logo

Сколько получают футболисты и почему нас это так бесит: 12 важных вопросов

Как-то раз консервативный политик Мэтт Хэнкок предпринял жалкую и откровенно популистскую попытку завоевать всеобщее одобрение и уважение (очевидно, его жиденького интеллекта и невыполненных обещаний для этого недостаточно). Он открыто раскритиковал футболистов Премьер-лиги и предложил им раскошелиться, чтобы поддержать национальную систему здравоохранения.

Компания «Профпереклад» подготовила перевод материала.

Перевод от

Мы все, разумеется, бросились защищать спортсменов. Совершенно справедливо. Однако мы должны понимать, почему подобные выпады в их адрес и попытки залезть к ним в карман так привлекают популистов, и почему профессиональных футболистов так часто критикуют. Почему при упоминании их зарплат все так бесятся?

Я попробую дать ответ на 12 самых распространенных вопросов о футболистах и их деньгах.

Почему люди считают, что футболистам Премьер-лиги сильно переплачивают?

В основном потому, что их доходы достигают абсурдных чисел, и такую кучу денег не потратить даже за всю жизнь. Контракты наподобие того, который подписал Жоэлинтон, означают, что клуб будет платить тебе деньги независимо от того, в какой ты форме.

Если ты получишь травму и на несколько месяцев выйдешь из игры, ты все равно получишь деньги. Заболеешь – тебе все равно платят. Футболистам не приходится жить на жалкие 95 фунтов в неделю, которые выплачивают в качестве пособия по болезни.

Но дело не только в этом. Если вы получили травму или заболели, клуб обеспечит вам любую медицинскую помощь, физиотерапию, психотерапию и вообще все что угодно, что поможет вам выздороветь или просто жить с комфортом.

И все это бесплатно. У вас будет спортзал, бассейн, массажи и сауна. У большинства клубов есть собственный священник для духовных наставлений. Клуб оплачивает даже трусы, которые вы наденете под форму в день матча. А если вы футболист уровня Жоэлинтона, то получите почти 4 миллиона фунтов в год.

Другими словами, это всесторонняя защита и «облизывание» в промышленных масштабах. Мало кто из простых смертных может позволить себе подобное. Порой «облизывание» доходит до такого уровня, что людям это кажется ненормальным и незаслуженным. А кто объект – уже неважно.

Почему тогда не критикуют других богатых спортсменов?

Потому что футбол – самый популярный вид спорта на планете и имеет массу фанатов. Немаловажно и то, что заработок футболистов гарантирован в любом случае и не зависит от побед или проигрышей.

Игроки в гольф, теннисисты и боксеры получают гонорары из призовых фондов или специальные пособия для победителей. Чтобы заработать большую сумму, надо одержать грандиозную победу (и не одну). У них нет поддержки команды, как у футболистов – футболист ведь играет на поле не один.

Вот почему отдельные спортсмены, не участвующие в командных видах спорта, по мнению людей, заслуживают вознаграждения куда больше. А тот же Жоэлинтон зарабатывает 320 тысяч фунтов в месяц, и у него контракт на шесть лет независимо от того, выиграет ли команда хоть один матч. И даже независимо от того, будет ли он играть в основном составе. Людям такие контракты кажутся дикостью.

Как насчет гонщиков «Формулы-1»?

У них тоже огромные зарплаты, но никто не советует им пожертвовать средства врачам.

В какой-то мере это игра цифр. Футболистов куда больше, чем гонщиков «Формулы-1». Среди гонщиков лишь шестеро зарабатывают в год больше, чем Жоэлинтон – у него, вообще, зарплата больше, чем у Кими Райкконена, который выиграл 21 гонку и чемпионат. Жоэлинтон не выиграл ничего и забил всего один гол за 25 игр лиги.

Вот почему люди считают, что футболистам платят слишком много при очень скромных достижениях.

Но ведь футбол – это развлекательный бизнес 

Почему тогда никто не критикует музыкантов с большими гонорарами?

Потому что их доход считается заслуженным благодаря их популярности. В прошлом году Эд Ширан зарабатывал 339 000 фунтов в день (продажи, роялти и гастроли). Люди любят его и его музыку. Но если он вдруг начнет выпускать двухчасовые каверы на Metal Machine Music Лу Рида (очень своеобразная музыка на любителя), никто не купит ни билет на концерт, ни песню, так что его доход значительно снизится.

А вот если Жоэлинтон сыграет в матче, который никто не захочет смотреть, то все равно не потеряет ни копейки. Он может даже ни разу не сыграть в основном составе за шесть лет – и все равно получит 25 миллионов фунтов зарплаты.

Такой перекос в пользу игрока расстраивает людей. Болельщиков злит то, что игрок в плохой форме все равно получает огромные деньги.

Ладно, ну а кинозвезды? Зарабатывают горы денег, почему никто не критикует их?

Потому что кинозвезд нанимают за качество игры, основываясь на их предыдущих выступлениях и личной коммерческой ценности. Их вознаграждение зависит от качества игры и соответствия стандартам. Если они приходят на съемочную площадку, не выучив текст, плохо играют, не знают роль или если травмировались и не могут работать, на них, скорее всего, подадут в суд за нарушение контракта.

Если Жоэлинтон не забьет больше ни одного гола за шесть лет (а это, в общем, и есть его работа – забивать голы), «Ньюкасл Юнайтед» не сможет подать на него в суд. Он ничем не рискует. Гонорар не зависит от качества его игры. И это еще одна причина, почему футболистов считают тунеядцами с незаслуженными гонорарами.

Но ведь талантливых футболистов очень мало

Им платят так много за то, что они элитные игроки и годами оттачивали мастерство?

Другим специалистам из элитных кругов, которые так же годами оттачивали мастерство, не платят и половины таких гонораров. Например, средняя зарплата нейрохирурга в Великобритании составляет 91 тысячу фунтов в год.

Элитные хирурги получают около 300 тысяч фунтов – а это куда меньше, чем зарплаты многих футболистов. Обучение на нейрохирурга занимает восемь лет (и никаких вам бесплатных трусов). В 2016 году в Англии был 301 нейрохирург.

Футболистов Премьер-лиги у нас 511. Жоэлинтон за месяц зарабатывает больше, чем топовый нейрохирург получает за год. Вдобавок он никого не убьет, если у него неудачный день на работе.

Вот почему люди не хотят слышать аргументы про связь высоких гонораров с «элитарностью» спортсменов.

Ладно, но игроки же в этом не виноваты. Все хотят быть богатыми.

Кто бы стал отказываться от денег?

Конечно, игроки не виноваты. Но не все хотят быть сумасшедше богатыми, да и не всем нужны такие деньжищи – куда их потратить-то? Мы все знаем, что любовь за деньги не купишь.

Есть клинические подтверждения того, что счастья или удовольствия не становится больше, если ваш годовой доход вдруг превысит 70 тысяч фунтов. Бесконечное потребление также увеличивает нагрузку на природные ресурсы и усиливает изменения климата.

Некоторым кажется, что на фоне всего этого зарплаты футболистов не просто издевательские, но еще и бессмысленные. И портят экологию, да.

Но футболисты интенсивно тренируются, стараются держать себя в форме, чтобы оставаться хорошими спортсменами

Это нелегко. Вот почему им так много платят.

Некоторые критики не считают, что этих усилий достаточно, чтобы получать такую зарплату. Платить Жоэлинтону почти 4 миллиона фунтов в год за несколько часов спортзала в неделю и эпизодического футбольного матча…

Выглядит скорее как неполная занятость, чем нормальная работа. Как и футболисты-аматоры, большинство профессиональных игроков могут бить по мячу только одной ногой, а их угловые удары не всегда попадают в цель. Поэтому многим кажется, что футболист работает недостаточно, чтобы получать такие деньги.

Если бы тренировки превращали любого игрока в гения вроде Месси или Роналду, возможно, люди бы так не считали. Увы, этого не происходит.

Владельцы футбольных клубов все как один миллиардеры. Почему на них никто не набрасывается и не требует финансовых вливаний?

Потому что они далеко, и их имена мало кому известны. А футболисты рядом и знаменитые. На футболе зарабатывают только сами футболисты, их менеджеры и агенты. Клубы получают доход только благодаря им (а доходных клубов немного). Поэтому люди неизменно будут возлагать ответственность на тех, кто получает больше всего денег (тот же Жоэлинтон).

Именно они дают клубам возможность оставаться на плаву. Раз тебе уходит львиная доля дохода – тебя будут критиковать. Раз ты не помогаешь сократить расходы, чтобы люди с самой низкой зарплатой в клубе могли сохранить свою работу – на тебя повесят всех собак, смирись с этим.

Если футбол не приносит денег – у клуба нет никакого морального права на существование, а у его владельца нет права продолжать вливать деньги в футболистов.

Футбольные клубы каждую неделю битком. Это чрезвычайно популярный аттракцион

Игроки, привлекающие толпы поклонников, получают вполне заслуженную зарплату. Почему люди не могут это понять?

Потому что футбол всегда был очень популярной игрой. Нынешние футболисты не сделали его более популярным и ничего нового не изобрели. Они выезжают за счет популярности футбола в целом, а эта популярность существовала и раньше.

В любом случае футбольный клуб – это не только люди, которые временно за него играют. В других видах бизнеса такого нет. Люди, по сути, поддерживают футболку с логотипом команды, а не конкретного игрока. Как однажды сказал Джерри Сайнфелд, в итоге мы все просто аплодируем тряпкам с номерками.

Представьте себе такое: тысячи людей все равно будут ходить на стадион «Сент-Джеймс Парк», чтобы посмотреть на игру «Ньюкасл Юнайтед», независимо от того, будет ли играть Жоэлинтон. Они будут продолжать туда ходить и после того, как Жоэлинтон уйдет из команды.

Мало кто идет смотреть, как Жоэлинтон будет играть в футбол, – люди идут смотреть игру команды в целом. Вот почему многие задаются вполне логичным вопросом, почему этому Жоэлинтону столько платят.

Выходит, это все просто маркетинг?

Игроки получают столько, сколько готов платить рынок. Все зависит от спроса и предложения.

Такой вывод напрашивается сам собой, и в уравнении действительно где-то должны быть спрос и предложение. Но действительно ли на игру Жоэлинтона есть спрос? Нет. Как уже было сказано выше, есть спрос на игру команды «Ньюкасл Юнайтед». Это совсем другое.

Традиционно рынок вступает в игру, когда множество людей хотят получить какой-то раритетный товар (в нашем случае – топовый футболист). Цена на этот товар растет до тех пор, пока не станет доступной единицам.

Но есть ли в данном случае какая-то конкуренция? Может, был другой клуб, который купил бы Жоэлинтона за 39 миллионов фунтов, раз «Ньюкаслу» пришлось заплатить 40? Сомнительно. А если был, то что это за клуб?

Действительно ли «Ньюкасл» должен платить ему 80 тысяч фунтов в неделю? Неужели Жоэлинтон не подписал бы контракт на 79 тысяч? Или, может, был другой клуб, который был готов платить 79 тысяч, поэтому «Ньюкасл» предложил 80? Тоже сомнительно.

Вот и выходит, что никакие традиционные рыночные отношения здесь не действуют. Между клубами нет конкуренции, которая и могла бы настолько повысить цену на Жоэлинтона.

Очевидно, любой клуб может озвучить цену за игрока, а другой клуб может либо заплатить ее, либо не покупать игрока. Может, в случае с бразильцем и ФК «Хоффенхайм» так и было, но это не рыночная конкуренция в обычном смысле. Цену за переход игрока в другой клуб и его зарплату невозможно рационализировать, потому что в целом они договорные.

Они обычные парни из рабочего класса, которые выбились в люди

Они занимаются полезной общественной работой, и пусть лучше деньги достанутся им, чем кому-то другому.

И многие с этим согласятся. Но большинство все равно считает, что финансировать национальную систему здравоохранения надо вовсе не за счет щедрости отдельных богатых футболистов. Этим должно заниматься государство.

Благотворительность в системе здравоохранения не должна существовать только для того, чтоб профинансировать медицинские услуги. Государство вполне сознательно приняло политическое решение о системном недофинансировании медицины.

Не футболисты должны тащить из ямы экономику – только не в той стране, которая якобы входит в пятерку самых экономически развитых стран и при этом организовывает продовольственные банки. Все хотят чувствовать себя нужными и ценными членами общества. Но если менее удачливые люди зависят от жалких крох со стола богачей, ломящегося от деликатесов, ничего хорошего из такой системы не выйдет.

Даже если пожертвования делаются искренне и с добрыми намерениями. Никто не должен зависеть от подачек того же Жоэлинтона. Поддерживая огромные гонорары футболистов, мы укрепляем подобную зависимость. А на самом деле, надо просто найти системное решение проблемы.

Но, вообще, дело в бесплатных трусах, конечно же. Что это за жизнь такая, если мультимиллионеры получают еще и бесплатные трусы?

0

Популярное:

Выбор редактора

Спецпроект

Вдохновляющие компании-работодатели

Alfa
ABM Cloud
«БИОСФЕРА»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: