«Мне помогли найти работу после тюрьмы». Как социальный проект во Львове стал бизнесом и теперь помогает женщинам вернуться в общество

Бывший чиновник Львовской городской администрации Юрий Лопатинский в 2009 году открыл проект для помощи женщинам в кризисных ситуациях. За девять лет его «Ореховый дом» вырос из социального предпринимательства в работающий бизнес.

Редакция МС Today рассказывает историю трудностей проекта, и как «Ореховый дом» помог посетительнице найти хорошую работу после трех лет тюрьмы.


«После мест лишения свободы твое прошлое перечеркивается. Это ненормально», – говорит миниатюрная женщина, теребя бусы на шее. Ольга восемь лет работала в бухгалтерии, из них четыре года возглавляла отдел. А потом у нее начались жизненные трудности.

Из-за аферистов Ольга потеряла квартиру. Спустя некоторое время, по вине тех же людей, Ольгу обвинили в махинациях с недвижимостью. Так она попала в тюрьму. Через три года женщина вышла на свободу, но у нее не было ни квартиры, ни работы, ни даже регистрации места жительства. Она не могла зарегистрироваться на бирже труда.

Оля искала заведение, о котором услышала еще в 2010 году – центр помощи женщинам в кризисных ситуациях. После длительного поиска в социальных сетях, а потом двух недель ожидания свободного места, в январе 2015 ее приняли в «Ореховый дом». Из-за небольшого роста новые соседки Оли дали ей прозвище – «студентка».

Из-за аферистов Ольга потеряла квартиру. Спустя некоторое время, по вине тех же людей, Ольгу обвинили в махинациях с недвижимостью. Так она попала в тюрьму

Из-за аферистов Ольга потеряла квартиру. Спустя некоторое время, по вине тех же людей, ее обвинили в махинациях с недвижимостью. Так она попала в тюрьму

Ореховый дом основали в 2009 году

В 2009 году глава отдела социальных программ управления социальной защитой Львовской горадминистрации Юрий Лопатинский заказал исследование, которое показало, что 30% бездомных города – женщины.

Тогда Юрий решил уйти в общественный сектор и открыть центр опеки для женщин в кризисных ситуациях. Он нашел помещение для аренды и грант от голландской благотворительной организации De Tussen Voorziening, чтобы обустроить помещение.

На тот момент «Ореховый дом» вмещал 15 посетителей. Свободных мест на всех не хватало. Женщины могли оставаться в доме год и два месяца, для них разработали программу реинтеграции в общество.

Организация помогала со всем необходимым. Например, нанимала юристов для решения вопросов опеки или недвижимости, психологов и врачей тем, кто в них нуждался.

Руководитель благотворительной организации «Фонд Ореховый дом» Галина Онишко говорит, что главное правило центра – ничего не делать вместо женщин. Администрация помогала советами, инструкциями. Но не решала проблемы женщин прямо.

Посетители центра должны самостоятельно учиться жизни: искать работу, проходить медосмотр, оформлять документы. Еще женщин попросили оплачивать коммунальные услуги и сдавать по 300 грн в месяц за место в центре. Так сделали, чтобы научить их планировать расходы и мотивировать быстрее искать работу.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Как социальный проект стал бизнесом

В 2011 году грантовые деньги у «Орехового дома» закончились. Дальнейших вариантов развития было немного: снова искать гранты, просить у местного бизнеса, либо зарабатывать самостоятельно.

Основатели выбрали последний путь. Так в центре оборудовали пекарню, чтобы женщины изготовляли печенье, сами продавали его и тем самым зарабатывали себе на жизнь.

Ореховый дом

Ореховый дом

За грантовые деньги обустроили кухню, а Юрий Лопатинский собрал рецепты печенья из разных стран и адаптировал их для украинского рынка. Цена печенья превышала среднерыночный уровень, но его качество и ассортимент тоже были лучше, чем у конкурентов. Компания производила французский десерт – савоярди, итальянские кантуччини и гроссини, а также разные виды миндального печенья.

Однако первоначальная бизнес-модель не прижилась. Многие постоялицы центра попросту не смогли работать.

Такое случается у людей с глубоким психологическим кризисом или с выходцами из интернатов. Бывали случаи, когда женщины просто не выходили на работу. На вопрос «Почему?» отвечали, что не хотят.

Руководители «Орехового дома» поняли, что пекарня, как предприятие, должна быть конкурентоспособной на рынке. А значит, профессиональные пекари и повара должны работать на постоянной основе.

Компания все еще предлагала работу женщинам из центра, но после собеседования с HR-ом и руководителем производства. «Даже социальное предприятие должно работать по законам бизнеса. Если женщина не справляется, мы с ней прощаемся, хотя в жилье и помощи не отказываем», – рассказывает Галина Онишко.

Для расширения производства «Ореховый дом» взял кредит для социальных предпринимателей со льготной процентной ставкой. За эти деньги в центре открыли большую кухню и занялись столовой.

Ореховый дом

Продукция, которую пекут в “Ореховом доме”

Позже бизнес разросся: кроме пекарни и столовой, компания занялась кейтерингом, доставкой обедов в офис, а также открыла кафетерий и вторую столовую в Украинском католическом университете.

Сегодня там работает 50 сотрудников. Их зарплата выше средней на аналогичных должностях во Львове. Во-первых, создатели хотят привлечь лучших специалистов в городе. Во-вторых, цель предприятия – минимизировать текучесть кадров. 40% прибыли пекарня отдает на работу центра. Оборот и месячный доход представители компании не разглашают.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Почему центр опеки больше не может обеспечить женщин жильем

Теперь центр для женщин «Ореховый дом» переживает новый период. В октябре 2016 года прежний владелец помещения не продлил договор об аренде с центром. Место, где жили женщины, продали соседнему отелю. Но пекарня работала в прежнем режиме. Ее обустроили на территории завода «Тротолла», и от проблем с недвижимостью пекарня не пострадала.

Тогдашним обитательницам центра нашли жилье во Львове и частично оплатили его аренду. Но принимать больше женщин стало невозможно. Основатели пошли за помощью в Львовскую областную администрацию, чтобы получить помещение за чертой города.

Власти предлагали убитые здания. В некоторые даже не разрешали заходить из-за разрушенных стен и крыш.

Основатели компании все же нашли сносное помещение недалеко от центра Львова. Но и оно требовало капитального ремонта, на который нужно 3,7 млн грн. Без этой суммы центр пока не работает.

Большую часть прибыли центр направляет на возобновление крыши над головой. Также компания инвестирует в разработку программы реинтеграции людей после кризиса.

Руководство «Орехового дома» еще основало школу, где посетители центра будут учиться на помощника кондитера, пекаря, повара. В планах – предлагать этот курс не только женщинам, но и мужчинам со сломанными судьбами.

Как центр помогает женщинам

«Мое прошлое – это не только плохие вещи, несчастья, которые свели меня с дороги. Там было много и позитивного опыта», – говорит Ольга. Хотя в законодательстве нет ограничений для трудоустройства бывших заключенных, должность бухгалтера женщине никто не предлагает.

После длительного поиска в центре занятости, ей предложили крутить лампочки на заводе. Мама женщины уговаривала Ольгу устроиться уборщицей и забыть о бухгалтерии.

«Я не стеснялась такой работы. Но если стану уборщицей, это будет несправедливо, ведь я столько времени училась и работала. Метлой может махать кто-то другой», – размышляет она.

Тест по профориентации в центре занятости Ольги показал, что она на 97% – государственный работник.

«Какая уборка, какие лампочки?» – разводит она руками.

После пары месяцев жизни в «Ореховом доме» и безуспешных попыток найти работу, Ольге позвонил Юрий Лопатинский. Он рассказал, что в компании освободилось место бухгалтера. Спросил, не хочет ли Ольга занять эту должность.

Женщина прошла курсы по работе в программе 1С и сразу занялась делом. Теперь она – бухгалтер социального предприятия «Ореховый дом».

Недавно мы рассказывали историю 18-летнего Никиты Смотрова, который запустил первый бизнес в 10-м классе, а сейчас делает успешный проект «Дом юриста». Советуем прочесть.

Подписаться на Telegram-канал