logo
14 Сен 2020
1130

«Был ли хоть один настоящий гей?». Как маркетологи умудрились опошлить даже ЛГБТ-парад

Артем Афян BLOG

Управляющий партнер юридической компании Juscutum

По городу прокатилась новость: будет гей-парад. Прямо на День города, весной. Телевидение запестрело рейтинговыми сюжетами. Во дворах, в метро и ​​на улицах слышались разговоры о геях.

– Представляешь, по улице будут ходить! Прямо при детях! – обратилась одна старушка к другой в автобусе маршрута №24 за два дня до праздника.

– Ох, беда, ой, позор.

– Представь только, как их встретят.

– Да убьют же.

Надо иметь стальные яйца, чтобы в нашей стране на гей-парад выйти.    

– Ага, настоящими мужиками надо быть.

Радужная прелюдия

Активисты и неказистые женщины протестовали против гомосексуализма. «Это кощунство по отношению к природе!» – кричала на камеру полная женщина с густыми черными усиками, держа перед собой плакат с надписью No pidors. Женщины были возмущены тем, что у них отбирали потенциальных мужчин. Что отбирали у активистов, было непонятно, но истерика была одинаковой.

Мировое сообщество, взволнованное состоянием защиты прав сексуальных меньшинств, выделило несколько грантов, которые были тотчас потрачены на агитационные буклеты, из которых только 5% было действительно напечатано.

Каждый, от таксиста до ученого, считал своим долгом высказаться на тему парада. Но проблемы геев взволновали не только прессу. По городу как раз началась неуловимая взору война за рынок двух танцевальных студий.

Едва завершилось очередное танцевальное ТВ-шоу, как народ массово повалил вилять бедрами под музыку, копируя своих подтоптанных в реальной жизни, но таких ярких на экране кумиров. Множество маленьких танцевальных студий открыли свои двери для желающих. Но среди этого моря мальков были две огромные рыбы.

Одна – сеть бизнесмена из России, которая уже открыла десять танцклассов, вторая – детище нескольких танцевальных профессионалов, владения которых на два танцкласса больше. На день города каждая из студий рассчитывала на значительный приток клиентов. Но в последнее время нашлось то, что объединяло конкурентов − желание показать свои танцклассы во всей красе на открытых танцевальных площадках города.

Звездный час нетрадиционного маркетинга

Виталий, пиар-менеджер сети владельца из России, был чрезвычайно амбициозным рекламистом. Он знал, что эта должность временная. Ему всего лишь надо показать себя, и вскоре его заберет под свое крыло какое-нибудь иностранное представительство. Он не жалел бюджетов на рекламу и фонтанировал неординарными идеями, лишь бы его работы попадали на фестивали. Его инициативы не всегда положительно воспринимались руководством, но эту сразу же одобрили.

Ты хочешь, чтобы колонна наших сотрудников с флагами конкурентов присоединилась к параду? А не будет ли это для них лишней рекламой?

Сергей Планьков потирал свою испанскую бородку, сидя за директорским столом. Ему оставалось год как возглавлять киевский филиал. И если все будет хорошо, то его возьмут в Санкт-Петербург, где сеть имеет пятьдесят залов. А это уже совсем другой уровень. Надо только показать результат.

– О них услышат, но так, что после этого ни одна женщина не затянет туда своего парня танцевать. А мы как раз запустили новую акцию для пар, поэтому хорошо урежем их базу. И по интернету я скупил столько баннеров, что их после парада уже не увидят.

– Наших же тренеров сразу узнают.

– Нам не нужно, чтобы туда шли наши тренеры. Возьми стажеров и бэк-офис. У меня есть несколько ребят. Человек двадцать будет достаточно. Но нам нужен кто-то, кто руководил бы этим процессом изнутри.

– Есть кто-то на примете?

– Только Пласюта.

– Но его же знают как нашего.

– Кто там знает? Он занимается безопасностью. Не знает его никто. Даже не все наши сотрудники могут его опознать.

Планьков позвонил Тарасу Пласюте и попросил подняться к нему в кабинет. Вскоре в дверях показался низенький худощавый курносый парень, по лицу которого можно легко прочесть недовольство. Впрочем, даже когда Тарас радовался, уголки его рта всегда смотрели вниз. И в самые счастливые моменты казалось, что он вот-вот заплачет. Не придал ему шарма и откровенный национализм, который он пропагандировал на каждом шагу.

– Приветствую, Тарас! Как дела?

– Ничего. Нормально. – Тарас скупо пожал руки обоим мужчинам и сел в свободное кресло.

– Ты слышал о гей-параде?

– Да, конечно.

– Как ты к ним относишься?

– К кому?

– К геям.

– Это болезнь. Их лечить надо. А они еще и парады здесь проводят. Не дай бог и жениться начнут, и детей усыновлять, – твердо ответил Тарас словами одного из партийных лидеров, несмотря на то, что ему самому в детдоме выбили четыре зуба и дважды ломали руку.

Но он не утруждался такими тонкими материями, как то, что некоторым украинским детям из сырых, голодных и нищих детдомов даже в самой гомосексуальной семье жилось бы куда лучше.

– Разумеется. Но у меня есть для тебя крайне важная задача.

Пока директор говорил, маркетолог Виталий ликовал. Он ждал этого момента с тех пор, как Тарас полгода назад своими допросами и чтением корпоративной почты сорвал ему схему отката на билбордах.

– Какая? – спросил Тарас.

Сергей на мгновение замолчал, обдумывая, как преподнести задачу Тарасу. Но решил не мудрить.

– Ты должен провести колонну людей с флагами наших конкурентов на гей-параде.

– Что?

– Ты должен провести колонну людей с флагами наших конкурентов на гей-параде.

– Как это? – спросил удивленно Тарас.

Тут вмешался Виталий.

– Смотри, – сказал он. – Конкуренты нам серьезно наступают на пятки. Продажи падают. Поэтому нам надо дискредитировать их. У меня есть люди, но ими должен кто-то управлять. Флаги я также смогу тайно напечатать. Представь себе, плакаты «Геи за VIP-дэнс».

Битва за флаг

День города ознаменовался ясной погодой и официальными торжествами, которые быстро перешли в конкурсы детских рисунков, марафоны, ярмарки и игры. Всем хотелось на день присоединиться к романтическому городскому патриотизму.

Это завтра продолжатся незаконные застройки, выделение земельных участков, а ярые патриоты города будут проходить мимо строительных площадок и ссориться только потому, что приходится идти по дороге, а не по тротуару. Сегодня же все воспевали красоту каштанов, мостов, рек и храмов.

До гей-парада оставалось не более получаса. Сергей и Виталий сидели на террасе ресторана на крыше офисного здания, откуда открывался красивый вид на улицу, по которой он должен был пройти. Они ели сырники со сметаной и рассматривали марафонцев, бежавших по соседней улице.

Понемногу улица стала заполняться полицейскими. Их было и так полно, но сейчас плотные ряды спецподразделения в черных шлемах с металлическими щитами стали стеной вдоль улицы. В этот момент Сергей заметил, от кого же ограждали территорию – по тротуару улицы, где проходил марафон, двигалась колонна с хоругвями и крестами.

Впереди – бородатые мужчины в казачьих шапках и монашеских рясах, а следом за ними шагали пожилые высушенные женщины с покрытыми головами. Они несли перед собой иконы и пели песни. Когда колонна уперлась в стену спецподразделения, началась потасовка.

– Нет содомитам! – визжала женщина, держа в руках небольшой крест.

– Бог проклянет вас.

– Стоять! Назад! – восклицал командир подразделения.

Ребята из спецподразделения переговаривались между собой о том, что если придется защищать парад, то втихаря надо пройтись по ребрам одному-двум гомосексуалистам.

В это же время к улице подъехали автобусы с представителями секс-меньшинств. Они начали быстро выпрыгивать и выстраиваться в жиденькие колонны. Колонна с крестами завопила. Женщины молотили кулаками по щитам. Тарас по телефону докладывал Сергею о своей готовности. Их колонна была на подходе. Флаги они должны были распустить уже на месте.

Мэр города Мюнхен, который прибыл на парад, выразил прессе свое удивление, что местный мэр игнорирует такое мероприятие. Кто-то на террасе сказал, что с таким состоянием дорог и тем, как власть отреагировала на весенний снегопад, наш мэр должен возглавить колонну.

Сергей доедал сырник, а Виталий стоял, облокотившись на парапет. Он чувствовал себя кем-то вроде предводителя. Битва была спланирована, и теперь ему оставалось, как Дюэму, генералу Наполеона, смотреть за ходом полка. Вдруг Виталий вскрикнул.

– Что такое? – спросил Сергей, отрываясь от последнего сырника.

Но Виталий молчал. Его глаза расширились, будто он хотел охватить всю панораму. Как генерал, который вдруг увидел неожиданное подкрепление врага или вражеский флаг у себя в тылу. Сергей подошел посмотреть на то, что так удивило рекламиста, и замер. Флаги. Флаги в тылу. Но не враждебные, а свои! Флаги сети Сергея развивались над колонной геев. После минуты молчания Сергей шепотом, но срываясь на визг, закричал.

– Ты какие флаги им дал?!

– Не знаю. Не наши точно. Я печатал, заказывал… Сам проверял… Может, они перепутали?

– Чего стоишь? Звони!

Оба зашуршали смартфонами, но связь обрывалась. Виталий не мог дозвониться своему помощнику, который передавал флаги, а Сергей ждал, пока Тарас возьмет трубку. Лицо Сергея покрылось красными пятнами, что всегда случалось в периоды крайнего гнева. Виталий старался не смотреть шефу в глаза и размышлял, как слинять с террасы. Ему становилось здесь душно.

Вдруг отзвонился Тарас. Сергей схватил со стола телефон.

– Он говорит, что у них была заминка с флагами. Но сейчас они развернули, у них все нормально.

Сергей и Виталий подошли к парапету и оба выдохнули. Впереди колонны люди держали плакаты против дискриминации. Монахи с крестами грозили кулаками и матерились. Ближе к голове колонны были их флаги. Колонна пестрела флагами с радугой. Были плакаты компаний, производящих презервативы, магазинов, а чуть позади флаги их конкурентов. Они придумали тот же план!

Сергей связался с Тарасом, приказал ему покинуть колонну и придвинуться ближе к конкурентам, а потом позвонил охранникам танцклубов.

Тем временем несколько бабулек каким-то чудом оказались у колонны. Господний меч сухонькими костлявыми пальцами впивался в их яркие футболки. Спецподразделение отгораживало старушек, попутно придавливая дубинками гомосексуалистов.

Вскоре флаги сети Сергея зашатались, и два из них исчезло. На телефон ему пришла СМС-ка. Это были охранники их сети, которые, быстро сориентировавшись, выбили флаги своей студии и вывели их из колонны. Парад прошел двести метров и погряз в небольших драках.

С террасы Сергею было видно, что бьются в основном там, где люди шли с корпоративными флагами. Скорее всего, корпоративный гомосексуализм раздражает людей в этом городе значительно больше, чем ЛГБТ само по себе.

Повсюду суетились журналисты. Вскоре вся колонна, несмотря на отдельные конфликты, дружно свернулась и растворилась в автобусах или в толпе.

Сергей смотрел на все происходящее с парапета и курил сигарету, ожидая, пока ему принесут заказанный коньяк. Глядя сверху на демонстрацию, он задумчиво сказал.

− Интересно, там хоть один настоящий гей был? В этой стране даже гей-парад способны опошлить.

И мысленно добавил, что скорей бы домой.

Этот материал – не редакционный, это – личное мнение его автора. Редакция может не разделять это мнение.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Вакансии компаний

РАЗМЕСТИТЬ ВАКАНСИЮ
ЗА 1600 ГРН

SEO Specialist

Boosta, Киев

DevOps Engineer

«Альфа-Банк Україна», Киев

Business analyst

«Альфа-Банк Україна», Киев

Database Developer

«Альфа-Банк Україна», Киев

Head of Content Marketing

Mobilunity, Киев

SEO Team Lead

Mobilunity, Киев

ЕЩЕ 10 ВАКАНСИЙ

Вдохновляющие компании

Genesis

Мы создаем компанию, которая станет визитной карточкой Украины в мире. Как Facebook и Google стали для США, Alibaba для Китая, а Skype – для Эстонии.

Genesis
«Бітрікс24»

Мы – №1 на украинском рынке CRM-систем. Как нам удалось построить команду, в которой комфортно работать.

«Битрикс24»

Вакансии компаний

РАЗМЕСТИТЬ ВАКАНСИЮ
ЗА 1600 ГРН

SEO Specialist

Boosta, Киев

DevOps Engineer

«Альфа-Банк Україна», Киев

Business analyst

«Альфа-Банк Україна», Киев

Database Developer

«Альфа-Банк Україна», Киев

Head of Content Marketing

Mobilunity, Киев

SEO Team Lead

Mobilunity, Киев

ЕЩЕ 10 ВАКАНСИЙ

Спецпроект

Болит живот и выпадают волосы? Эти проблемы исчезнут, если перестать сидеть по 8 часов: советы врачей