UA RU
logo
25 Mar 2022

«24 февраля беременная жена и дочь поздравляли меня с днем рождения»: истории IT-специалистов, которые успели сбежать от войны

Наталия Соловьева

Редактор длинных текстов, MC.today

С 24 февраля прошел месяц. За это время свои дома покинули миллионы людей, и каждая из этих историй уникальна. Редакция рассказывает восемь историй сотрудников IT-компании Intellias.

Алексей, Talent Delivery Specialist

Я проснулся в 4 утра от плача моего новорожденного сына. Когда качал младенца, проверил новости и замер в шоке. Началась война. Мы были в Ирпене – городе, который через два дня будет страдать от обстрелов. Комплекс, в котором мы жили, через два дня разбомбят.   

Олексій,Talent Delivery Specialist

Алексей,Talent Delivery Specialist

Мы взяли нашего сына и поехали к родственникам в Боярку – еще один небольшой город под Киевом. Думали, что там будем в безопасности. Но через несколько часов увидели в окне то, что я никогда не забуду. российские войска обстреляли нефтяную базу, и огненный столб осветил все небо. Это было страшное зрелище, но пожар быстро потушили. Мы оставались в Боярке еще несколько дней.

Я был так зол, ненавидел это все – войну, переезд, огонь, постоянную опасность, в которой находилась моя семья. Кажется, я никогда не ругался так много, как в те первые дни.

Эта ярость толкала меня делать хоть что-то, и я начал волонтерить. Мы с друзьями ездили на станции метро, ​​где прятались люди, и привозили им самое необходимое: чай, одеяла и тому подобное. Позже я опубликовал несколько постов на своей фейсбук-странице и получил чрезвычайную поддержку. Люди стали присоединяться к нам или поддерживать деньгами.

Мне больше всего запомнился звонок из военного госпиталя, в который пришли волонтеры-женщины из соседнего села и оставались там всю неделю. Они сказали: «Не могли бы вы… Простите за эту просьбу… Но не могли бы вы привезти им нижнее белье?» Мы потратили полдня, чтобы найти белье, ведь все магазины, кроме продуктовых, были закрыты.

Что вдохновляло меня в те дни – сплоченность людей. Я чувствовал столько поддержки от всех, кого встречал – молодых и старых. Я разговаривал с людьми на дороге, в магазинах, больницах, на станциях метро – все были на 100% уверены, что Украина победит. Эту страну невозможно победить. Это страна, где все поднялись на борьбу с оккупантами. Это страна, где все будут бороться за свою свободу.    

Сейчас мы в безопасности в Черкассах, я продолжаю волонтерить и помогать чем могу. Я знаю, что мы победим. Уже побеждаем. Украина меняет мир на наших глазах. Я счастлив жить и видеть эти перемены.

Иван, Delivery Manager

Сперва я подумал, что это гром. Потом понял, что на улице зима, в это время гроз не бывает, и тогда осознал – началась война. Из Киева мы сразу переехали в Дымер – небольшой поселок возле столицы, где живут родители моей жены. В конце концов решили отправиться во Львов, но родители отказались покинуть дом. Не могу выразить, насколько я сожалею об этом решении, ведь сейчас село оккупировано и мы не имеем возможности безопасно вывезти их оттуда.  

Іван

Иван, Delivery Manager

Мои мама и бабушка живут в Николаеве, который тоже под угрозой российской агрессии. Российская ракета попала в соседний от родительского дом. Моя семья в опасности, но я ничего не могу сделать, чтобы им помочь. Все мосты разведены, все ведущие на запад дороги оккупированы российскими войсками, которые их постоянно обстреливают.

Сейчас мы живем во львовской квартире моей коллеги. Мы в относительной безопасности. Днем я работаю, а ночью волонтерю: развожу беженцев по Львову. Я всегда мечтал жить в этом прекрасном городе. Но я не думал, что мои мечты сбудутся таким ужасным способом. Единственное, что помогает мне держаться, это мысль о том, что все мои родные живы.

Дмитрий, JavaScript Engineer

Мне кажется, что с 24 февраля я проживаю один бесконечно ужасный день снова и снова. Моя жена разбудила меня в 5 утра и сказала: «Не паникуй, но нас бомбят». Я спрыгнул с кровати, подошел к окну и услышал взрывы.

Дмитро

Дмитрий, JavaScript Engineer

Мы стали собирать необходимые вещи. Для меня было очень важно взять с собой рабочий ноутбук. Я знал, что возьмусь за работу, как только смогу, чтобы поддержать мою семью, мою компанию и экономику моей страны. Мы быстро собрали вещи в маленькие сумки, взяли собаку и поехали к родителям жены. Но нам не удалось убедить их уехать из Киева, как бы сильно мы ни настаивали. Следующие несколько дней мы провели недалеко от Киева, в доме друзей.

Я постоянно разговаривал со своими коллегами. К счастью, один из них также решил уехать из Киева со своей семьей. Через полчаса наши семьи направлялись в Хмельницкий. Дорога заняла 20 часов, обошлось без происшествий. Когда мы приехали в город, нам не было где остановиться. Мой коллега местный и предложил остаться у него. Город казался тихим и относительно спокойным, потому мы согласились. Но я до сих пор пристально слежу за новостями. Мы готовы бежать дальше в случае опасности, которая может появиться в любую минуту.

Сергей, JavaScript Engineering Lead

Когда началась война, я был в Вишневом – небольшом городке возле Киева. Помню, услышал дальние взрывы и не поверил, что это может быть правдой. Мой мозг пытался найти логическое объяснение ситуации, например, «это все провокация, они заставляют людей паниковать, мы должны немного подождать, все будет хорошо».

Сергій

Сергей, JavaScript Engineering Lead

Впрочем, уже на следующий день моя жена, я и коллега с женой, собакой и кошкой уселись вместе в один автомобиль и поехали в поисках безопасного места. Мы выбрали Хмельницкий – это мой родной город, там живут мои родители. Обычно дорога занимает пять часов максимум, но в тот день нам понадобилось 20. Мы не могли ехать по привычному пути – его либо обстреливали, либо блокировали российские военные. Потому нам пришлось ехать через Винницу.

Я сидел за рулем весь путь от Киева до Хмельницкого. Не буду лгать, это было самое сложное мое испытание на дороге, меня никто не мог подменить. 

Жена должна родить в апреле, и мы все еще надеемся, что сможем вернуться в Киев, к нашему врачу. А пока я надеюсь, что в Хмельницком будет безопасно, когда родится наш ребенок.

Олеся, Head of Marketing, Europe

В шесть утра 24 февраля наши друзья позвонили нам с криками: «Просыпайтесь, война началась». Мы включили телевизор, и наша жизнь разделилась на «до» и «после».

Олеся

Олеся, Head of Marketing, Europe

Первые часы оказались самыми сложными: мы воспринимали безопасность как нечто должное и было трудно изменить это восприятие. Я, моя семья, мои родители и родители мужа живут в относительно безопасном Львове. Но другие наши родственники были в то время разбросаны по всей стране, так что нашим главным приоритетом стало собрать их всех вместе и убедиться, что их жизни ничего не угрожает.

Два дня мы оставались дома и пытались продолжать жить нормальной жизнью. Каждое утро и каждый вечер обзванивали всех родных, днем ​​работали, а ночью не могли заснуть. Мой муж вместе с соседями патрулировал улицы. Сигналы воздушной тревоги звучали несколько раз за ночь, наши дети спали одетыми, чтобы мы могли быстро забрать их в бомбоубежище.

Военные самолеты пролетали так низко, что казалось, будто они летят прямо над нашими крышами. Наша пятилетняя дочь переживала все это относительно нормально, она не понимала, что происходит. Наш старший сын, напротив, волновался и боялся. Вся его жизнь изменилась кардинально.

Через несколько дней я получила письмо от компании с деталями о релокации женщин и детей в Краков, Польша. Честно говоря, я не хотела уезжать от мужа и родителей, но они настаивали. Говорили, что я должна это сделать ради детей и продолжать работать, чтобы помочь экономике нашей страны. Стабильная и сильная экономика, безусловно, помогает поддерживать наше государство и положить конец этому безумию.

Пока я работаю из краковского офиса. Человечность всегда была ключевой ценностью нашей компании, и сейчас все мы можем увидеть, как этот принцип трансформировался в конкретные действия. Я бы также хотела выразить благодарность нашим клиентам и партнерам, которые понимают ситуацию, продолжают работать с нами, запускают новые проекты и поддерживают украинский бизнес в эти трудные времена. Со своей стороны, мы работаем еще усерднее, чтобы подпитывать нашу экономику.

Александр, DevOps-инженер

Я ехал в авто впереди, моя жена вела вторую машину, в которой сидел наш почти двухлетний ребенок. В какой-то момент ей пришлось покормить ребенка грудью в тянучке, не останавливая машину. Мы знали, что должны отъехать как можно дальше от границы и быстрее пересечь Днепр. 

Олександр

Александр, DevOps-инженер

Из сообщений чиновников и западных СМИ я понимал, что война близится, и хотел вывезти свою семью из города, прежде чем все начнется. Но даже в самом худшем сценарии я не представлял, что мы проснемся в 4:30 утра от взрывов в Харькове. Сразу после этого я начал звонить по телефону всем, кого знаю, чтобы собрать как можно больше людей для выезда.

У нас с женой две машины, и мы хотели, чтобы все наши родственники уехали с нами. Следующие два часа мы потратили на упаковывание минимально необходимых вещей – прежде всего для ребенка. Когда мы покидали город, у моих жены и сестры случилась паническая атака.

Они умоляли меня остаться в Харькове и подождать, когда все это пройдет. Они волновались, что дорога будет опасна, боялись обстрелов и новых взрывов. Но я знал, что мы должны уехать из города в первые два дня. Я читал о войнах и знал, что, если мы подождем, наш город могут захватить и отрезать пути выезда.

Дорога в Ивано-Франковск заняла два дня. Мы дважды останавливались в разных городах, где наши коллеги и друзья давали нам места для ночлега. Мы приехали в Ивано-Франковск на третий день войны и почувствовали себя в безопасности. Местная команда помогла нам найти квартиру. С понедельника я начал работать.

Каждый день я хожу в офис и пытаюсь разобраться с неотложными задачами. И в то же время постоянно и все сильнее рушится мой красивый родной город. Я смотрю новости, вижу, как бомбы падают на мирные улицы Харькова. Я постоянно звоню друзьям, которые не смогли покинуть город, каждый раз волнуясь, возьмут ли они трубку.

Александр, Lead DevOps-инженер

24 февраля началось для меня в полночь. Мои беременная жена и четырехлетняя дочь поздравляли меня с днем ​​рождения. Мы легли спать в надежде, что на следующий день устроим празднование, но в 4:17 мы уже упаковывали вещи, чтобы выехать из Хмельницкого.

Олександр

Александр, Lead DevOps-инженер

Уезжая за город, мы постоянно общались с друзьями и коллегами, пытаясь понять, куда нам ехать. Румыния? Польша? Львов? На дорогах были самые большие проблки, которые я когда-либо видел – тысячи людей убегали из своих домов и пытались добраться до безопасного места.

Сначала мы решили ехать на границу, но к тому моменту, когда мы туда добрались, она уже была закрыта для всех мужчин от 18 до 60 лет. Жена с дочерью отказалась уезжать из страны без меня, поэтому нам пришлось возвращаться и где-то останавливаться, поскольку мы провели в машине бесчисленное количество часов.

Девушки из львовского офиса помогли нам найти место для ночлега. На следующий день мы решили поехать поближе к границе с Румынией, в Каменец-Подольский, где живут мои родители. Поскольку был уже третий день войны и ситуация обострилась, мы боялись ехать по центральным дорогам, ехали только через маленькие городки и села. Но даже там движение было бешеным.

Сейчас мы остаемся здесь с моей семьей. Я вернулся к работе, но также стараюсь помогать всем, кто в этом нуждается. Я принял некоторых своих коллег в Хмельницком и предложил всем нуждающимся остановиться у нас в Каменце-Подольском. Это то, что каждый сделал бы сегодня.

Ольга, контент-райтер

В тот день я проснулась от самых теплых объятий моего мужа. Он сказал: «Просыпайся, пожалуйста. Началось». Уже через два часа мы сидели в небольшом бусе, который направлялся из Киева в Ровно. Нас было семеро – я, мой муж, моя лучшая подруга и четверо незнакомца, которые просто вызвались помочь нам выехать из города.

Ольга

Ольга, контент-райтер

Дорога от Киева до Житомира, которая обычно занимает четыре часа, заняла 18. Сразу после приезда мы легли спать, но через три часа проснулись от взрывов – обстреляли местный аэропорт. Тогда мы поняли, что безопасных мест в Украине просто нет, и решили остаться здесь.

Этот город, где мы родились и выросли, здесь наши семьи, нам просто некуда уже бежать. Несколько следующих дней мы слышали выстрелы, видели сигнальные ракеты, читали ужасные новости об эскалации конфликта и постоянно бегали в укрытие. На третий день я привыкла к сиренам и, поскольку в городе было относительно тихо, решила вернуться к работе.

Я позвонила своим менеджерам и попросила дать мне самые актуальные задачи, которые нужно срочно закрыть. Возвращаться к работе было не сложно, скорее наоборот. Это очень помогает, отвлекает голову от бесконечного потока новостей и постоянной тревоги о друзьях, которым пришлось остаться в Харькове и Киеве по тем или иным причинам.

По теме:

Новости

Спецпроекты

Ваша жалоба отправлена модератору

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: