с названием ГОСТ.

Все оказалось очень просто – я написал код смарт-контракта, заплатил $6 комиссии в сети Ethereum, создал тему на форуме Bitcoin Talk и лег спать. И уже утром я получил 30 тысяч сообщений от людей, которые хотели у меня эту криптовалюту купить. Помогло название – благодаря ему я получил ключевые запросы и органический охват на криптовалютных ресурсах, не вложив в рекламу ни копейки.

Сколько и как можно заработать на своей криптовалюте

В основе любой криптовалюты лежит куча серверов (майнеров), которые подтверждают подлинность транзакций, которые происходят в сети этой криптовалюты. Кто-то отправляет деньги, а кто-то отправляет криптовалюту с одного кошелька на другой. Эти транзакции подтверждают майнеры и получают за это комиссию, например, 1% от суммы транзакции, а сам владелец этой валюты зарабатывает на оборотах.

Транзакции по обмену проходят через смарт-контракты в сети эфириума и Binance, где владелец монеты может собирать от 0,3% до 1% комиссиями с транзакций.

Алекс Овнагез

За четыре года работы мой чистый заработок составил $2,5 млн – это те деньги, которые я лично вывел. Объясню, откуда взялись эти деньги. Оборот монеты составил $110 млн. Из них от 0,3% до 1% – это комиссия, то есть мой заработок как создателя. И еще $1,4 млн я получил на изначальных продажах – тех 30 тыс. запросах, о которых рассказывал выше.

Какого-то физического запаса у криптовалют нет. И самая большая, и самая маленькая криптовалюты – все держатся на вере людей в эту валюту. Чем больше людей пользуется этой валютой, чем больше транзакций в сети, тем выше ее рейтинг и стоимость.

Например, ERC20 занимает 700-е место в рейтинге криптовалют из 20 тыс. официально зарегистрированных. А незарегистрированных, которые не участвуют в рейтинге, но присутствуют в блокчейне, в районе 100 тыс. Наша капитализация на сегодня оценивается в $25 млн, а если все наши токены будут в обороте – $300 млн.

Я думаю, что дальше будут развиваться в основном именные криптовалюты. То есть компании, бренды, звезды начнут выпускать свои личные именные криптовалюты. Потому что их персональный бренд – это уже реклама. Им просто не хватает смелости появиться в криптовалютном сообществе. Эти тренды уже можно наблюдать в сфере NFT, им осталось только выпустить свою криптовалюту.

Допустим, Макс Барских выпустит свою именную криптовалюту, его фанаты купят и будут ею обмениваться, покупая футболки, кепки, билеты на его концерты и так далее. И токен Макса Барского взлетит на 55-е место в рейтинге криптовалют. А на сегодняшний день минимальная капитализация криптовалюты на 55-м месте – это $300 млн.

Конечно, весь криптовалютный бизнес подвержен риску какого-то мирового финансового кризиса. И все может поменяться как в негативную сторону, так и в позитивную. Но я вижу для крипты больше положительную динамику, нежели отрицательную. Так, если посмотреть некоторые тоталитарные страны, которые вводят запрет на криптовалюту, все равно продолжают покупать биткоин в свои резервы.

Я хочу, чтоб токен ERC20 был в топ-100 криптовалют или даже в топ-50. Для меня этот рейтинг – как олимпийский забег, и я буду невероятно счастлив, если мы доберемся до топ-50.

Ваша жалоба отправлена модератору

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: