UA RU
logo
29 Apr 2022

«Через кровь, боль и пот»: Александр Борняков о том, почему трансформация в продуктовые компании станет единственным путем украинского IT

Наталия Соловьева

Редактор длинных текстов, MC.today

Украинская IT-ассоциация в апреле выпустила отчет, в котором указала: всего 37% украинских IT-компаний сохранили заказчиков и контракты. Что будет с украинским IT – один из самых болезненных вопросов полномасштабной войны.

Редакция MC.today поговорила с заместителем министра цифровой трансформации по развитию IT Александром Борняковым и рассказывает, будут ли в Украине работать аутсорс-компании и как наши IТ-компании должны измениться, чтобы выжить.

Как работает бизнес-логика и почему она против украинского IT

До государственной службы я более 20 лет занимался IT-бизнесом и понимаю, как он работает. Сейчас, несмотря на всю западную влюбленность в Украину, бизнес-логика, к сожалению, против нас. Пока в стране идет война, международным инвесторам достаточно сложно финансировать наши технологические проекты в том объеме, как это было раньше. Бизнес в стране с таким бешеным соседом будет постоянно находиться под риском. Как доверить разработку компании, сотрудники которой каждый день рискуют переехать в подвал? 

Конечно, есть немало компаний, которые хотят нас поддержать – кто присылает средства на помощь, кто уходит с рынка россии, кто открывает бесплатный доступ к своим продуктам. Но они не готовы в полной мере рисковать и «заходить» в страну, в которой идет война. И даже после ее окончания аутсорсинговое и сервисное IT-направления в Украине будут испытывать значительные трудности.

До войны мы вместе с бизнесом проделали большую работу. Об украинском IT-хабе в мире знали все, нам доверяли, давали большие и серьезные проекты. Но началась война. Теперь заказчики, инвесторы и предприниматели будут учитывать вероятность нового нападения.

Какие варианты для IT-компаний

Если говорить об украинском крупном аутсорсе, например SoftServe, у них есть возможности сохранить свой бизнес за счет офисов в Польше, Румынии и других странах.

Они могут гарантировать заказчикам, что в случае ухудшения ситуации в Украине над проектом продолжат работу сотрудники из других стран. К примеру, 70% сотрудников будет в Польше и проект в любом случае не «остановится». Так компания возьмет все риски на себя.

Что касается несколько меньших технологических компаний, им во время войны продолжать свою работу стало еще труднее. Пока не исчезнет угроза войны в Украине, ауторсинговым компаниям из-за постоянных рисков будет сложно получать заказы. И даже когда война закончится, нам все равно нужно будет доказывать всему миру, что Украина – безопасная зона для IT-компаний. 

Александр Борняков

Александр Борняков

Это займет много времени, и небольшие компании могут просто не выдержать такой задержки в работе. Я понимаю, как досадно это слышать. Я лично вложил много усилий в развитие IT-сферы и знаю, сколько сделали эти люди. Все мы проделали огромную работу: Украине доверяли, нашим специалистам давали серьезные проекты. Но сейчас это разрушено. 

Единственный путь для небольших IT-компаний, который я вижу, – это трансформация в продуктовые компании. Большинство бизнесов могут пойти по пути Израиля, где развивается именно продуктовое IT. Когда ты делаешь продукт, сам берешь на себя все риски – заказчик не обращает внимания, откуда ты работаешь и как налаживаешь работу.

Какой продукт должны производить украинцы

Мой совет аутсорсинговым и сервисным компаниям – берите ваш опыт и трансформируйтесь. Можно выбрать продукт из общемировых трендов – web 3.0, искусственный интеллект, роботы, криптовалюты, блокчейн-технологии, например. Но я советовал бы пойти другим путем – взять то, что вы уже делаете для кого-то и хорошо знаете, и сделать из этого собственный продукт. 

Компания, которая делала интернет-магазины, очевидно имеет экспертизу в интернет-магазинах. Поэтому я бы советовал им заняться именно этим. Но уже не как сервисом, а как продуктом.

Думаю, что нужно ориентироваться на мировой рынок. Я предлагаю делать продукт, который можно предлагать по всему миру. Идеальная схема – это нечто вроде WordPress. Когда есть единый инструмент, с которым можно работать где угодно.

Пока невозможно сказать точно, сколько компаний смогут переориентироваться. У меня был опыт и сервисного, и продуктового бизнеса, и я точно могу сказать – продуктовый бизнес вести сложнее.

Легко точно не будет, будет очень тяжело, через кровь, боль и пот. Точно будут банкротства, точно будет по несколько попыток перед тем, как бизнес удастся.

Но это не невозможно. Это шанс для Украины стать известной во всем мире страной продуктов. Знаете, я недавно узнал, что одна украинская компания является подрядчиком Etsy. Этот самый большой в мире маркетплейс, но никто не знает, что для них что-то разрабатывают именно украинцы. Представьте, какая экспертиза у этой украинской компании. Или когда ты садишься в любой автомобиль, а там программное обеспечение, которое разработали в Украине. Но об этом никто не знает.

Что должны делать государство и Минцифра

Нам нужно стать качественно другой IT-сферой – именно на это будут направлены усилия Минцифры после победы. Сейчас мы работаем над планом трансформации IT-сектора. Сейчас, чтобы все сработало, нам не хватает трех шагов:

  • Мы должны сделать для таких компаний IP-box. Это налоговые законодательные условия, когда компании, которые владеют интеллектуальной собственностью, платят меньше налогов.
  • Нам нужно синхронизировать цифровую инфраструктуру Украины с мировой. У украинских компаний должна быть возможность зарегистрировать коммерческий аккаунт в PayPal, Stripe и других необходимых для работы сервисах. Вы же понимаете, аутсорсер получает оплату от заказчика раз-два в месяц одним большим платежом. А продуктовая компания получает много маленьких платежей, и покупателям должно быть удобно их провести.
  • Еще нам нужно образование – больше людей, которые разбираются в создании продуктов для международного рынка. Нужна экспертиза, люди, которые умеют говорить по-английски, продавать на иностранные рынки. У нас не хватает подобных экспертов. Я думаю, это должен быть общий для страны тренд, не только государственные курсы.

Мы со своей стороны создаем финансовые и правовые возможности, выгодные налоги. В стране должны появиться инструменты для продуктовых компаний.

Я думаю, что после войны украинцы получат инвестиции. Но сейчас, пока идет война, сделать это достаточно сложно. Конечно, украинским предпринимателям могут предоставлять финансирование, но потребуют регистрировать компании в другой стране. После войны нам предстоит много работы, чтобы вернуть все эти компании под украинскую юрисдикцию.

Мы уже работаем над планом трансформации, чтобы после войны мы не думали, «а что нам делать», а начали действовать сразу.

По теме:

Новости

Спецпроекты

Ваша жалоба отправлена модератору

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: