«Гетто» им. Олега Скрипки. Как лидеру ВВ стоило реагировать на обвинения в нетолерантности

В конце прошлой недели украинский Facebook, который еще не успел выдохнуть после скандала с Иваном Дорном, снова забурлил. В центре обсуждения оказался лидер легендарной украинской рок-группы «Вопли Видоплясова» Олег Скрипка.

20 апреля «УП» опубликовала репортаж с декабрьской встречи Скрипки со студентами зимней «Школы журналистики». Беседа было острой и интересной, но больше всего внимания досталось цитате Скрипки о создании гетто для жителей Украины, которые не могут выучить русский язык.

Что Скрипка сказал

Слова Скрипки на 32-33 минутах записи интервью звучали так:

«Люди, которые не могут выучить украинский, имеют низкий IQ — то есть это “дебилы”. Если они дебилы, пускай пройдут комиссию, которая подтвердит, что у них низкий IQ, и тогда мы освободим их от тяжелой обязанности выучить государственный язык, потому что они просто не способны. Потом создадим гетто и будем помогать им как волонтеры — мы помогаем даунам, сиротам, вот будем помогать этим дебилам и петь им “Владимирский централ”» -Олег Скрипка, певец

Что было потом

Эмоциональное и резкое высказывание Скрипки мгновенно обросло тысячами комментариев — как категорическими «за», так и отчаянными «против». В тот же день, 20 апреля, музыкант объяснил свою позицию:

А еще через два дня извинился и, посчитав эту тему для себя исчерпанной, поставил точку. Но новые высказывания Скрипки не погасили скандал, а спровоцировали новую волну критики в его адрес.

Marketing Challenge спросил у трех кризисных PR-специалистов, какую репутационную ошибку совершил Олег Скрипка и как ему нужно было тушить этот пожар.

Сергей Дидковский
CEO Golova.Agency и со-основатель консалтинговой компании «Ресторанские»
Зачем он это сделал? Олег Скрипка увлекся и не понял, что сказал очень неоднозначную и даже вредительскую вещь. Артист питается аплодисментами и светом софитов и ему по роду деятельности не нужно разбираться в высоких материях вроде политики и экономики. Поэтому ему следует принять аксиому: молчи о политике.

Как нужно было извиниться? В извинениях все было неправильно. Особенно второй шаг, когда он сказал, что его слова вырвали из контекста. Нужно либо придерживаться одной озвученной точки зрения, либо молчать. Скрипка же начал «путаться в показаниях», то есть не выдержал стратегическую линию поведения и показал себя политическим маргиналом.

Он мог извиниться и сказать: «Я такой же дебил, как вы, но давайте вместе становиться лучше». Другое дело, что избирательные извинения вкупе с тем, что он не выдержал стратегическую линию поведения, указывают на низкий профессионализм Олега как специалиста в антикризисных ситуациях.Что теперь будет? Один «факап», как правило, серьезно не влияет на утрату фанатов. А поклонникам нужно понять простую штуку — не очаровывайся, чтобы потом не разочаровываться.

Елена Ковтун
PR-консультант и бывший операционный директор PR-агентства Newsfront
Зачем он это сделал? Многие медийные персоны часто увлекаются в процессе интервью и забывают, что продолжают работать, а не высказываются в компании близких друзей. Чаще всего, речь идет о нехватке знаний и практики в подготовке к общению и самой встрече, неумению уходить от провокационных вопросов и сохранять спокойствие. У Олега Скрипки тут всего понемногу: болезненная для него тема, уверенность в правильности категоричных высказываний и собственном авторитете, помноженные на адреналин от выступления.

Как нужно было извиниться? То, что Скрипка извинился, хорошо. Но правильная реакция должна быть короткой, быстрой и «по существу»: что произошло и, собственно, сожаление. Можно включить и приятный бонус, если его удается быстро придумать — например, дать пару ссылок на ресурсы, помогающие в изучении украинского языка. А уже потом в отдельных постах рассказывать о «фейковых Аваковых», историях возрождения национального языка в других странах и «руськом мирі». Извиняясь, обвинять в неправильной интерпретации слов — типичная ошибка спикера. Просто не следует давать повод быть неправильно понятым. Кроме слова «гетто», в его словах были и другие обидные определения, поэтому правильной бы была общая формулировка, закрывающая все высказывания: «Щодо вислову, пов’язаного з громадянами України, які не можуть вивчити державну мову».

Что теперь будет? Языковой вопрос — не новая для Украины тема, болезненная и нерешаемая в обозримом будущем. И высказывания Олега Скрипки, к чьему творчеству я отношусь с уважением, являются ретранслятором мнения части наших граждан — пролистайте комментарии к его постам, слов поддержки там предостаточно. Поэтому уверена, что инцидент особо не повлияет на количество поклонников солиста группы «ВВ». Да и в нашем насыщенном информационном пространстве скоро появятся новые «интересные» темы для обсуждения — пробки из-за перекрытых улиц на Евровидение, очередной запрет на въезд в Украину из-за посещения оккупированного Крыма. А там и новый разговорчивый кандидат на публичную порку.

Ярослав Ведмидь
Основатель и директор digital-агентства Postmen
Зачем он это сделал? Ни Скрипка, ни Ваня Дорн не осознают, что в цифровой медиареальности ты всегда и всюду на виду. Попытки быть разным для разных аудиторий, заостряя ситуативно удобные тезисы, заигрывая то с одной аудиторией, то с другой, заканчиваются разрывами. В наиболее остром виде это сейчас проявляется в темах, которые касаются России. Украинская аудитория легко поддерживает атакующие месседжи. И масштаб этого резонанса, я думаю, Скрипка не осознавал. «Дебилы», «дауны», «гетто» — все это идеальные слова, чтобы дать даже заурядным высказываниям больше хода. Язык, этика и правила игры в новых медиа меняются. И негатив, грубая лексика и резкость — хорошее топливо для разгона.

Как нужно было извиниться? Для художников и артистов вопросы политики, языка — опасная территория. Они ее не чувствуют и здесь есть только один рецепт — быть искренним. Единственное, что действительно работает, — искренность, честность и аутентичность. Только такие бренды и такие коммуникации выживают в цифровой среде и новых медиа.

Сергей Дидковский

Что теперь будет? Заявления Скрипки и дальнейшие попытки интерпретировать его вряд ли особо поднимут или «притопят». Другое дело Ваня Дорн — тот еще месяц назад был хедлайнером ряда украинских фестивалей, а сейчас, его убрали вообще из программ. Теперь Ване придется петь в Самаре.