logo

Александр Барсук, «Ярослав»: «Шили дома фартуки и трусы, а сегодня у нас четыре фабрики и больше 1 тыс. людей».
Спецпроект с ПУМБ

Конец 1994 года. В девять вечера Александр Барсук вместе с женой уложили детей спать и сели за швейные машинки – шить фартуки из клеенки. Утром Александр понесет изделия в киевский ЦУМ, универмаг «Украина» и Подольский универмаг. Там их раскупят за час: «Честно говоря, до сих пор не понимаю, кому и для чего наши фартуки были нужны, но спрос был огромный». Александр заберет в магазинах деньги и поедет на рынок – купить ткани. А вечером вместе с супругой снова будет шить: он – простые детали фартуков, жена – элементы посложнее. Так 27 лет назад начиналась история бренда «Ярослав». Сегодня это одна из самых известных компаний в Украине, которая производит текстиль.

В партнерском материале с банком ПУМБ Александр Барсук рассказал MC.today, как в третьесортной румынской гостинице нашел удачную формулу своего дела, почему касса в магазине привлекала покупателей и что бизнесу дал устав предприятия, который напечатали на печатной машинке.

Партнер проекта?

Как наладили пошив фартуков из клеенки

Во времена СССР я был военным и служил в Эстонии. Там еще в 1986 году начали делать первые шаги к рыночной экономике – создавали кооперативы. Это киоски, в которых принимали от людей овощи, фрукты и изделия ручной работы – варежки и носки. Мы с женой сдавали туда лекарственные растения, которые собирали по книге и сушили. Потом стали сдавать даже хрен с буряком, который сами закрывали. Деньги выходили огромные – сотни рублей. Мне такой подход нравился: на службе доход не зависел от тебя, а тут – потрудился и заработал.

В начале 1990-х советская армия разваливалась, в ней не было перспектив, поэтому ушел из вооруженных сил.

После демобилизации мы с семьей вернулись в Киев – я работал токарем, электриком. Потом стал таксовать. Как-то машина долго была в ремонте, а я – без работы. У нас с женой было двое маленьких детей: одному – год, другому – три месяца. Поэтому супруга предложила поехать торговать за границу.

Зарабатывать я решил в Румынии – туда автобусами возили в шоп-туры. Из обрезков меха, которые когда-то купили в Эстонии, сам пошил шапки. А жена купила клеенку и сшила из нее штук десять фартуков. Они-то и стали нашим самым ходовым товаром на румынском рынке.

Я ездил в Румынию три раза, распродал весь наш товар, заработал около $200. И вот сижу я как-то в третьесортной румынской гостинице и думаю: «Что я тут делаю? В Киеве, где в магазинах пусто, у меня эти же фартуки с руками оторвут». Больше на заработки я не ездил.

Как расширили ассортимент и стали шить трусы из простыней

В 1994 году я зарегистрировался частным предпринимателем. Мы стали шить: в девять вечера укладывали детей, потом до часу ночи строчили фартуки. За вечер получалось сшить штук десять. Продавали их в киевских универмагах – каждый день приносили туда товар и забирали деньги за уже проданные изделия.

Вскоре знакомые посоветовали нанять швей. Вокруг людям не платили зарплаты, предприятия закрывались, а я предлагал хороший заработок на дому. В итоге нанял пять сотрудниц: в день они шили 500 этих клеенчатых фартуков с кружевом. К нам приезжали с рынков, из универмагов и забирали весь товар с предоплатой.

Потом мы придумали шить женские трусы. Сегодня сказали бы, что носить их невозможно: неэластичное кружево, грубая резинка. Ластовицу мы делали из белых простыней, которые нам «поставляла» теща. Она тогда работала в общежитии, там простыни иногда списывали. Мы их отбеливали, вываривали и делали красивее новых.

Все шло неплохо: выручки хватало, чтобы содержать семью и даже думать о расширении бизнеса. Я хотел открыть целое предприятие, а не просто быть предпринимателем. В конце 1994 года пошел в райадминистрацию и спросил, как это сделать. При администрациях тогда были шустрые ребята, которые неофициально выдавали документы. За $100 – огромные по тем временам деньги – они распечатали мне на печатной машинке устав компании. Так в январе 1995-го в Украине появилось предприятие «Ярослав».

Как кассовый аппарат привлекал клиентов

Расходы росли постоянно – аренда, налоги, бухгалтерия. Нужно было зарабатывать больше, и я решил, что нам нужен магазин.

В 1995 году мы арендовали небольшой отдел в Подольском универмаге. Правительство тогда как раз приняло указ о кассовых аппаратах. Мы хотели делать все правильно, поэтому сразу его купили. Это была первая касса в универмаге и одна из немногих в Киеве. Люди заходили к нам в магазин, как на экскурсию, – посмотреть на кассу. А заодно покупали наши фартуки и трусы.

Благодаря магазину у нас появился хоть и небольшой, но стабильный доход. Тем временем наша двухкомнатная квартира постепенно превращалась в склад – рулоны ткани лежали даже на балконе.

Как-то сосед предложил арендовать помещение под производство в Академии наук, где тогда работал. Размер – 100 кв. м, цена – 1,05 грн за «квадрат». Идея мне понравилась, и мы с домашними швейными машинками переехали в наш первый цех.

А 1999 году мы его выкупили – все-таки хотелось иметь пусть небольшое, но свое помещение.

Наш текстиль можно купить в 20 странах

Мы стали работать в две смены, поставлять нашу продукцию в супермаркеты. Со временем выкупили несколько швейных фабрик: в Дымере и Богуславе в Киевской области и в Стеблеве на Черкасщине. Цеху в Стеблеве 200 лет – это первая текстильная фабрика в Украине. Там до сих пор есть токарный станок, который выпустили в 1860 году. А под фабрикой мы раскопали остатки старых механизмов, которые крутили все оборудование силой воды.

Еще один цех открыли с нуля в Кролевце Сумской области. Сейчас в компании «Ярослав» работает 1,1 тыс. человек. С момента запуска у нас ни разу не было простоя, мы всегда выплачивали зарплаты. В год мы платим около 100 млн грн налогов в украинский бюджет.

У нас 30 фирменных магазинов «Ярослав», еще около 25 работают по франшизе. Наши товары можно купить более чем в 1 тыс. магазинов-партнеров и супермаркетов по всей Украине: «Ашане», «Эпицентре», Varus, АТБ, «Экомаркете», «Сильпо» и других магазинах Fozzy Group. Также у нас есть онлайн-магазин yaroslav.ua.

Сегодня мы экспортируем свои товары больше чем в 20 стран по всему миру: в США, Канаду и почти во все страны Европы. Своих магазинов за рубежом у нас нет – это дорого, поэтому мы работаем с партнерами.

При оформлении сделок с заграничными партнерами даже у опытных предпринимателей могут возникать сложности. Чтобы помочь бизнесу в вопросах внешнеэкономической деятельности, ПУМБ запустил услугу «Валютный советник».

 Банк проверяет проекты валютных контрактов, документы к ним и, если нужно, помогает вносить правки. Клиенты ПУМБ могут получить консультации по вопросам финансового мониторинга, валютным операциям и другим нестандартным запросам.

 Такой формат особенно подойдет малому бизнесу, которому накладно нанимать отдельного специалиста по ВЭД.

До 2014 года мы экспортировали в основном в Россию – каждый месяц отправляли по 20 грузовиков с товаром на $1 млн. А когда ситуация изменилась, мы решили увеличить объем экспорта в Европу. Чтобы быть «как за границей», решили: надо обновить оборудование.

Обычные швейные машины мы заменили на электронные – это помогло выпускать на 25% больше товара. Купили автоматическую линию, которая шьет постельное белье. Потом линию для махровых и вафельных полотенец. За четыре года мы вложили в оборудование $5 млн.

Мы расширили ассортимент – сейчас «Ярослав» шьет постельное белье, одеяла, пледы, покрывала, кухонный текстиль, одежду для детей и взрослых, полотенца, производит пряжу и ткани. Мы единственная компания в Украине, которая выпускает льняные носки и махровую ткань.

Каждый месяц мы отправляем в Европу пять грузовиков товара. Да, объем экспорта пусть и уменьшился, но цена текстиля стала выше.

Покупаем ткани и пряжу по всему миру

Напрямую покупать сырье за границей – ткани и пряжу – мы стали примерно в 2000 году. Это дешевле и надежнее. Вышли на турецкие, чуть позже – на молдавские компании. В Узбекистане и Туркменистане мы берем пряжу и делаем из нее свои ткани, в Беларуси, Молдове, Азербайджане покупаем хлопок. В Китае же мы покупаем самые дешевые или самые дорогие ткани – синтетику и сатин, такой парадокс. Шерсть в основном украинская, но было время, когда покупали ее в Новой Зеландии.

Валютные контракты раньше мы заключали по предоплате. Сейчас же работаем на доверии, потому что все процедуры уже отработаны. Когда нам не хватает оборотных денег, поставщики дают отсрочку платежей на два-три месяца. Мы в свою очередь тоже даем отсрочку импортерам.

Раньше наше государство не интересовалось, заплатили ли налоги наши заграничные партнеры. Но последние несколько лет банки проверяют, надежны ли иностранные контрагенты, с которыми мы заключаем валютные договоры.

В Украине действует финансовый мониторинг: государство с помощью банков контролирует, законны ли финансовые операции. Мониторят транзакции и с иностранными партнерами.

Проверять новых зарубежных контрагентов и согласовывать валютные контракты с ними банки могут несколько дней. Из-за этого бизнесу часто нужно значительное время, чтобы перечислить деньги иностранному партнеру.

Чтобы сократить время проверки ВЭД-контрактов, в банке ПУМБ разработали услугу Fast track (ускоренная программа, – Прим. ред.). Если документы в порядке, ВЭД-контракт предпринимателю банк согласует до 3-х часов. Благодаря Fast track бизнес не теряет время, которое может стать критичным, и не нарушает сроки.

Как выдержать конкуренцию

Мы стараемся, чтобы цена наших товаров за границей была конкурентной. Но за этот рынок сбыта мы боремся с малазийцами, вьетнамцами, африканцами. Зарплаты у них $50–100 в месяц, поэтому они могут поставить низкие цены на свой текстиль. У нас так не получится – в Украине дорогие электричество и газ, а простая поверка газового счетчика может на несколько недель парализовать производство.

Есть и другие нюансы, которые мешают производству. К примеру, бюрократия: наша таможня, на мой взгляд, придирчиво выдает украинским экспортерам сертификат Евро-1. Этот документ дает возможность заграничному покупателю не платить 12% пошлины с сертифицированного в Европе товара. То есть с таким сертификатом мы для европейцев «вкуснее», мы продаем у них и везем прибыль в нашу страну. Но часто из-за действий таможни товар может простоять несколько недель на границе, потому что сертификат выдают на каждую партию товара. А это уже нарушение условий договора, и приходится платить неустойку.

Компании «Ярослав» уже 27 лет. Не знаю, много это или мало, но точно скажу, что все это время я получаю удовольствие от того, что делаю. Нас часто критикуют, что мы выпускаем постельное белье немодного дизайна или кухонные полотенца без петель – исправимся. Но никто не скажет, что в мериносовый или верблюжий плед мы положили наполнитель из секонд-хенда, а сатиновый или бязевый комплект сшили из сомнительных материалов. Все эти годы мы работаем честно.

Фотограф: Александр Заднепряный

Партнер проекта?

Проверить свой валютный контракт в банке ПУМБ

Ваша жалоба отправлена модератору

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: