UA RU
logo
23 May 2022

«Новые правила представляют определенную угрозу для IТ-индустрии»: Гороховский, Матий и другие о валютных решениях Нацбанка

Наталия Соловьева

Редактор длинных текстов, MC.today

В последнюю неделю в Украине начал стремительно расти курс доллара на «сером» рынке. Чтобы стабилизировать ситуацию, Нацбанк с 21 мая разрешил продавать валюту по рыночному курсу. Таким образом, банки смогут покупать валюту по регулируемому курсу, а продавать – по рыночному. По данным портала «Мінфін», разница между ними составляет почти 10 грн: 29,80 грн против 38 грн.

Отменили ограничение курса и для гривневых карт, которыми украинцы рассчитываются за границей. Списывать средства банки теперь могут по рыночному курсу.

Редакция MC.today собрала мнения украинских экономистов и предпринимателей насчет валютных решений НБУ.

Василий Матий, финансовый консультант

С начала большой войны НБУ зафиксировал курс гривны по отношению к международным валютам. Это было важно, чтобы обеспечить возможность покупать стратегический импорт по фиксированной цене и в целом стабилизировать экономику страны в первое время.

При этом ввели валютные ограничения, в частности, на перевод средств за границу для инвестиционной деятельности. Но в первый месяц можно было делать так называемые операции квазикеш. Это когда покупаем что-нибудь за границей, но на самом деле пополняем свой заграничный счет. Но с мая квазикеш тоже запретили. Осталась только возможность переводить по номеру карты на международные счета и снимать наличные за границей.

Это привело к тому, что резко вырос спрос на наличную валюту просто потому, что нет возможности переводить ее безналично. Количество предложений, то есть желающих продать валюту, не изменилось. Именно это и повлияло на рост курса. 

С 21 мая Нацбанк упразднил ограничения на курс продажи валюты в банках. Раньше он мог отличаться от официального только на 10%. Это уравновесит наличный и безналичный курс и исправит дисбаланс, насколько это возможно.

Любомир Остапив, соучредитель iPlan и социального проекта «Семейный бюджет»

В начале войны Нацбанк принял быстрые и решительные действия, которые отлично сработали и помогли удержать финансовую оборону и обеспечить стабильность банковской системы.

Но сейчас истекает третий месяц войны, и мы видим некоторые побочные эффекты от этих ограничений. Люди не особо доверяют национальной валюте и ищут способы купить доллар в условиях достаточно жестких ограничений. 

На мой взгляд, в НБУ должны оценить риски и, возможно, или перейти на пошаговую девальвацию гривны, или рассматривать переход к плавающему курсу с определенными ограничениями. Если этого не делать, будем продолжать видеть происходящее. Люди любыми способами постараются купить доллар или евро.

Новые правила также представляют определенную угрозу для ІТ-индустрии, которая обеспечила рекордные $2 млрд поступлений в Украину за первые четыре месяца 2022 года. Чем сильнее валютные ограничения, тем выше риск резкого снижения экспортной выручки до конца 2022 года.

В общем, делать прогнозы в военное время сложно, потому что все очень быстро меняется. Но, если учитывать потери экономики, которые по ВВП оцениваются от 35% до 50%, падение агроэкспорта, трудно говорить об укреплении курса. Но с помощью западных партнеров можно говорить об определенной стабилизации.

Олег Гороховский, соучредитель monobank

У нас всегда в приложении был единый курс – для операций с картами, для обмена внутри приложения и для ФОП.

Почему? Потому что это правильно. Наличие разных курсов – это сложно.

Сегодняшние ограничения заставляют нас сделать разные курсы – по операциям в приложении и операциям ФОП курс не может отличаться более чем на 1% от курса НБУ, а по карточным транзакциям и обмену в отделениях, которых у нас нет, может.

Ну и получается «красиво» – продавать валюту ФОП мы не можем, а покупать у них валюту можно только по курсу НБУ+1%. ФОПы «счастливы».

Продажа валюты клиентам под транзакции за границей – это огромные объемы, ранее ограниченные +10% от курса. Теперь НБУ снял ограничения и все ждут, кто из банков первым поставит рыночный курс по картам (примерно 36–37 грн за доллар). Потому что от него убегут все клиенты в банки, которые пока курс не поставили. А нам еще, кроме прочего, нужно эту «красоту» запрограммировать.

Мы хотим дать клиентам-ФОП валютную карту, чтобы они не продавали валюту по нерыночному курсу.

Но я все же прошу НБУ посмотреть на ситуацию глазами клиентов и обсудить с банками, как сделать так, чтобы были и волки сыты, и овцы целы.

Кажется, что-то не то с этими ограничениями. При этом я оцениваю действия НБУ как очень профессиональные. Тема с валютными регуляциями сложна с учетом войны. Здесь требуется более широкий диалог для разработки решений.

Петр Чернышев, член наблюдательного совета компании «Фармак»

На днях НБУ обнародовал новое решение. Его цель – уменьшить давление гривны на валютный рынок.

НБУ отметил, что за границей со многих карт украинских банков снимают наличную валюту – видимо, объемы суммарно стали слишком большими. НБУ пишет, что таким образом по сниженному курсу люди меняют гривны на доллары и евро и затем спекулируют ими на наличном рынке Украины – а это не хорошо. Потому что НБУ не хочет тратить резервы на поддержку курса гривны в условиях войны. И я согласен, что в такие времена курс может быть только административным, а не рыночным.

Не знаю, что мешало НБУ дождаться прихода уже обещанной помощи от Запада. Может, там есть какие-то проблемы. Ну ладно – разрешили нашим банкам устанавливать свободный курс гривны по операциям с картами. Чтобы прекратить так называемый карточный туризм, когда люди пересекали границу с десятками карт, снимали то, что можно по максимальным лимитам, возвращались назад и затем этой валютой торговали в пунктах обмена. Умно? Да.

Я позволил бы снимать хотя бы максимум 50 евро в день и, например, до 500 евро в месяц – это убило бы «карточный туризм». Но НБУ виднее.

А потом самое интересное: такой же свободный курс ввели и на покупки картами за границей! И вот это, я считаю, невероятное по своей жестокости решение.

Сейчас за границей около 6 млн беженцев из Украины. В основном это женщины и дети. Многие из них продолжают работать удаленно в разных украинских бизнесах. Многие из них получают стипендии, пенсии, денежную помощь – все в гривнах, конечно. У большинства из них мужья в Украине – и они им на карты переводят заработанные гривны. Просто чтобы те могли жить достойно в гораздо более дорогих странах.

И вот все их сбережения и доходы берут и уменьшают сразу процентов на 15% – а потом, может, и на 30% – ведь курс свободный теперь для таких операций!

Почему нельзя было ввести, скажем, ограничения – возможно, 1 тыс. евро в месяц – на покупки с одной карты с конвертацией гривны по административному курсу? Таким образом мы не унижали бы миллионы женщин и детей в Европе – некоторым скоро придется перейти там на гуманитарную помощь. Ну, короче – иногда удивляешься, почему серьезные государственные умы так плохо просчитывают последствия своих решений.

По теме:

Новости

Ваша жалоба отправлена модератору

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: