logo

Украинские реки исчезают: в селах высыхают колодцы, города могут остаться без питьевой воды. Детальный разбор ситуации

Иван Шкурлатович родился в небольшом городке Ходоров во Львовской области. Он с детства любил природу – вместе с отцом маленький Ваня гулял по местным лесам и часто мечтал о горах – от Ходорова до Карпат почти 70 км, и Ивану это казалось невероятно длинным расстоянием.

Отец был охотником и, как ни парадоксально это звучит, научил сына любить и беречь дикую природу. Иван рос и смотрел, как быстро ее уничтожает человек – по глупости или жадности. Уже взрослым он стал волонтером WWF в Украине и сейчас спасает украинские реки.

Редакция MC.today рассказывает, почему водные артерии Украины оказались в критическом положении, чем это может обернуться для нашей страны (спойлер: ничего хорошего ни для жителей городов, ни для жителей сел) и как настоящие супергерои спасают нас от засухи.


Как отец-охотник научил сына любить природу

Иван Шкурлатович вспоминает, что природу ценил всегда – это ему привили в семье. Его мама выращивала цветы, фрукты и овощи и с детства учила уважению к земле, которая кормит людей. Отец охотился и брал сына с собой – они много времени проводили в заповеднике «Диброва». Иван вспоминает, что именно отец научил его уважать и беречь дикую природу и законы, по которым она существует. Вместе они собирали лесные грибы и ягоды, проводили много времени на свежем воздухе.

Иван Шкурлатович

Иван Шкурлатович

Уже взрослым Иван переехал в Киев. Его расстраивал мусор и печальное положение многих местных лесов и парков. Однажды он наткнулся в социальных сетях на одно из мероприятий Всемирного фонда природы (World Wide Fund for Nature, WWF). Они собирали волонтеров, чтобы устроить «субботник» в Голосеевском лесу. Иван пошел, познакомился с активистами и втянулся – скоро вступил в их ряды.

Проект, над которым сейчас работает WWF и Иван в том числе, называется «Свободные реки». WWF изучает состояние плотин на карпатских реках в Черновицкой и Ивано-Франковской областях. В 19-м и 20-м веках по этим рекам сплавляли древесину для продажи. У горных рек обычно бурное и активное течение, там много камней и мало воды, поэтому лесорубы строили так называемые кляузы. Это такие шлюзы из дерева, по которым и переправляли грузы. Они могут быть довольно большими – 15 метров в высоту и столько же в ширину.

В те годы из-за строительства кляуз сильно поменялось течение рек. Оно стало медленнее, воды стало меньше. Это сразу повлияло на местную рыбу: она не могла идти на нерест и в этих реках сильно уменьшилась популяция, например, лосося дунайского, который позже попал в Красную книгу Украины. Дальше пошла цепная реакция – если нет рыбы, то нет и животных, которые ее едят, тех же выдр или медведей.

Пройти 400 км, чтобы спасти реку

Позже кляузы перестали использовать – древесину возили другими способами. Огромные сооружения остались ничьими: они заросли травой, заилились и кое-где окончательно заблокировали течение рек. Те начали постепенно превращаться в болота.

Чтобы восстановить течение рек и вернуть в них жизнь, волонтеры решили найти никому не нужные кляузы и другие преграды и снести их. Но это не так легко – таких плотин на реке много, часто они практически самодельные. Многие из них не обозначены ни на каких картах, поэтому искать кляузы и изучать их состояние пришлось «вручную».

Иван в походе вдоль реки Черемош
Иван в походе вдоль реки Черемош

Сделать это вызвался Иван. С июля по сентябрь он постоянно ходил в несколькодневные походы вдоль притоков рек Белый и Черный Черемош.

«Обычно места, где стоят преграды, дикие. Я доезжал на общественном транспорте до ближайшего населенного пункта, брал рюкзак и палатку и шел. Было нелегко, потому что часто надо было идти сквозь лес, часто по территории заповедника. Это дикие места, где далеко не везде есть тропинки и дорожки, у реки – скользкие камни. Приходилось даже переходить через горные хребты – потому что другого пути не было. Я перешел даже через Пинье – самый крупный хребет Гриневских гор. Местами приходилось буквально карабкаться в гору», – рассказывает Иван.

На маршруте волонтера было около 15 уже известных кляуз. Но по факту он нашел больше – специалисты анализировали реки и понимали, что в некоторых местах тоже могут быть какие-то преграды. Тогда волонтер просто ходил в том районе и искал их – так удалось найти еще около 10 разных преград. В основном они меньше кляуз, например, просто куча срубленного леса.

Добрынь до сноса кляуз
Добрынь после сноса кляуз

Следующим шагом в проекте должна была стать уборка кляуз и восстановление естественного течения рек. Но не успели даже начать – карантинные ограничения вынужденно поставили проект на Черемоше на паузу.

Куда утекают украинские реки

Проблема с малыми речками существует не только в Карпатах. Самая знаменитая из малых рек Киева – это, пожалуй, правый приток Днепра река Лыбедь. По основной версии, свое романтичное название она получила от имени сестры трех основателей Киева – Кия, Щека и Хорива.

«Лыбедь течет в Киеве давно – еще во времена Киевской Руси, в 14-м веке, она была южной границей города. Где-то в то же время на реке стали появляться первые дамбы, мельницы, системы орошения полей», – рассказывает в своей книге «Энциклопедия киевских рек» Кирилл Степанец.

Долгие годы Лыбедь была полноводной и крупной рекой – ее ширина на отдельных участках достигала 50 метров.

В 18-м веке на реке появляются не только мельницы, но и крупные предприятия – например, в устье построили целый кирпичный завод. И тогда же река стала «неудобной» для города и впервые стали говорить о том, что ее надо изменить. Сначала сместили русло реки – для строительства киевского вокзала. А потом и вовсе решили превратить в канаву и «закрыть» в бетон.

Фото – Facebook-сообщество «Клуб Коренного Киевлянина»

Фото: Facebook-сообщество «Клуб коренного киевлянина»

Дальше ситуация только ухудшилась: в 1902 году параллельно руслу реки проложили так называемый Старолыбедской напорный фекальный коллектор. В 1930-е годы к нему присоединили еще и Новолыбедской самотечный коллектор. Такое соседство с рекой приводит к тому, что во время паводков ливневая вода смешивается с фекалиями из-за плохой герметичности люков канализации, которые к тому же постоянно крадут.

Кроме этого, большая часть берегов реки застроена промышленными предприятиями, которые постоянно сливают в реку грязную воду. Почти вся Лыбедь сегодня – это грязный ручей. Исчезла не только река, но и несколько озер в ее бассейне –  Паньковское возле Ботсада (пересохло), Кадетская роща возле Кадетского корпуса (засыпано), Выдубицкое (поглощено при создании киевского водохранилища).

Все правда так плохо?

Еще в 1990 году реку Лыбедь признали самой грязной в Европе. В ней превышены все нормы содержания нефтепродуктов, огромная концентрация кишечной палочки и сальмонелл.

Из-за постоянных вмешательств человека Лыбедь полностью потеряла способность к самоочищению. Искусственно реку за историю независимой Украины чистили только один раз. Тогда из подземной части в районе Саперно-Слободской улицы (коллектор ПБС) вывезли 850 тонн мусора.

Я живу в Киеве всего год и мало знаю о местных реках. Поэтому решила поехать посмотреть своими глазами – действительно ли легендарная Лыбедь в таком плачевном состоянии.

Выхожу из метро в районе вокзала и пытаюсь отыскать речку – по карте она находится совсем рядом. Довольно быстро становится понятно, что найти выход к Лыбеди – задание со звездочкой. Вокруг реки понастроили каких-то халабуд, киосков, непонятных домиков из фанеры и заборов.

Лыбедь в районе киевского вокзала
Лыбедь в районе киевского вокзала
Лыбедь в районе киевского вокзала
Лыбедь в районе киевского вокзала
Лыбедь в районе киевского вокзала

Найти открытый спуск к реке удается спустя почти два километра – в районе улицы Гайдара. Ничего хорошего у реки я не нахожу. Во-первых, запах. Когда-то полноводная река, которая обеспечивала полгорода, пахнет как канализацонная канава. От вони выедает глаза, на бетонных берегах и склонах рядом с рекой горы мусора, которые хочется развидеть.

Горы мусора на берегах Лыбеди

Горы мусора на берегах Лыбеди

Казалось бы, какое дело до маленькой речки, если воду Киев берет из Днепра и Десны? Дело в том, что вся вода из Лыбеди без какой-либо очистки попадает прямо в Днепр. Летом киевляне купаются в этом на пляжах, загрязненная вода круглый год течет из кранов. Сальмонеллы, кишечные палочки, вредные примеси – все это течет по течению вниз, эту воду пьют жители всех городов, которые стоят на Днепре.

Как осушение рек и болот привело к чернобыльским пожарам

«Самые большие речные проблемы Украины – это как раз проблемы больших рек. Из-за плотин, водохранилищ и других вмешательств человека даже огромная река Днепр превращается, по сути, в каскад озер», – рассказывает Ольга Денищик из WWF. – Она не течет и не самоочищается, а значит, вода в ней все хуже».

В WWF приводят простой пример – за последний десяток лет Днепр, как и другие крупные реки, стал больше цвести. Летом вода покрывается мелкими зелеными водорослями и начинает плохо пахнуть. Причина этого – совсем не глобальное потепление, а стиральные порошки с фосфатами. Попадая в воду, они активируют развитие сине-зеленых бактерий, из-за которых вода и начинает цвести. Убирать фосфаты из воды – задача очистных сооружений. Но в части сел и поселков таких нет в принципе, а городские просто не рассчитаны на такое количество этих веществ – когда их строили, стиральные машины были большой редкостью.

Фото - Виталий Носач, РБК-Украина

Фото: Виталий Носач, «РБК-Украина»

Никто не отменял и банальные стоки – промышленные и бытовые. Кишечная палочка и другие опасные бактерии на пляжах Киева и всей страны стали уже привычными.

Это только пара проблем водных артерий Украины. Но на самом деле их намного больше и основная – то, что они исчезают. В Украине за несколько десятков лет распахали и осушили около 10 тыс. маленьких рек и болот.

Земли, на которых они находились, селяне используют для выращивания разных агрокультур. Но когда болота научились осушать, никто еще не знал, что они, по сути, являются водохранилищами и увлажняют земли вокруг.

Как выяснили специалисты, одно болото держит влажность грунта в радиусе 6 км, то же самое с речками. Пока есть болото или ручеек, вокруг более-менее влажная территория. Когда болото или речка исчезает, земля становится суше. И появляется засуха.

В результате не только гибнут посевы и страдает урожай. Осушение болот приводит к страшным лесным пожарам. За примерами далеко ходить не надо – весной 2020 года, накануне 34-й годовщины со дня трагедии на ЧАЭС, в зоне отчуждения бушевал крупнейший в истории пожар. Смог от горящих лесов дошел даже до Киева и привел к настоящей панике.

Это далеко не единственная похожая история, просто одна из самых заметных. Раньше в нашей стране не регистрировали торфяники, которые самовозгорелись. Но с 2002 года эта проблема появилась и становится все масштабнее. Горят торфяники, которые осушили люди.

Зачем спасать болота и почему селяне готовы за них воевать

Сейчас на территории Украины, в заповедниках и национальных парках, осталось около 70 тыс. га болот (это меньше площади Киева). Это очень мало – потому что за последние пару десятков лет выгорело немногим меньше: 50 тыс. га. Это территории, которые выгорели и их нельзя использовать ни для чего. Это мертвая зона.

Еще один проект WWF в Украине касается как раз восстановления болот. Он только стартовал – как оказалось, спасать украинские болота мешают не только промышленные предприятия, но и местные жители.

Одно из болот, которые надеется восстановить фонд, находится в Карпатах, это болота Горган-Глуханя. Изначально в горах было много небольших торфяных болот. Для горной местности это естественная защита от паводков – болото собирает в себя воду и не пропускает ее дальше. Вырубка лесов и осушение болот привели к мощным паводкам, которые мы каждый год видим в Карпатах. Вода сносит целые села, потому что нигде не задерживается.

Даже в небольшом болоте воды больше, чем в озере – ботаники в июле собрали на одном из болот мох и, по их словам, он до сих пор влажный. Просто представьте себе количество воды.

Болота Глухани

Болота Глухани

Уже очень давно в селах люди делали все, чтобы вода скорее «ушла», а они могли что-то построить или посадить. Никогда болото не воспринималось как источник воды. И теперь фонду приходится все объяснять местным, но это не так уж легко.

«Когда мы рассказывали местным, что болото высохнет, а потом дождевая вода смоет их дома, то один мужчина ответил: супер, мы здесь рыбники построим и будем рыбу выращивать. Люди, которые там живут, считают, что это их. Сколько домов, столько и хозяев», – рассказывает Ольга.

Она объясняет, что задача проекта – не усложнять людям жизнь, а наоборот, защитить их от засухи и паводков. Но селян не так-то просто убедить, когда последние 300 лет они привыкли думать по-другому.

«На слово “заповедник” все реагируют плохо. Сейчас думаем, как будем с ними торговаться. Возможно, построим им дорогу. Всегда должен быть какой-то обмен», – добавляет Ольга.

Зачем людям вода

Яна Закутняя, гастроэнтеролог, семейный врач центров здоровья R+ рассказывает, что вода человеку нужна в первую очередь для восполнения жидкостных сред организма. Без воды кровь становится более вязкой, теряет упругость кожа, суставы, хрящи и связки становятся более хрупкими.

По мнению врачей, в среднем взрослому человеку надо выпить 1,5 литра чистой минерализованной воды в день. Фильтрованная по технологии обратного осмоса вода для этого не подходит – в ней минералов нет, она скорее, наоборот, вымывает их остатки. Поэтому питьевая вода должна быть либо изначально с минералами, либо их могут добавить позже искусственно.

Вода, которая течет в Украине из-под крана, хлорируется. Поэтому, прежде чем ее пить, ей надо как минимум дать отстояться. Но даже это ничего не гарантирует – из-за старых труб в воду могут попадать мелкие частицы буквально чего угодно. Причем защитить от этого не может даже новая сантехника в доме или квартире – до этого вода все равно идет по старым, часто безнадежно устаревшим трубам.

Усредненные показатели анализов воды в Киеве, проведенные за последние несколько лет, сайт ecosoft.ua

Усредненные показатели анализов воды в Киеве, проведенные за последние несколько лет, сайт ecosoft.ua

Если пить такую воду или тем более наглотаться грязной воды на пляже – можно подхватить что угодно, начиная от кишечных инфекций заканчивая гепатитом А. Вода, в которой есть отходы жизнедеятельности больного человека, становится тоже весьма заразной. Кишечные палочки, сальмонеллы и другие организмы в воде грозят острыми кишечными инфекциями, например, энтеровирусом, ротавирусом. А чистых пляжей в Украине все меньше – в прошлом году на всех пляжах Одессы нашли кишечную палочку.

Откуда вода в реках и почему сейчас ее все меньше

Для начала немного теории и естествознания. «Любая суша, в том числе и Украина, поделена на бассейны рек. Реки всегда наполнялись одинаково: после дождя вода маленькими ручейками стекала в ручейки побольше, потом в маленькие речки, оттуда в крупные речки, оттуда в моря, а потом в океан. Кроме этого, вода «хранится» в болотах – они аккумулируют большое количество воды в земле и таким образом увлажняют землю вокруг», – рассказывает Ольга.

Гостовец до сноса кляуз
Гостовец до сноса кляуз

Все эти процессы всегда были довольно медленными, но сейчас движение рек ускорилось. Вода намного быстрее уходит в океан, а там она становится соленой – ее уже нельзя пить, нельзя обрабатывать ей поля.

Случилось это во многом из-за хаотичной деятельности человека. Многие мелкие речки и болота осушили, чтобы сделать на этих местах поля и сельские угодья. Реки покрупнее застроили плотинами, кляузами.

«Как вода двигается в природе? Весной из-за таяния льда вода разливалась и затапливала пойму реки, в реку стекались ручейки поменьше. Из поймы вода шла в подземные воды. Сейчас реки выпрямили, застроили. Теперь это каналы и каскад ставков, естественные процессы просто не могут происходить правильно», – рассказывает Ольга.

Специалисты выяснили, что на всем земном шаре было и есть одинаковое количество воды еще со времен динозавров. Грубо говоря, у всех нас есть один стакан. И сейчас в этом стакане становится все меньше воды, которая подходит для питья и полива растений.

По оценкам специалистов, сейчас вся доступная питьевая вода в мире по объему равна пяти озерам Байкал. Не так уж много на 7,5 млрд населения.

Как все это связано с украинскими селами

Первыми недостаток воды чувствуют села, где люди чаще всего добывают воду из колодцев. Отец главного редактора MC.today Владимир Николаевич, полковник в запасе, несколько лет назад решил вернуться из Киева в родное село. Оно стоит прямо на берегу довольно крупной речки Рось, неподалеку от Богуслава.

Река Рось неподалеку от Богуслава

Река Рось неподалеку от Богуслава

Несколько лет назад в колодцах односельчан Владимира Николаевича пропала вода. Пенсионер вспоминает, что ее уровень и так медленно снижался, но около пяти лет назад процесс ускорился.

«Мой дом стоит на уровне восьми-девяти метров над речкой. У меня пока есть метра полтора воды в колодце, хотя раньше было больше четырех. Но это еще ничего: влево-вправо два километра – у соседей вода исчезла совсем. Был колодец, всю жизнь пользовались – родители, дети, внуки. И вот оно мельче, мельче, мельче, потом раз – и один песок», – рассказывает Владимир.

Пенсионер вспоминает, что в его детстве Рось была куда более бурной рекой. В селе и его окрестностях от нее отходило немало ручьев, которые как раз питали подземные воды. Каждую весну лед на реке таял и собой очищал стоки этих ручьев в реку. Сейчас такого не происходит, ручьи уходят под землю и река мелеет.

В селе несколько сотен лет стоит большой ставок, который в подарок местной княжне Лопухиной выкопал фаворит императрицы граф Романовский. Рядом с ним была березовая роща – в детстве Владимира все село зимой каталось на ставке на коньках.

«У меня есть фотографии в этой роще, у ставка, где дедушка и бабушка еще молодые. Это в 20-х годах, сто лет назад. Там же родители мои фотографировались, и я тоже – совсем не менялось ничего. А сейчас ставок обмельчал, его окружили деревья, почти ничего и не осталось», – рассказывает Владимир.

Фото 1960 года. Учительницы пения и русского языка и литературы Владимира Николаевича

Фото 1960 года. Учительницы пения и русского языка и литературы Владимира Николаевича

По мнению пенсионера, вода уходит из-за зарастания более мелких ручейков, да и самой реки Рось. Он вспоминает, что раньше у реки было мощное течение, которое просто сносило все преграды – например, камыши, которые сейчас густо растут по берегам.

Из-за всего этого в реке стало меньше рыбы. Оставшейся тоже живется не просто. Владимир Николаевич уверен: дело в химикатах, которые используют для увеличения урожая.

«Многие используют запрещенные и с фосфором, чтобы кукуруза быстрее росла или соя… Дождь прошел – и, так как перед речкой нет никаких заградительных холмов, вся вода, со всеми веществами течет в реку. Дважды в этом году вообще полностью смывало грунт вместе с посевами в речку. После этого все дно серебряное из-за туш рыб. Дальше – Белоцерковский шинный завод несколько раз в год сбросы делает, причем страшные. Вся рыба вверх брюхом плывет, и дно серебряное, и по верху плавает», – рассказывает пенсионер.

Оставшись без воды, селяне выкручиваются кто как может. Один из самых популярных вариантов – пробурить новую скважину к следующему слою подземных вод. Стоит этого недешево – самые мелкие скважины обходятся от $500. Для многих сельских жителей это большие деньги.

«А что делать, если воды нет? Какое-то время могут у соседей попросить, а потом как-то выкручиваются. Кто-то свинью продаст, кто-то еще что-то», – рассказывает Владимир Николаевич.

9 млн человек без воды: возможные последствия бездеятельности

В конце 2020 года WWF подготовил отчет «Живая планета» о состоянии природных ресурсов Земли. Спойлер: в нем нет ничего хорошего.

За последние 50 лет человечество стремительно развивалось. Все это во многом хорошо повлияло на качество жизни людей, но дорого стоило природе. По данным ученых, еще с 1970 года люди используют ресурсы планеты быстрее, чем они успевают восстанавливаться.

Это касается и использования воды. Буквально за 100 лет количество воды, которую используют люди, выросло в два раза быстрее, чем численность населения. И вот пресной воды, которая нужна для питья и обработки сельскохозяйственных земель, становится все меньше.

Угроза выглядит далекой, но она ближе, чем кажется – уже сейчас, в 2020 году, 17 стран находятся в кризисе. В них живет 1,7 млрд человек – а это четверть населения Земли. 2,9 млрд человек (а это почти половина населения планеты!) живут в странах, в которых воды недостаточно для всех потребностей жителей.

В 2017 году в индийском городе Ченнаи закончилась вода. В нем живут 9 млн человек – это больше, чем население Киева. В огромном мегаполисе закрылись кафе и рестораны, без достаточного водоснабжения оказались больницы, по всему городу пришлось отключить кондиционеры. И это в Индии, где температура поднимается и до 50 градусов. Вспомните, когда последний раз в вашем доме или квартире отключали воду, и представьте, что ее нет по всему городу.

Воду в такие места пытаются подвозить цистернами или добывать из-под земли, но этого недостаточно. К местам подвоза воды выстраиваются огромные очереди, люди часами ждут под палящим солнцем, но воды не хватает. В условиях дефицита за чистую воду в засушливых регионах буквально готовы убивать.

Очередь за водой, фото GETTY IMAGES

Очередь за водой, фото GETTY IMAGES

История Ченнаи может очень скоро стать историей любого крупного мегаполиса.

Что делать и почему не все потеряно

Проекты вроде «Свободных рек» – первый шаг к восстановлению крупных рек. По словам Ольги, чтобы выполнять свои функции, любая река должна течь. Любые преграды превращают реку в озеро и чем больше их, тем больше река начинает напоминать несколько аквариумов. Эти аквариумы нужно чистить, природа не может ухаживать за ними сама, это должен делать человек.

Ластунець до сноса кляуз
Ластунець после сноса кляуз

Работать с большими реками вроде Днепра в WWF пока не готовы. Они тоже в плачевном состоянии, но днепровские плотины и ГЭС питают электричеством города. Просто снести их, как столетние кляузы, нельзя.

«Зато можно начать с мелких и средних рек. Начиная эту эпопею, мы старались найти место с минимальными рисками, где можно без вреда демонтировать кусок старой плотины. Белый и Черный Черемош находятся под охраной государства, это гидрологические заказники», – рассказывает Ольга.

По проекту «Свободные реки» уже успели снести три плотины в Верховинском парке. Освобожденные реки уже начали восстанавливаться – в них пошла на нерест форель, дальше активисты ждут появление краснокнижного лосося дунайского. Позже туда, скорее всего, вернутся выдры, а за ними – и медведи. Природа сама восстанавливает свои артерии, надо ей только немного помочь.

Для этого надо просто немного сменить образ жизни – на более экологичный: 

  • Экономно использовать воду и другие ресурсы в быту. Хороший пример для начала – выключать воду, пока чистите зубы.
  • Использовать экологичную бытовую химию и косметику: многие бренды предлагают дружественную природе альтернативу почти любых продуктов.
  • Убирать за собой мусор в лесах и парках, если готовы пойти дальше – начать его сортировать.
  • Если вы или ваши родные живете в населенных пунктах возле рек – попытайтесь рассказать окружающим, как важно сберечь их нетронутыми.
  • Не поддерживайте бизнес, который вредит природе и животным, например, одежда из меха, торговля дикими животными.

Больше советов тем, кто хочет жить более экологично, можно найти в чек-листе от WWF.

Помочь природе действительно могут все: и сельский фермер, и маркетолог в столице, и чиновник. Если, конечно, им не все равно.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: