logo

«В лучших традициях НКВД». Колонка гендиректора «Укрбуд Девелопмент» про задержание и обыски в компании

Олег Майборода – генеральный директор строительной компании «Укрбуд Девелопмент». На прошлой неделе в «Укрбуде» прошел обыск Национального антикоррупционного бюро, а сам Майборода был задержан более чем на сутки. По просьбе редакции MC Today Олег рассказал, как проходил обыск и процедура его «доставки» в ИВС.


В чем суть конфликта – нажмите на ссылку, чтобы прочитать подробно

Конфликт между НАБУ и «Укрбудом» длится уже полтора года. В начале 2000-х главное управление внутренних войск МВД (ныне ГУ Нацгвардии) заключило договор с одним из крупнейших застройщиков Киева о строительстве на территории воинской части жилого комплекса «Аристократ». Стороны договорились, что в построенном комплексе «Укрбуд» выделит военным 50 квартир и 30 паркомест. Но в 2016 году, как заявляют в НАБУ, Нацгвардия отказалась от объектов в ЖК «Аристократ» в обмен на 65 квартир в доме в ЖК «Обериг», который также построил «Укрбуд».

Сейчас в НАБУ этот обмен считают незаконным, руководству «Укрбуда» вменяют расхищение 80 млн гривен при обмене квартир с Нацгвардией. На прошлой неделе по этому делу также задержали экс-главу Нацгвардии Юрия Аллерова.

Майборода и его адвокаты все обвинения против себя отрицают. В пятницу Соломенский суд отказал в аресте Майбороды, назначил ему залог в 2 миллиона гривен. По словам гендиректора «Укрбуд Девелопмент», суд счел аргументы прокурора, который поддерживал обвинения НАБУ, неприемлемыми, ему избрали другую меру пресечения. В тюрьму он так и не сел, но провел сутки в ИВС, а в офисе компании прошел обыск со всеми вытекающими из этого последствиями.

Чем закончится дело и кто в нем по-настоящему прав или виноват, предстоит решить в суде. Редакция МС Today не берется оценивать справедливость судебных решений или обвинений, выносить вердикты о действиях компании «Укрбуд» или прокуроров НАБУ. Но обыски и задержания предпринимателей – явление нередкое для украинского бизнеса.

Олег Майборода рассказал, как проходили обыски в его доме и офисе, как проходило задержание и где его удерживали до заседания суда. Он также поделился информацией, как обезопасить сотрудников компании при обыске и почему так важно иметь в компании хороших юристов и адвокатов. Мы публикуем прямую речь Майбороды о том, как, с его точки зрения, все происходило.

О задержании

Задержали меня во вторник утром. Я считаю, что это было незаконно. В этот момент я был дома с семьей, собирался на работу. Приходят детективы НАБУ, показывают постановление об обыске. Это само по себе странно, потому что полтора года уже идет расследование.

Мы с НАБУ все это время плотно сотрудничали. Все документы, которые им нужны, передали, на допросы в качестве свидетелей ходили. Я тоже показания ходил давать, ни от кого не прятался. И вдруг такое. Ну ладно, обыск так обыск. Хотя для семьи это огромный стресс, конечно, дома находились жена, ребенок, и тут им такое приходится переживать. Я так понимаю, что это было специально сделано – чтобы удар был максимально болезненный и для меня, и для моей семьи.

НАБУ с собой привезли своих понятых, поэтому адвокаты сразу привлекли дополнительных понятых, чтобы не было никаких подтасовок.

В ходе обыска я детективам помогал, чтобы все это закончилось побыстрее. Сам дал телефон, компьютер, документы, все, что их интересовало. Говорю, мол, что-то еще нужно – скажите: все дам, чтобы искать не пришлось. Если нужно дать показания – поехали хоть сейчас.

Когда протокол обыска был составлен, детективу поступил звонок, как мы предполагаем, от прокурора, и тот сказал, что меня будут задерживать. Я спрашиваю, зачем, я и так готов к вам ехать. Адвокаты сразу заявили, что это незаконно, у меня статуса подозреваемого нет, оснований для задержания тоже никаких.

Детектив отвечает, что все равно будут задерживать, потому что так от него требует прокурор специализированной антикоррупционной прокуратуры. Меня посадили в микроавтобус и повезли в НАБУ.

Олег Майборода

Олег Майборода

Об изоляторе и судах

Сначала меня привезли в здание НАБУ, что на улице Сурикова. Там продержали до поздней ночи. Никаких вопросов не задавали, документов не вручали. Я так понимаю, что задача была продержать как можно дольше в некомфортных условиях. Когда ты не понимаешь, что будет дальше, тебе не дают никаких ответов на вопросы, ничего не предъявляют, но продолжают удерживать – всё это иначе как давлением трудно назвать.

Получается, хоть и новая структура НАБУ, а методы все равно в лучших традициях НКВД. Только «‎черного воронка» (черная машина НКВД – прим. ред.) под окнами не хватало для полной картины. Моральное давление колоссальное было.

Решение о вручении мне подозрения они не принимали до ночи. Сделали это только после десяти часов, когда все уже закрыто. И даже не дав толком прочитать, а там документ на 33 страницы, хотели везти в изолятор.

Адвокаты еле уговорили их дать хотя бы час на ознакомление с документом. Потом, где-то уже в одиннадцать ночи, меня повезли в изолятор временного содержания.

Возили около пяти часов. Перед изолятором сначала должен быть медосмотр в больнице. А у меня давление постоянно повышенное, и на фоне этих событий еще больше подскочило, я красный весь был. Скорее всего, просто ждали, пока спадет, перед тем как в больницу везти.

Пока осмотрели, пока довезли в изолятор, пока там приняли. В общем, в изоляторе я только около четырех утра оказался. И без того ситуация стрессовая, а тут еще и ночь бессонная на фоне всех этих событий.

Мы ожидали, что утром состоится суд по мере пресечения. Но в НАБУ решили затягивать максимально, чтобы дольше продержать меня в изоляторе. То есть опять чисто «энкавэдэшная» тактика – буквально брать человека измором. Наверное, думали, что я после этого сговорчивее буду.

Продержали меня так больше суток. За это время мои адвокаты сами обратились в Шевченковский суд по поводу незаконности моего задержания. Утром в четверг суд состоялся, и меня отпустили. Задержание признано незаконным. Таких решений, кстати, единицы по всей стране.

Меня освободили, и сразу после Шевченковского мы с адвокатами сами поехали в Соломенский суд, чтобы добиться рассмотрения вопроса о мере пресечения, раз НАБУ его затягивает.

Суды инициировал мой адвокат. Как и скорейшее рассмотрение дела во втором суде – по избранию меры пресечения. Мы самостоятельно явились в Соломенский суд и настояли, чтобы вопрос о мере пресечения начали рассматривать незамедлительно.

В чем заключалась помощь адвокатов

Мне помогали несколько адвокатов, в том числе юристы из правовой корпорации «Татаров, Фаринник, Головко». Адвокаты подключились еще на моменте обыска у меня дома. И полностью сопровождали юридически все это время. Если бы не профессиональная юридическая помощь, меня бы еще как минимум сутки продержали – и никто бы всех этих нарушений закона не зафиксировал.

Как проходил обыск в офисе «Укрбуда»

Я на самом обыске не присутствовал. Но там все по классике было, обычная акция устрашения.

Вы же понимаете, как себя чувствуют менеджеры по продажам, маркетологи, которые в офисе работают, когда к ним с автоматами люди в форме приходят. Понятно, что это стресс большой для сотрудников, они к такому не готовы, как себя вести, не знают.

Думаю, просто детективы НАБУ должны были заблокировать работу компании, людей в состояние стресса ввести. Такая задача стояла. Забрали документы, данные с телефонов, компьютеров, носители информации.

По нарушениям – они есть, мы сейчас анализируем видеозаписи и изучаем свидетельства сотрудников, чтобы составить полный перечень. Из того, что было сразу. В постановлении на обыск были указаны документы, которые раньше «Укрбуд Девелопмент» уже передавал НАБУ в ходе расследования. Получается, они этот факт получения от суда скрыли. Мне юристы объяснили, что это нарушение уголовного кодекса, должностной подлог.

Идем дальше. Не у всех, кто участвовал в обысках, были на это полномочия. У них не было текстов поручений, то есть они права проводить какие-то мероприятия не имели по закону. С понятыми, которых они привели, тоже интересная ситуация. Во-первых, им не зачитали их права на камеру. Во-вторых, это четыре человека, которые все учатся в одном университете – имени Т. Г. Шевченко. Очень удобное совпадение, правда?

Как компании защитить свой офис от обысков и от нарушений проверяющих органов

У нас позиция прямая: мы для следствия были максимально открыты и ничего скрывать не собирались. Но все равно это огромное моральное давление на сотрудников. Поэтому все-таки надо их инструктировать на подобный случай. Как выясняется, прийти по надуманному поводу так могут к кому угодно. Так что невероятно важно присутствие адвокатов, должна быть профессиональная юридическая помощь.

Они могут зафиксировать все нарушения, сразу указать на них самим правоохранителям. Давить на персонал при них сложнее. Плюс еще должна быть фиксация всего процесса и видеонаблюдение с дублированием записи в облако – без этого вообще никак. Иначе будет полный беспредел.

Чем все закончилось

В пятницу 17 мая Соломенский суд полностью отказал в моем аресте и назначил залог в 2 миллиона гривен. Аргументы прокурора счел неприемлемыми, избрали вообще другую меру пресечения, не то, что он просил. Залог мы внесем, как того требует закон, но будем добиваться в апелляции вообще отмены меры пресечения – для нее нет никаких оснований.

Дальше будем добиваться отмены статуса подозреваемого, который ничем не обоснован, – сегодня в суде это стало очевидно. Параллельно будет еще ходатайство о закрытии этого производства, потому что нет никаких фактов нарушения закона.

Мы также будем добиваться, чтобы те, кто его нарушает, перед ним ответили. О тех, кто причастен к моему незаконному задержанию, юристы тоже не забывают. Уже подано заявление о совершении ими преступления, и за свои действия всем придется отвечать по закону.

Самые свежие и интересные статьи для вас

Вдохновляющие компании

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Spelling error report

The following text will be sent to our editors: