Люди By / 14.03.2018 / 23:59

Андрей Пигулевский потерял IT-компанию и стал фермером. Зачем он выращивает устрицы и сколько зарабатывает на морепродуктах?

Андрей Пигулевский ради сельского хозяйства ушел из IT-бизнеса. Последние два года предприниматель выращивает и сбывает первую украинскую устрицу.

Его ферма «Устрицы Скифии» под Одессой выращивает в год 17 тонн моллюсков. Но чтобы вырастить первый урожай, Андрей потратил несколько лет на поиски подходящего места, прошел неудачное партнерство и вытаскивал из воды 4 тыс. дохлых устриц. Редакция MC Today поинтересовалась у Андрея, почему он все не бросил и продолжает таскать мешки с ракушками.

Партнер проекта
Устрицы Скифии
Андрей Пигулевский

Андрей Пигулевский

Андрей Пигулевский опаздывал на интервью уже почти на второй час. Я ждал его в небольшом офисе без вывески. По указанному адресу находился лишь пустой ресторан, в котором, похоже, кроме редких банкетов, ничего не происходит. Официанты, привыкшие к вопросу об «Устрицах Скифии», подсекали: вход – напротив.

Андрей опаздывал из-за снегопада. В Киеве вторые сутки бушевала метель, он застрял в пробке на въезде в город. Извиняясь в мессенджере, время от времени Пигулевский неловко докладывает обстановку – продвинулся на несколько километров.

Следствия опозданий и погодных форс-мажоров ему хорошо знакомы в бизнесе. Как-то знойным летом машина с партией морепродуктов поломалась в дороге. Пока приехал новый автомобиль на смену, морской деликатес превратился в вонючие отходы. Устрица – крайне капризная живность и не терпит безответственности.

Полгода с французскими фермерами

36-летний Андрей Пигулевский в детстве отличался от сверстников мечтой о профессии. Все хотели стать космонавтами или летчиками, а Андрей рассказывал бабушке, что видит себя фермером. «Меня привлекал процесс выращивания, создания», – вспоминает Андрей.

Но деньги он заработал в IТ. С 2005 года Пигулевский импортировал и проектировал оптические сети для передачи данных. Устрицами он увлекся в период сыроедения. А когда в его любимом магазине с поставками продукта начались проблемы, у Андрея родилась идея.

Спустя три года Пигулевский основал первую в Украине устричную ферму

Но в 2011 году собственная ферма не входила в планы предпринимателя. Андрей отправился во Францию, чтобы найти поставщиков морепродуктов для импорта и распространения деликатеса в Украине. «Но вместо двух недель я провел во Франции полгода», – добавляет он. Производство моллюсков показалось ему чрезвычайно интересным.

Тихоокеанская устрица

Тихоокеанская устрица

Во Франции устрица считается неотъемлемым блюдом местной кухни. Как и в случае с вином, семейные фермеры выращивают моллюсков на всем атлантическом и средиземноморском побережье. Увлеченный, Андрей ездил от фермы к ферме, договаривался с владельцами и устраивался у них разнорабочим. Таская ящики с морепродуктами, он перенимал многовековой опыт местных хозяйств.

Тамошние фермеры открыты к общению, уверяет Пигулевский. Ему помогло знакомство со звездой французских устричных кругов – Жаном Батистой, с которым они нашли общий язык на профильной выставке. «Благодаря его имени я открыл многие двери», – говорит Пигулевский.

Устричная командировка срезонировала с предпринимательским настроением Андрея. Физический труд, запах соли и йода заинтересовали его больше, чем кабели для интернета. «Раньше считал, что руками работают только простые смертные. А я как супер-интеллектуал должен работать мозгами», – признается Андрей. Поездка во Францию изменила его позицию.

Черноморские приключения

Вернувшись в Украину, Пигулевский отправился в Крым. Институт южных морей в Севастополе разработал исследования на тему водного хозяйства, и Андрей надеялся на консультацию ученых.

«Лучше бы я туда не ездил и не слушал их», – сетует Андрей

Расчеты крымских ученых в вопросе устричных ферм отличались от реальности. Рекомендации подходили под советские пятилетки, но не для коммерческого бизнес-плана. «Институт разработал неплохую схему по выращиванию устриц в открытом море, но она никогда не окупится», – объясняет предприниматель.

Причина в природных условиях региона. Черное море – одно из самых глубоких в мире. Из-за этого в море часто возникают штормы. И чтобы укрепить ферму в акватории, нужно потратить $3-5 млн. Гарантий, что очередной аномальный шторм не разрушит ферму, нет.

С ноября по февраль в Черное море невозможно выйти на лодке. А праздничные дни – сезон деликатесов. Для фермы годилось лишь озеро-залив Донузлав в Евпатории. Пигулевский вел переговоры с местным мэром о купле участка, но оккупация полуострова поставила на планах крест. Потратив много усилий на изучение региона, Пигулевский задался вопросом: а нужно ли вообще ему лезть в устричный бизнес. Он взял паузу на полгода.

Ферма в Херсоне и Одессе

Война на Донбассе тоже отразилась на бизнесе Андрея. Его ІТ-компания обслуживала много клиентов на Востоке Украины, и в один момент они отвалились. Андрей попытался продать работающий бизнес хоть за какие-то гроши, но безуспешно. В 2015 году бизнес пришлось просто свернуть и забыть.

Пигулевский снова вернулся к поискам места под ферму. Французская экспедиция дала понять, что успех в хозяйстве возможен только в мелком море. Азовское не подходило по солености. Оставались лишь южные регионы страны. Там начинающий фермер сделал 20 экспериментальных посадок устриц.

Мальки устриц

Мальки устриц

Подобное занятие стоит недорого – около $300. Андрей покупал мешочек мальков и крепил их на дне водоема. «Все было очень кустарно. Лишь бы посмотреть, как они воспринимают воду», – объясняет Андрей. Лучше всего подошли два места – в Херсонской и Одесской областях.

Предприниматель построил ферму недалеко от Железного Порта. Но всплыла новая проблема – законодательство. «Акваторию можно арендовать, но не прописано, как именно. Непонятно, как оценивать стоимость аренды, кто должен контролировать процесс», – жалуется Андрей.

Выход он нашел. Арендовал участок на суше, построил там бассейны, куда насосами закачивали воду с моря. Казалось, план сработает. Но объявилась очередная проблема – водоросли. С мая по август в Черном море цветет растение липун.

«Эта жестокая дрянь вроде зеленой марли быстро забивала моторы. Каждые 15-20 минут приходилось чинить», – жалуется Андрей

В 2016 году фермер все же собрал первый урожай. Но из-за проблем с насосами результат был мизерным – всего лишь две тонны устриц. Украинский рынок требовал тысячи тонн. Андрей решил сменить Железный порт на Одесский лиман. Переезд и переоборудование фермы обошлось в $200 тыс.

Берег Одесского лимана

Берег Одесского лимана

Неудачное партнерство

«Когда я вырастил первый урожай, успех вскружил мне голову. Я подумал, что я «папка» и все получилось», – продолжает Андрей. Но зрелые устрицы нужно было еще доставить клиентам хотя бы в Киев. А денег у предпринимателя на логистику, склад и хранение уже не осталось.

Под дистрибуцию он взял кредит и привлек партнера, который получил половину компании. Но партнерство не заладилось, и Андрей считает это стратегической ошибкой. «Если идея моя, то с ней никто лучше не справится», – объясняет предприниматель.

Вскоре партнеры разошлись. Подробности и имена Андрей не раскрывает. Но говорит, что сейчас они не общаются: «У нас взаимные претензии по долгам». Другой совместный актив – ресторан «Маца и устрицы» – полностью отошел партнеру. Скорее всего, речь идет о Сергее Стаховом.

2 млн гривен в месяц на морепродуктах

Однако с помощью партнера Пигулевский наладил дистрибуцию. В Киеве Андрей оборудовал небольшие мощности по очистке и хранению моллюсков. Тут же их сортируют, пакуют и отправляют покупателям: в рестораны, супермаркеты или частному клиенту. Партии по 400 кг компания доставляет из Одессы автомобилями. Зимой – дважды в неделю, летом – 3-4 раза.

Часть первого урожая Пигулевского ушла в рестораны Семьи Димы Борисова. Но другие заведения не торопились покупать продукцию с украинской фермы. «Как это мы будем продавать украинский продукт в итальянском или французском ресторане?», – отвечали шефы.

Андрей не растерялся – рынок подталкивает его к импорту, с идеи которого все начиналось. Связавшись со старыми друзьями во Франции, Андрей стал небольшими партиями возить заморских устриц. Вскоре прибавились другие деликатесы – лобстеры и королевские крабы.

Сегодня импортный продукт формирует ему 90% дохода

«Дисбаланс в продажах возник потому, что я не могу пока производить много устриц», – объясняет Андрей. В 2017 году «Устрицы Скифии» продали только 17 тонн собственного продукта. Общий оборот продаж морепродуктов генерирует Пигулевскому 2 млн грн в месяц.

Розничная цена одной устрицы составляет 30-33 грн. Андрей планирует за два-три года снизить цену до 17 грн нехитрым путем – нарастить объемы производства, удешевив себестоимость.

С устрицами – сплошные проблемы

Проблем в специфическом фермерстве хватает. Например, летом пьяные одесские туристы пытались ночью своровать несколько мешков моллюсков. Была даже стычка с охранниками.

Другая беда – деликатные устрицы крайне чувствительны к условиям среды. Как-то на ферме недостаточно хорошо промыли водные фильтры и устрицы массово начали гибнуть. За два дня умерло 4 тыс. устриц. «Вонища стояла жуткая, мы не понимали, что происходит», – вспоминает Андрей. Кроме убытков на 4 тыс. евро, еще пришлось чистить ферму от гнилого продукта.

Прошлым летом на лимане стояла безветренная погода. Температура поднялась до опасной отметки 30 градусов – и вся посадка устриц затормозила в росте на три месяца.

Поклад устриц

Поклад устриц

Но сельское хозяйство и ручной труд понравились бывшему айтишнику. Андрей ищет себя еще в производстве меда. Дедушка предпринимателя был пасечником и часто привлекал внука к совместной работе.

В прошлом году Пигулевский нашел в Украине производителя уникального сорта монофлорного меда, и вложил в реализацию продукта $6 тыс. Тонну меда уже отправили в Европу. Новое направление сулит гипермаржинальность: 350-граммовую баночку себестоимостью 2 евро в Европе покупают за 40 евро.

В Украине считают устрицу буржуазным продуктом

Конкурировать со своей устрицей в Европе Андрей даже не думает – нет шансов. Местные потребители поддерживают только своего производителя. Другое дело – Китай, где украинские устрицы принимают за европейские. В скором времени Андрей рассчитывает наладить экспорт на Восток.

В Украине Пигулевский развивает культуру потребления – каждую неделю читает лекции и хочет сделать устрицу национальным продуктом. По его мнению, советское табу на буржуазные деликатесы еще напоминает о себе. «Когда я спрашиваю на лекциях, кто пробовал устрицы, руку поднимают 2-3% людей», – говорит Андрей.

При этом устрицы – очень полезный продукт. Дюжина устриц содержат столько же белка, как и 1800 грамм говяжьего стейка.

Хотя в давние времена устрицы считались едой бедняков, говорит Пигулевский. На юге Украины она росла буквально возле каждого камня на побережье. «Скифы просто заходили по колено в воду, набирали ракушек и получали доступную белковую пищу», – рассказывает он.

Партнер проекта
Устрицы Скифии

 

Хотите узнать больше о компании? Подписывайтесь на страницу «Устриц Скифии» в Facebook.

Понравился текст? Здесь мы рассказываем, что думаем о материалах и делимся личными историями: страницы редакторов Веры Черныш и Тимура Вороны в Facebook.

Подписаться на Telegram-канал

  1. Из министра энергетики в виноделы. Зачем Иван Васильевич Плачков сменил профессию и стал делать вино «Колонист»
  2. Создатель «Криївки» Андрей Худо открыл десятки заведений. Зачем ему строить дома, и почему Львов лучше Киева?
  3. «Люди считают меня плохой матерью – я развиваю бизнес вместо семьи», – Анастасия Червинская, Karambakids

Подписывайтесь на нас в Facebook!

Вдохновляющие истории и полезные кейсы в нашем Telegram-канале

Спрос на украинские устрицы достигает тысячи тон в год

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: