logo

Ночевал в подвале, не ел по три дня, а через пятнадцать лет заработал миллионы. Большая история основателя Enjoy The Wood Игоря Фостенко, часть первая

22 Jul 2021

Валерия Присяжнюк

Редактор длинных текстов, MC.today

Весенним вечером в конце девяностых 11-летний мальчик спустился в подвал жилого дома у киевского метро «Святошин», постелил на пол куртку и лег спать. Утром он проснулся и отправился на ближайший рынок, чтобы попросить у добрых прохожих молока и хлеба – почти всегда кто-то угощал ребенка этой нехитрой едой.

Имя мальчика – Игорь Фостенко. На улице он жил долгих четыре года, иногда мимо него ходил на работу родной отец. После этого он мечтал стать автомехаником, работать на стройке, продавал сайты и мечтал обеспечить семью. Сейчас Игорь – основатель бренда Enjoy The Wood, который продает деревянные географические карты и декор для дома.

В прошлом году оборот Enjoy The Wood перевалил за $12 млн. В большом интервью Игорь Фостенко рассказал MC.today о жизни на улице и в приюте и как придумал карты, которые теперь покупают в США, Германии, Франции, Индии и еще десятках стран мира.

Первые деньги я заработал в пять лет – продавал ландыши и землянику на рынке

Я родился в селе Ворзель под Киевом. Мы жили в маленьком доме с мамой, бабушкой-инвалидом и сестрой-погодкой. Я был очень привязан к маме – помню, как во сне всегда держал ее за руку.  Денег в семье не было: в пять-шесть лет  мы с сестрой Катей собирали в лесу землянику и ландыши, а потом продавали их на Святошинском рынке.

Пару раз в год в доме появлялся отец, который давно развелся с мамой, – привозил бананы и жвачки, однажды даже отвез нас с сестрой в киевский McDonald’s. Он занимался грузовыми перевозками, но деньгами не помогал, потому что после развода с мамой быстро женился опять, у него родилось двое детей.

До десяти лет я сменил три школы, учился в целом неохотно. Только в одной была учительница, которая в меня верила и считала способным: там я старался и по математике был почти отличником. У меня так до сих пор: если в меня верят – я горы сверну.

Последней школой был спортивный интернат в Киеве, куда мы с сестрой каждый день ездили из Ворзеля на электричке – туда и обратно по 40 км. Иногда оставались ночевать у отца, он с женой жил неподалеку на Академгородке.

Когда мне было одиннадцать лет, мама умерла и мы с сестрой оказались никому не нужны

Это случилось в феврале. Мама заболела, как нам казалось, обычной простудой. Лечилась чаем и травами, сбивала температуру народными средствами – в селе не принято было ходить по врачам.

Игорь Фостенко

Однажды ночью я услышал, как она стонет и задыхается. Побежал к соседке, чтобы вызвать скорую – звонил туда с 12 ночи до 5 утра, но никто не приезжал. Я был единственным, кто мог помочь маме в ту ночь, – сестра ночевала у отца.

Под утро приехал фельдшер, сделал маме укол и уехал. Ко мне пришел друг, мы занимались домашними делами во дворе. В какой-то момент я зашел внутрь, а мама уже не дышала – оказалось, что у нее было двустороннее воспаление легких. Мамина двоюродная сестра жила в том же селе, я побежал к ней. Она начала суетиться, плакать и сказала мне ехать к отцу. Я сел в электричку и всю дорогу до Киева плакал и смотрел в окно.

Жена отца Леся увидела меня на пороге и сказала: «Чего приперся?» У них на тот момент было двое маленьких детей, поэтому нам с Катей были не сильно рады в этой семье.

Как я жил на улице, нюхал клей и просил милостыню

Мы с сестрой переехали в Киев к отцу. Большую часть времени нас заставляли сидеть с младшими детьми – не пускали без них даже просто выйти погулять на улицу.

Однажды я из-за этого повздорил с Лесей, расстроился и ушел. Не думал, что это насовсем, просто хотел привлечь внимание отца. Думал, он начнет меня искать, а он не стал.

Следующие четыре года я жил в подвале в 500 метрах от дома. Зимой ночевал в переходе метро – там было теплее. Я быстро познакомился с такими же ребятами-беспризорниками и научился уличному «быту». Чтоб заработать, мы разгружали ящики на рынке или просто просили денег у прохожих. На них покупали молоко, батон и клей – постоянно его нюхали.

Днем я часто виделся с Катей, только она шла ночевать домой, а я – в свой подвал. Дома моя судьба никого сильно не интересовала, Катина, в общем, тоже. Через месяц она тоже пошла жить на улицу.

Игорь Фостенко

Во время жизни на улице было две проблемы – полиция и педофилы. Первые однажды побили нас за «ограбление» ларька, которого мы не совершали. Максимум, что мы могли украсть – это 200 гривен у пьяницы возле метро. А педофилы иногда приходили в виде хорошо одетых мужчин, предлагали еду и деньги, но мы сразу старались от них избавиться. Не всегда это получалось – однажды ночью изнасиловали мальчика из нашей компании. Это был единичный случай, такое происходило нечасто, но все равно я до сих пор это помню.

Несколько раз в год я попадал в приют, откуда сразу сбегал

Накануне Дня Киева или перед Новым годом полиция всегда «чистила» город и свозила нас, беспризорников, в приют. Там царила дедовщина, часто не хватало еды, поэтому через пару недель все обычно оттуда сбегали, и я – не исключение.

В 15 лет я в очередной раз попал в приют и познакомился с Николаем – он работал там воспитателем. Мы подружились, и он предложил забрать нас с сестрой к себе – у него уже жили несколько детей из приюта.

Я задумался: с одной стороны, в жизни на улице была «блатная» романтика, которая мне как подростку нравилась. Просыпаешься утром – и каждый день вызов: где найти еду и деньги на развлечения. Жить на улице не казалось мне чем-то ужасным. Я знал правила и другой жизни себе не представлял.

Как жить у Николая «нормальной» жизнью, было непонятно. С другой стороны, я видел, что почти все ребята с улицы, которые были старше меня, чаще всего заканчивали в тюрьме. Поэтому я согласился и пошел жить к Николаю.

Я хотел работать в Volkswagen, но потом пошел учиться в семинарию

Всего Николай приютил четырех подростков – меня, Катю и еще двоих ребят из приюта. Мы жили в небольшом сельском доме под Киевом: три комнаты, кухня и дворик в три сотки. Каждое утро Коля готовил нам большую кастрюлю свежего супа и уходил на работу.

Игорь Фостенко с семьей

Игорь Фостенко с семьей

Днем мы трудились во дворе, потом шли в вечернюю школу. Мне было лет 15, а я учился с семиклассниками – проходил программу двух учебных лет за год. По выходным Коля водил нас в церковь, скоро официально оформил на нас опеку.

Колина зарплата в приюте была $100, поэтому денег постоянно не хватало. Я всегда старался заработать и помочь семье: зимой чистил снег в соседских дворах, летом косил траву, рыл траншеи, убирал мусор.

В какой-то момент, чтобы нас прокормить, Коля стал покупать старые машины и разбирать их на запчасти для продажи. Я стал помогать ему, понемногу учился и уже скоро за день разбирал целую машину, получая за это 200 гривен. Машины начали мне нравиться, поэтому после вечерней школы я пошел учиться в электромеханический лицей по специальности «автомеханик» и окончил его с красным дипломом.

Тогда у меня была мечта – устроиться автомехаником в официальный салон Volkswagen. Но меня туда не взяли – не было прописки. После этого я год работал на стройке, а потом пошел учиться в духовную семинарию.

Параллельно я решил создать семью с будущей женой Мариной, с которой уже давно был знаком – с 16 лет.  Мне всегда хотелось, чтоб семья вообще ни в чем не нуждалась. И я стал думать о своем бизнесе.

 

Вторую часть материала можно прочитать здесь

По теме:

Ваша жалоба отправлена модератору

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: