logo

«Мои знакомые говорили: биткоин – это “мыльный пузырь”, который скоро лопнет». Как Александр Луцкевич создал криптобиржу с оборотом $10 млрд в год

Александр Луцкевич – основатель и генеральный директор международной криптобиржи CEX.IO. Он был одним из первых IT-специалистов в Украине, кто поверил в будущее криптовалют.

Более семи лет назад Александр создал платформу, через которую можно купить, продать или обменять биткоин. При этом после продажи криптовалюты деньги мгновенно упадут на карту: в долларах, евро или гривне. Сегодня CEX.IO – это целая экосистема продуктов, теперь там можно покупать, продавать и обменивать другие криптовалюты, безопасно их хранить и вести торги. А еще взять кредит под залог целого ряда цифровых активов или получать прибыль от хранения определенных монет

У CEX.IO больше четырех миллионов пользователей со всего мира. А сам Александр – настоящий фанат технологий, который уверен: скоро любой платеж можно будет провести без участия банка, а любую справку получить в один клик. В интервью MC.today Александр Луцкевич рассказал, почему не получился первый стартап с играми, как 51% всей сети биткоина однажды контролировался из небольшого городка в Украине и какое будущее у криптовалюты.


Учиться было некогда, хотелось зарабатывать 

Я родился в маленьком городке Волочиск Хмельницкой области. Еще в школе любил уроки математики и информатики, особенно увлекался химией. Меня постоянно отправляли на олимпиады: школьные, областные и республиканские. 

А когда у меня появился первый компьютер, я открыл для себя новый мир. Идея о том, что код позволяет создавать что-то из ничего, полностью захватила меня. В 13 лет я сделал свой первый стартап «Экзит»: это обучающая программа для слепой печати. 

Я решил и дальше заниматься тем, что нравится: поступил на факультет кибернетики в Киевский университет им. Т.Г. Шевченко. В 1999 году стал студентом первого курса и уже со второго начал работать. Вместе с друзьями мы собирали компьютеры и писали небольшие программы на заказ. В основном занимались разработкой под конкретные требования заказчика. Наверное, так поступал тогда каждый, кто имел хоть какое-то отношение к IT.

Уже на третьем курсе пришлось перейти на заочное обучение и стать тем, кто сейчас называется «фрилансер». Учиться было некогда, хотелось работать и зарабатывать. Так университет я окончил в 2007-м – на два года позже, чем планировал. Желание иметь собственные деньги было сильнее, чем вовремя получить корочку об окончании университета.

Александр Луцкевич

Тогда рынок компьютерных игр в Украине был на подъеме – многие айтишники начали создавать свои игры. Мы с ребятами тоже очень хотели написать большую игру: такую, чтобы в нее играли миллионы. Талантливые разработчики, художники, аниматоры – вокруг этой идеи объединились 25 человек. Компанию назвали Digital Art Games и стали писать стратегическую игру про Вторую мировую войну.

Амбиции у нас были большие, а вот денег не хватило. Оказалось, такой проект стоит гораздо больше, чем несколько десятков тысяч долларов. Пришлось браться за другие проекты: например, однажды создали анимацию для канадского заказчика. 

Как раз тогда активно начали развиваться соцсети и с ними технологии. Ребята росли как специалисты, сторонних заказов мы получали все больше, и сил на создание своей игры не оставалось. Постепенно каждый из нас нашел свое направление. Да и за четыре года какого-то ощутимого результата не было. 

Игру мы не создали, но большинство из нас постепенно переключилось на биткоин – тогда он только появился и мы с одногруппниками и заказчиками все время его обсуждали. Идея о криптовалюте буквально витала в воздухе.

Все началось с биллинговых сетей (программное обеспечение, с помощью которого можно собирать информацию о каждом клиенте и рассчитать стоимость услуг. – Прим. ред.). Было интересно: по какому принципу это работает, как происходят расчеты. Мне всегда нравились системы, где отношения между людьми в интернете складывались напрямую, без участия каких-то посредников. Биткоин – это в некоторой степени развитие биллинговых сетей, но в сторону финансов. 

В период с 2010 по 2012 год мы по-прежнему брали заказы на разработку, а параллельно изучали первую криптовалюту. Как только мы поняли, что у цифровой валюты большое будущее и на этом можно заработать, наступил новый период. 

Как я создал мировой сервис майнинга биткоина и взял 51% всей сети

Среди моих знакомых одни говорили: биткоин – это «мыльный пузырь», который скоро лопнет. А другие, напротив, уговаривали купить. Мне как технарю ближе были прогнозы вторых. Кстати, именно тогда я купил достаточно крупную сумму биткоинов по цене меньше $30.

Первые поклонники биткоина во что бы то ни стало хотели его добыть, или намайнить. Как это происходит: компьютер активно работает и тратит очень много электроэнергии. Насколько много? Энергии, которая ежегодно тратится на майнинг, хватило бы на то, чтобы все чайники Великобритании кипели 27 лет. А если собрать всю мощность мира, которая тратится на майнинг биткоина, то каждые 10 минут будет находиться блок с криптовалютой.

Но если майнить одному, биткоин найти гораздо сложнее. Чем больше союзников, тем больше шансов найти блок. Потом «добыча» делится на всех. Так у нас возникла идея майнингового пула: мы объединяли людей и «искали» биткоины вместе.

Майнили мы в Украине, майнинговых центров у нас было несколько: в Киеве, под  Киевом и что-то в областях. Электричества потреблялось достаточно много, наверное, самая большая наша площадка была на 15 МВт – это среднее потребление города с 50–100 тыс. населения

Первые майнеры в Чернигове
Первые майнеры в Чернигове

Летом 2013 года мы создали самый крупный на тот момент майнинговый пул  в мире GHash.IO и поставили себе амбициозную цель – захватить 33% всей сети биткоина.  Вот что мы для этого сделали:

  • собрали несколько десятков единомышленников;
  • суммарно вложили примерно $1 млн собственных инвестиций в проект;
  • чтобы организовать майнинговую ферму, взяли на работу 50 человек.

В итоге нам удалось даже больше: мы были первыми, кто взял 51% сети биткоина («атака 51» – когда майнер получает больше мощности, чем у всей остальной сети. – Прим. ред.). Это длилось несколько часов и позволило нам полностью контролировать сеть и при желании использовать ее в своих интересах. Это достаточная мощность, чтобы изменить порядок транзакций или вовсе удалить их.

Почему мы перестали продавать мощности и создали криптобиржу

Спрос на майнинг был просто огромным: когда мы запускались, в день майнилось 3,6 тыс. биткоинов. У нас появилась идея не только объединять людей в пул, а продавать мощности для добычи биткоина. Например, человек покупал у нас мощность, какое-то время майнил сам, а потом частично продавал мощность другому, и майнинг продолжался у него. 

Так одна система могла работать для двоих или троих человек. Мы рассчитывали, что со временем появится рынок купли-продажи майнинговых мощностей и цена будет более-менее стабильной. Для этого мы даже подготовили специальную платформу – CEX.IO. Мы на 100% были уверены: это то, что нужно рынку. Но мы ошиблись. И вот почему:

  1. Люди хорошо покупали мощности для добычи биткоина, но их практически никто не продавал. Те, кто верил в биткоин, уже тогда понимали: он будет расти в цене. А значит, добыть биткоин гораздо выгоднее, чем продать мощности и получить фиксированную сумму один раз. Дошло до того, что люди скупали мощности фактически по любой цене, а еще все чаще стали покупать биткоин.
  2. На рынке появилось много мошенников. Они собирали деньги с покупателей майнинговой мощности, какое-то время выплачивали прибыль якобы с добычи, но рано или поздно пирамида рушилась. Такие компании создавали огромную проблему реальным поставщикам мощности – могли играться с ценой, как им захочется, и предлагали такие низкие цены на электричество, каких не было ни в одной стране мира. Но люди верили этому. Так мы теряли потенциальных клиентов, а они – деньги.

Эти две причины подтолкнули нас переключиться на обмен криптовалют. Так, в 2014 году платформа CEX.IO стала площадкой для торгов: здесь биткоин можно было купить, обменять или продать. 

Первое, что мы сделали, – подключили платежные карты Visa и Mastercard. Теперь криптовалюту можно было не просто хранить или менять на доллары, но и купить с помощью платежной карты. Скорость прироста новых пользователей на платформе была просто ошеломляющей: мы собрали тогда, наверное, половину всей индустрии. 

Позже мы дали возможность торговать криптовалютами, а совсем недавно запустили возможность взять займ под залог биткоина и других цифровых активов и даже получить проценты за его хранение.

Главный офис открыли в Лондоне. Мы выбрали Великобританию потому что здесь: 

  1. Четко работают законы. 
  2. Стартапам дают налоговые льготы. 
  3. Сюда приезжает огромное количество специалистов, здесь находится много банков и инвестиционных компаний. Лондон – идеальное место для ведения бизнеса с новыми решениями.

Здание, в котором находится лондонский офис CEX.IO

У нас пытались украсть биткоины: теперь мы нанимаем людей еще внимательнее

Мы были и остаемся мегапараноиками в плане безопасности: систему нужно не только правильно выстроить, но и охранять. 

В 2014 году в один из вечеров подвыпивший сотрудник британского офиса украл сервер прямо из нашего дата-центра (помещение, где находятся сервера и сетевое оборудование. – Прим. ред.). Видимо, надеялся добыть оттуда сотни биткоинов. 

Во-первых, подобрать код к информации на сервере абсолютно невозможно – применяются различные методы шифрования. А во-вторых, основное хранилище криптовалют все равно находится офлайн. Существует специальный протокол, по которому только несколько человек имеют доступ к этим средствам. Кстати, того злоумышленника потом посадили – все-таки законы в Великобритании работают отлично.

Вот эта паранойя по отношению к безопасности и к тому, как должна работать система, наложила свой отпечаток на требования к людям. Любая, даже самая маленькая, ошибка может стоить целое состояние. Так, человек, который приходит к нам на работу в финансовый отдел, должен понимать: 

  • как работают финансы;
  • что такое бухгалтерия; 
  • как нужно работать с дробными копейками.

Если на каждый миллион операций будет теряться полкопейки, набежит приличная сумма. А если таких операций миллиард? Одно неправильное округление приведет к большим убыткам.

Мы искали людей в основном по рекомендациям. Технологии, с которыми мы тогда работали, были нестандартными – специалистов не хватало. А если человек и понимал, о чем речь, его еще нужно было убедить остаться. Например, если он до этого работал в банке, то привык к определенным стандартам: пиджак, галстук, серьезный председатель правления. На нас же смотрели с недоверием – какой-то непонятный криптостартап. 

Я лично собеседовал каждого соискателя: если человек нам подходил, убеждал попробовать. Очень сложно человека мотивировать какими-то волшебными словами. Зачастую люди верят в энергетику: если все правильно донести, у них загораются глаза. 

Офис CEX.IO

Еще мы придумали интересный подход: try & buy (англ. «попробуй и купи». – Прим. ред.). В течение двух недель кандидат работал с нами как сотрудник. А потом либо принимал наше предложение, либо возвращался на свое предыдущее место работы. 

Семь лет назад мы начинали с 45 человек, а сегодня наш штат – это 250 сотрудников по всему миру. Большая часть людей, которая была изначально, до сих работает в компании. Нам очень повезло на начальном этапе: к команде присоединились действительно сильные профессионалы. Они помогли заложить базовые стандарты финансовых операций – не только с точки зрения разработки, но и управления командой. 

До сих пор людей, которые нам подходят, очень мало на рынке. Прежде всего нужно быть экспертом в своей области и каждый день быть готовым к новым вызовам. В нашей стране есть талантливые ребята, но общий уровень финансовой грамотности низкий.

В Украине у нас остается центр разработки, а продажи, маркетинг, юридические отделы находятся в других странах.

Как я получил лицензии и работаю почти во всех странах мира

Несмотря на то, что изначально мы строили бизнес в Украине, 50% всех наших клиентов были из Америки. Вот почему как только появилось понимание, как этот рынок регулируется, мы занялись лицензиями для работы с криптовалютой на территории США.

В 2014 году американское правительство признало: криптовалюта – это отдельная категория активов. Традиционные схемы регуляции здесь не работали. С одной стороны, это почти как мешок картошки: захотел – купил, захотел – продал. А с другой – этот мешок можно перепродавать по всему миру. Значит, придется выполнить определенные требования. 

Например, компания должна быть подключена к американской системе финмониторинга FinCEN. В январе 2015 года мы прошли регистрацию в этой системе, а спустя три года получили первые лицензии. До этого мы работали только в половине штатов: там, где было достаточно базовой регистрации.

На сегодня мы получили лицензии уже в 32 штате США, а всего работаем в 48 штатах Америки. У нас также есть лицензия для работы на Гибралтаре и регистрации в Украине и Канаде. Мы вошли в ограниченное число компаний, которые получили временную регистрацию в Великобритании. Всего мы можем обслуживать пользователей из около 200 стран мира. 

Мы серьезно подходим к организации работы в любой стране: оформляем юрлицо, получаем все разрешения, формируем команду, назначаем генерального директора. Сейчас наши офисы находятся в США, Британии, Украине, на Кипре и Гибралтаре.

Моя цель – войти в топ-3 криптобирж мира

С какого-то момента я перестал тратить силы на все подряд: набирать новых людей, контролировать внутренние процессы, вникать в юридические тонкости. Сегодня на каждого человека в команде я могу положиться: будь то финансы, право или рекрутинг. Если нам не хватает какого-то эксперта, мы вместе принимаем решение, стоит ли брать нового человека, и двигаемся дальше. 

У нас достаточно сильная децентрализация. Практически каждый продукт – это отдельная мини-компания со своим генеральным и техническим директором. Люди любят свой продукт и развивают его. В то же время все мы едем в одном скоростном поезде, который с каждым проворотом разгоняется все сильнее.       

Офис CEX.IO

В 2020 году общий оборот криптобиржи CEX.IO составил $10 млрд, а за почти пять месяцев этого года у нас уже более $7 млрд. Мы растем достаточно быстро: сегодня количество наших пользователей достигло 4 млн человек. 

Украинский Forbes оценил нашу компанию в $70–120 млн. Но у нас не было публичного привлечения капитала, как, например, у американской платформы Coinbase. Да, конечно, я могу сказать, что моя компания стоит $100 млрд или $2 трлн. Но какую бы оценку я сам или кто-то еще ни давал это не имеет никакого значения, пока кто-то не «проголосовал монетой».

Чем больше пользователей, тем больше сделок и тем больше комиссий мы получаем. Поэтому мы постоянно что-то улучшаем. Например, сейчас продать свой биткоин и получить деньги на карту занимает всего 10 секунд. А в 2019 году мы запустили сервис для крупных клиентов: теперь миллионные сделки можно совершать с меньшими потерями на комиссию. 

В этом году мы планируем выводить новое семейство продуктов: новый кошелек и новые решения в сфере DeFi (финансовые инструменты, которые созданы по системе блокчейн. – Прим. ред.) Оно будет на поколение старше, качественнее и дешевле. Наша цель – войти в топ-3 игроков на криптовалютном рынке мира и завоевать азиатские страны. 

А как показывает опыт, все, что мы планируем, рано или поздно осуществляется. Даже если не будет хватать какого-то элемента, мы его создадим. С самого начала я видел экосистему наших продуктов именно такой. Просто времени на ее реализацию ушло больше, чем планировалось. 

Жаль, что я не понял этого раньше: 4 совета тем, кто хочет «выстрелить» на рынке криптовалют

  1. Нужно развиваться быстрее. Индустрия меняется бешеными темпами, и необязательно придумывать что-то новое. Например, можно взять чье-то решение и сделать его лучше. Это китайский подход ведения бизнеса: если что-то работает, его нужно точно так же повторить, а потом уже начать улучшать. 
  2. Быть готовым к сильной волатильности криптовалют. В 2021-м все больше людей вкладывает в криптовалюту. Но пока мало кто знает о том, какую стратегию выбрать, куда нести свои деньги и что с криптовалютой потом делать. Как правило, люди покупают биткоин, когда он уже вырос, и быстро продают – если он падает. Волатильность = изменчивость цены. В 2017 году биткоин вырос до $20 тыс., а потом снизился до $6 тыс. Чем дешевле биткоин, тем меньше сделок. А значит, мы получали меньше прибыли. В тот период я вынужден был сокращать людей и инвестировать личные сбережения для поддержания платформы.
  3. Объяснить клиенту, что верификация – это его защита. Задача любого финансового продукта – получить подтверждение личности клиента. В нашей экосистеме человек проходит верификацию всего один раз: предоставляет персональные данные и адрес прописки. Потом он может спокойно пользоваться всеми услугами сервиса. Такой подход позволяет уважать границы клиента и не нервировать его каждый раз, когда он хочет совершить какую-то операцию. В то же время сама процедура верификации защищает пользователей от анонимных мошенников. Это означает: мы в индустрии надолго и все делаем правильно.
  4. Научиться принимать новое. Мир развивается очень быстро. Скоро купить квартиру можно будет без нотариуса – его заменят технологии. Например, зайти на сайт, ввести личный ключ и нажать кнопку «Купить». То количество бюрократии, которое есть сейчас, уйдет. И в целом блокчейн очень сильно поменяет нашу жизнь, как ее в свое время поменял Facebook.
Александр Луцкевич

Александр Луцкевич

Что будет дальше с криптовалютами и не только

Биткоин занял свою позицию достаточно надолго – как некий ценный актив. Мы как раз находимся на том этапе, когда все только масштабируется. Это начало чего-то большего. В криптовалютной индустрии нащупали дно, на которое очень крепко стали, и как грибы после дождя будут расти новые компании. 

Сейчас на рынке огромное количество мусора. Но он будет постепенно уходить, и его  заменят качественные продукты. Я уверен: криптовалюты – тот механизм, который поможет предотвратить неотслеживаемые операции с наличными в будущем. Это будет совсем другой уровень финансовых отношений во всем мире. 

Еще мне нравится изучать биохимию, генную инженерию и искусственный интеллект. Разбираться в новых разработках – такой же драйв, как в свое время было с биткоином. Мое предыдущее хобби превратилось в работу, а значит, пора открывать что-то новое.

Ваша жалоба отправлена модератору

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: