UA RU
logo
04 Feb 2022

Зачем IT-компании прописывают миллионные штрафы для сотрудников, и что об этом думают разработчики и юристы: опрос MC.today про NDA

Наталия Соловьева

Редактор длинных текстов, MC.today

Новые сотрудники в IT-компаниях практически всегда подписывают NDA или NCA, а часто и то, и другое. Первый документ – это соглашение о неразглашении, то есть запрет рассказывать о рабочих процессах людям вне компании. Второй – соглашение о неконкуренции, которое запрещает сотруднику работать в другой компании той же сферы в течение какого-то времени.

Оба документа часто доходят до крайностей – когда сотрудникам угрожают миллионными штрафами или запрещают в целом заниматься разработкой после увольнения. Редакция MC.today собрала несколько примеров, мягко говоря, странных пунктов в документах и спросила украинских IT-предпринимателей о том, что они думают по поводу этих документов.

В чем проблема с NDA и NCA

На первый взгляд оба документа – вполне нормальная практика, которая защищает компанию. Но по факту кандидаты часто встречают в них, мягко говоря, странные требования. Много таких мы нашли на форуме DOU.

Одной разработчице предложили подписать документ, который запрещает заниматься разработкой год после увольнения из компании.

Другому разработчику предложили подписать NCA с большим штрафом за то, что он будет работать на клиентов или конкурентов. Но при этом не прописали ни одних, ни других: «Откуда я знаю, кто у них в клиентах, если эта информация для большинства сотрудников тоже закрыта?»

Еще один разработчик поделился историей, когда NDA запрещал упоминать даже факт работы в конкретной компании. По мнению автора комментария, из-за этого будет сложно устроиться на другую работу, ведь HR придется как-то объяснять «дыры» в опыте.

Что об этих документах думают украинские IT-предприниматели

Владислав Савченко, президент EASE, основатель Powercode

Эти документы в первую очередь показывают, что тема важна, в нашей компании они есть. Большинство людей не задумываются, что их действия могут навредить.

Другой вопрос – работают ли они. Наказать сотрудника в Украине можно, только если суд признает его виновным в том, что он нарушил какие-то пункты или нанес ущерб компании.

Владислав Савченко

Владислав Савченко

При этом нужно собрать доказательства. А если сотрудник вечером рассказал семье, чем он занимался на работе, будет ли это нарушением NDA? А если он дал интервью о том, какой крутой проект сейчас делает компания? Все очень относительно. К счастью, у нас пока не было таких нарушений и опыта разбирательств. Штрафы за нарушение обычно определяет суд, но мы встречали разные формулировки.

Некоторые заказчики просят подписать конкретные документы, и в них бывают уже прописаны штрафы за факт нарушения. Бывают и пункты и об ограничениях работы в смежных областях проектов.

 

Я часто бываю в США и вижу, как сотрудники аутсорсинговых компаний работают прямо из офиса заказчика. Это помогает командам работать эффективнее, никто не ведет себя «неэкологично». Для Украины такие кейсы большая редкость. Поэтому я думаю, что в наших реалиях четкие договора помогают сфере развиваться. 

Александр Соловей, CEO и сооснователь сервиса учета денег для современного бизнеса Finmap

Мы подписываем NDA со всеми сотрудниками и подрядчиками, потому что у нас много внутренней информации и ее разглашение может навредить. Это в первую очередь превентивная мера, да и с юридической точки зрения такие документы обязательны.

Александр Соловей

Александр Соловей

Есть стереотип, что NDA не работает в Украине. Но наша компания зарегистрирована в Великобритании и работает по британской правовой системе, а NDA хорошо работает в этой юрисдикции. 

В Finmap не было случаев нарушений NDA, и мы надеемся, что так и будет дальше.

Чаще всего в NDA и NCA указывают, что размер штрафов определяет суд. Поскольку это действительно может быть как что-то безобидное, так и то, что повлечет катастрофические последствия для компании. Но можно указывать сразу и конкретную сумму, не вижу в этом ничего плохого.

Я считаю правильным запрет на работу в той же отрасли, если сотрудник изначально уходит работать к конкуренту. Но не более чем на 1–1,5 года. За это время внутренняя информация компании может поменяться и не будет актуальной.

Сергей Овчаренко, СBDO украинской сервисной компании ALCOR

Отношусь положительно к NDA и скептически – к NCA. Первый делает акцент, что доступная сотруднику информация ценна для компании, поэтому NDA подписывают все наши коллеги.

Сергей Овчаренко

Сергей Овчаренко

Оба документа в Украине работают не слишком хорошо из-за устаревшего законодательства и судебной системы. Например, в США переписка из WhatsApp, Viber или других мессенджеров, скриншоты и имейл-переписка принимаются судами в качестве доказательства, а в Украине с этим все еще очень непросто. К тому же сама концепция NCA противоречит ключевым правовым принципам нашей страны – праву на труд и свободу предпринимательской деятельности и конкуренции.

Я знаю случаи, когда человека привлекали за нарушение в Украине, но через суд другой страны, где законодательство более продвинутое в этом плане. Такие истории актуальны для топ-менеджеров, которые часто путешествуют и/или имеют активы в других странах.

Я считаю, что самое важное в NDA – правильно обозначить, что такое конфиденциальная информация. То, что для меня может казаться очевидным, для кого-то может быть коммерческой тайной. Бывает, что информация и так уже публично доступна. Например, мировые публичные компании показывают много отчетов о своей деятельности, они доступны всем. Но локальный офис, например, в Украине мог эти отчеты не читать и заявить о нарушении своему сотруднику, который поделился какой-то новостью в соцсетях.

Не всегда можно понять, что какая-то конкретная информация имеет особую ценность для компании. Поэтому обязанность компании – маркировать информацию или ясно уведомлять участников, какие данные имеют особый статус.

Я говорю об этом потому, что большинство случаев утечки данных, которые мне встречались, были не умышленными, а случались из-за неосторожности или непонимания. 

К прописанным сразу в документе штрафам отношусь негативно. Конечно, в случае нарушения нужно возместить убытки, но если их не было? Да и в чем цель штрафа? Напугать? Заработать денег на штрафах, а не на продуктивном сотрудничестве? Кажется, обе цели – это так себе начало отношений с кем-либо. Штраф нужен, когда из-за специфики информации сложно доказать точный размер убытков в суде.

Я против запрета на работу в той же отрасли после увольнения. Это тормозит всю сферу. А если ваши люди уходят к конкурентам – есть смысл задуматься о привлекательности компании для сотрудников. 

Сергей Жданов, СЕО международной криптовалютной биржи EXMO

EXMO всегда подписывает NDA со всеми сотрудниками и внешними подрядчиками. Этот документ служит дополнительной «психологической защитой» и дисциплинирует сотрудников. Что касается NCA, то тут вопрос неоднозначный. Не для всех сотрудников он может применяться и не во всех случаях, но в EXMO такие есть.

Сергей Жданов

Сергей Жданов

Чтобы защитить компанию от утечек, мы изначально сделали четкие нормы для работы с информацией и ограничили доступ к данным, которые могут повлиять на работу. Например, сотрудники общаются только в конкретных каналах связи, есть система отслеживаемого внутреннего и внешнего документооборота. Если кто-то из сотрудников нарушит эти правила – мы сможем доказать нарушение в суде. 

К счастью, в EXMO не было таких прецедентов. Но я знаю случай в украинской аусорсинговой IT-компании, когда нарушение NDA сотрудником вылилось в крупный штраф для самой компании.

Я уверен, что главное в NDA – четко описать, какая информация считается конфиденциальной, что считается ее разглашением и что будет за нарушение. Для NCA нужна максимально детализированная сфера действия запрета конкуренции, разумное ограничение по территории, срок действия и достаточная компенсация для работника/подрядчика за соответствующие ограничения.

К штрафам отношусь положительно – без штрафа сложно психологически повлиять на соблюдение договоренностей. В любом случае финальное решение принимает суд, но лучше прописывать размеры штрафов прямо в соглашении. В законодательстве может не быть подходящих средств правовой защиты нарушения NDA, хотя само нарушение может навредить компании.

По поводу запрета на работу у конкурентов – все неоднозначно. Одно дело, когда сотрудника с уникальной экспертизой и опытом сокращает компания. Другое дело, когда сотрудник уходит сам к прямому конкуренту. Бывает, что на конкретном рынке работают две-три компании. И переход ценного сотрудника к конкуренту может очень навредить предыдущему работодателю, особенно если такой сотрудник занимал одну из ключевых должностей в компании. Так что иногда для бизнеса важно обеспечить наличие NCA, по крайней мере с топ-менеджментом.

Что о таких документах думают юристы

Директор по инновациям адвокатского объединения Juscutum Петр Билык рассказывает, что в украинском законодательстве есть два вида «закрытой» информации: договор о неразглашении конкретно конфиденциальной информации (NDA) и коммерческая тайна.

Они похожи, но понятие конфиденциальной информации более широкое и может включать коммерческую тайну. А есть информация, которая не может быть коммерческой по закону. Это информация об отчетности, данные для уплаты налогов, нарушение компанией законодательства, число сотрудников, их зарплата. Но если IT-компания работает с разработчиками как подрядчиками, они получают не заработную плату, а оплату предоставленных услуг, поэтому эта информация уже может быть конфиденциальной.

В украинских судах нечасто бывают споры на эту тему. За 2021 год вынесли около 65 решений первой инстанции, связанных з разглашением конфиденциальной информации по всей Украине. Из них удовлетворено около 20.

Дел мало, потому что компании сложно доказать, что конкретный человек имел доступ к информации, что компания предупредила о конфиденциальности информации, а потом доказать, что именно этот человек действительно поделился этой информацией.

Кроме судебных инстанций компании часто обращаются в Антимонопольный комитет Украины. Например, в своем решении №30-р/тк Антимонопольный комитет Украины наложил штраф в размере 360 тыс. грн за использование коммерческой тайны конкурента. При этом факт причинения вреда не обязателен для наложения штрафа, достаточно факта нарушения.

Как сотрудникам IT-компаний защитить свои интересы

  • Петр Билык рассказывает, что самое важное – понимать, какая информация считается конфиденциальной, как вы ее получаете и как должны ее хранить. Поэтому при приеме на работу поинтересуйтесь, какие требования надо соблюдать при работе с такими данными.
  • В Украине сотрудника сложно привлечь к ответственности, но не стоит относиться к документам как к формальности – часто договоры о неразглашении составляются с иностранными компаниями, в таком случае IT-компании могут выбрать право другой страны, например Англии и Уэльса или Делавэра. В таком случае взаимоотношения с сотрудником будут регулироваться уже нормами другой страны, где работает совершенно другая судебная практика с другими результатами.
  • Условия о неконкуренции с ограничением или запретом на работу с компанией-конкурентом – совершенно другой тип договора, чем NDA. В каких-то странах такие договоры запрещены, в других их условия строго регламентированы. Как правило, судебная практика говорит, что такие документы должны четко объяснять причину их заключения, иметь ограничения по территории их примирения или содержать перечень конкурентов, с которыми нельзя работать, предусматривать компенсацию. Условия о неконкуренции запрещены в Украине, но правовой режим «Дия City» их разрешает и IT-компании станут их применять в украинских реалиях.

По теме:

Новости

Ваша жалоба отправлена модератору

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: