«Слова Ильи − это ложь и манипуляция». Версия Хмиля о конфликте с Кенигштейном из-за Creative Quarter

Сооснователь Creative Quarter Роман Хмиль написал в Facebook свою версию конфликта с Ильей Кенигштейном вокруг Creative Quarter. По словам Хмиля, Илья манипулирует фактами, его уволили в рамках закона и никто не пытается «отжать» у него бизнес.

Редакция MC Today с разрешения автора публикует текст Романа Хмиля  на русском языке. Оригинальная версия текста написана на украинском.


Думаю, сегодня всем стало ясно, что последние события в Creative Quarter − это обычное увольнение топ-менеджера, которое состоялось абсолютно легальным способом.

Роман Хмиль

Роман Хмиль

Да, этот топ-менеджер был одновременно и сооснователем компании. Но рано или поздно всех сооснователей компания перерастает, и они либо покидают ее сами (продают свою долю и увольняются), либо их увольняют.

Поскольку юридическая сторона вопроса пока исчерпана, хочу остановиться на этических моментах нашего партнерства.

Сегодня на портале MC Today опубликовали статью Ильи и его юриста Артема, где, к сожалению, продолжается манипуляция фактами.  Поскольку мне не дали возможности предоставить комментарий до выхода статьи (видимо, очень спешили подать «жареное» публике), то прокомментирую здесь.

Что случилось. Версия Хмиля

Илья более чем достоверно описал нашу первую встречу в «Часопысе». Я представлял там идею создания аутсорсинговой компании RefactorUA, располагая подробным бизнес-планом. Обсуждали подробности бизнес-модели, идеи, какую именно компанию было бы интересно запустить.

Илья рассказал о бизнес-модели американской компании WeWork. На нашей следующей встрече он показал бизнес-план WeWork и сделал интересное наблюдение, что драйверы роста аутсорсинговой компании − это программисты, а инфраструктура − это сопутствующий продукт, ведь аутсорсинг зарабатывает маржу именно на инфраструктуре и сопутствующих сервисах, часто продавая программистов «в ноль».

В популярной на рынке модели cost-plus зарплата программиста прозрачна для заказчика и на ней нет наценки.

Резюмируя, Илья пришел на встречу с бизнес-планом компании WeWork. Я положил на стол бизнес-план аутсорсинговой компании. В процессе обсуждения мы пришли к тому, что можно сделать гибридную модель, в которой инфраструктура и сервисы для айтишников были бы основным продуктом, а программистов будут продавать те компании, которые их услугами пользуются.

Таким образом родилась идея нашей нынешней компании − гибрид  WeWork-Regus и аутсорсинговой компании. Продаем инфраструктуру и сервисы в первую очередь существующим IT-компаниям, конкурируя с Regus, а на международных рынках реализуем услуги наших резидентов и ищем для них проекты, конкурируя с аутсорсерами. И мы из этого сделали новый бизнес-план.

И когда Илья пишет: «Поэтому я пригласил его в свою компанию с обязательным условием паритета во всем. Роман предложил свою кандидатуру на должность гендиректора компании» − это манипуляция, так как ни компании, ни бизнес-плана у Ильи в то время не было.

Как мы распределили роли в компании

И роли в компании мы обсуждали совместно, проанализировали, у кого какие сильные стороны, и договорились о распределении обязанностей. Я возглавил компанию как генеральный директор. Илья стал CCO − Chief Creative Officer (руководителем креативного направления − прим. ред.).

Должность гендиректора в мире бизнеса имеет однозначное толкование − это человек, который принимает все окончательные операционные решения в компании. Стратегические же решения выносит совет директоров и акционеров.

Распределение обязанностей между акционерами, советом директоров, гендиректором и креативным директором закреплено в уставе нашей американской компании и в ее ByLaws (регламенте − прим. ред.). И там тоже все черным по белому написано. Илья согласовал все эти документы.

Теперь он пишет, что «Роман никак не мог принять тот факт, что его статус в компании номинальный, а стартапом управляем мы оба». Я действительно согласился обсуждать все операционные вопросы компании, независимо от того, в чьей зоне ответственности они находятся.

Но говорить о том, что позиция гендиректора в компании номинальная,  неэтично и некорректно. Так попросту не бывает, потому что иначе в компании сразу возникает патовая ситуация, блокируется вся ее работа.

Никакие адекватные акционеры не допустят подобного безвластия в коммерческом проекте. За гендиректором всегда последнее слово по всем операционным вопросам в компании, согласно уставу и регламенту.

И суть нашего конфликта именно в том, что Илья не хотел работать по тем документам и процедурам, которые прописаны в  официальных и внутренних документах компании.

Чтобы смягчить эти разногласия, мы договорились выносить спорные вопросы на совет директоров. В качестве гендиректора я мог этого и не делать, однако два года добросовестно следовал договоренности.

И наши инвесторы также пошли навстречу и тратили много времени на то, чтобы вникать в спорные вопросы, помогать в поисках компромиссных решений. По вопросам, где компромисса достичь не удавалось, вопрос решали уже путем неформального голосования акционеров, согласно распределению долей в компании.

Когда Илья пишет, что идея компании на 80 % его, это тоже манипуляция. На сегодняшний день именно сервисы, которые мы предоставляем резидентам, обеспечивают компании значительно большую маржинальность: и в процентах, и в абсолютном выражении.

Прибыль от сервисов за 8 месяцев этого года почти в полтора раза больше, чем от рабочих мест! Конечно, сервисы без столов продавать было бы гораздо сложнее. Но если рассматривать ситуацию с финансовой точки зрения, мы гораздо больше аутсорсинговая компания, чем WeWork, которую Илья предложил взять за основу.

Результаты работы − совместный результат

Я не заявляю, что идея на 60 % моя. Эта компания − результат совместных усилий и идей всех ее акционеров и сотрудников, бывших и теперешних. Невозможно подсчитать, чьи идеи сработали и на сколько процентов.

Ну и последнее: «Роман рассказывал журналистам, что предлагает мне $50 тыс. в качестве компенсации за увольнение». На самом деле я сказал журналистам, что не предлагал Илье выкупить его долю. Вместо этого компания обсуждала выплату Илье выходного пособия в таком размере.

Что ему предлагали другие акционеры, я не знал. И именно так мою позицию отразили журналисты. Поэтому призываю точно цитировать факты и мои цитаты, вместо того, чтобы обвинять меня во лжи. Такая манипуляция не имеет ничего общего с деловой этикой, о которой так эмоционально пишут бывшие партнеры.


Напомним, что вчера редакция MC Today опубликовала версию Ильи Кенигштейна и юриста Артема Афяна по поводу конфликта вокруг Creative Quarter. По словам Ильи, его пытаются выставить из компании, которую он основал вместе с другими партнерами.

Подписывайтесь на нас в Facebook!

Вдохновляющие истории и полезные кейсы в нашем Telegram-канале

ПОДПИСАТЬСЯ НА TELEGRAM-КАНАЛ

Вам будет интересно прочесть:

1. «Creative Quarter стоит минимум $7 млн, за мою долю предлагают $50 тыс.». Версия Кенигштейна и Афяна о конфликте с Хмилем

2. Илья Кенигштейн и Роман Хмиль готовы судиться из-за Creative Quarter. Почему они поссорились

3. Захват бизнеса или обман инвестора: как поссорились партнеры компании Moreca и почему они закрыли проект

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: