UA RU
logo
22 Mar 2022

«Сижу дома и вижу, как огромный снаряд попадает в соседний дом и сносит весь подъезд»: четыре истории релокейта IT-специалистов из горячих точек

Наталия Соловьева

Редактор длинных текстов, MC.today

Меня зовут Женя, я работаю в IT-компании и до 24 февраля была абсолютно уверена, что война в Украине невозможна. Но проснулась, как и все украинцы, в 4:30 утра от взрывов за окном.

Спустя 3 недели войны я прошла через все стадии горя – шок, отрицание, злость, торг, депрессия и принятие. Сейчас основательно задержалась на последнем пункте. Мне захотелось рассказать читателям MC.today истории моих коллег, которые выехали из горячих точек. От этих историй бегут мурашки по коже. И эти истории, по сути, про каждого украинца в эти три недели.

Предыстория:

Kitrum – международная IT-компания с офисами во Флориде, Казахстане, Польше, Киеве, Харькове и Ужгороде. 60% наших ребят сосредоточены в Украине. Город, в котором зародилась компания, сейчас одна из самых горячих точек на карте – Харьков. 

В это тяжелое время мы не прекращали работать: наши бухгалтеры из бункеров и подвалов начисляли зарплаты и выплаты, HR помогали найти жилье тем, кто вынужден был покинуть свой дом, а менеджеры постоянно были на связи, чтобы убедиться, что у других членов команды все в порядке. Наш чат не замолкал ни на минуту: каждый делился любой полезной информацией и помогал советом.

Наши клиенты – компании из разных точек мира: США, Канады, Скандинавии, Центральной Европы и ЮАР. С начала военного конфликта ни один из клиентов не прекратил с нами работать, а многие финансово помогали нашей армии. Некоторые были готовы помочь с транспортом для релокейта и предоставить партнерские офисы в других городах, чтобы наши сотрудники могли там разместиться.

Сейчас наши разработчики работают с не меньшей продуктивностью, чем до войны. За это время мы подписали трех новых клиентов и даже наняли пятерых новых сотрудников.

Большинство наших ребят сейчас уже на более-менее безопасных территориях, но у каждого своя история того, как им пришлось покинуть родной дом.

История Андрея, Full Stack Developer, эвакуировался из Харькова только на 7-й день

Я предлагал жене уехать в Чехию еще за несколько недель до начала войны. Но аргументов, что все это не может случиться в 21-м веке, было гораздо больше.

24 февраля я проснулся в пять утра от взрывов и разбудил жену. Через несколько минут люди начали стекаться в АТБ, а очередь на заправку, которая находится в 10 минутах от нас, заканчивалась под нашими окнами.

Мы решили остаться дома, были уверены, что это не может продолжаться долго и смысла паниковать нет. 

Мы немного привыкли к взрывам, и на следующий день они уже не казались такими страшными. Мы выходили в магазин, работали. Когда начинался обстрел – прятались в ванной или коридоре. Пришло время старой перины и в этом даже было что-то особенное.

На шестой день жизнь казалось вполне «мирной». Мы постояли в очереди в магазин и даже купили продукты. Вернулись домой, приготовили пиццу, открыли вино. В шесть часов я вышел на звонок с клиентом. Начали стрелять, перешел в коридор, закончил разговор – и прогремел огромный взрыв. Над нами пролетел истребитель и выпустил ракету в школу неподалеку. У нас открылись окна и двери, пропала связь и свет.

Мы поняли – уехать придется. Дожить бы до утра.

Выехали рано утром, было страшно, неподалеку продолжали стрелять. Через пять часов мы были в безопасности.

История рекрутера Андрея, который решил не уезжать из Киева

Я родом из Донецка и в 2014 уже убегал от «спасителей», оставив всё. Это было больно, но уже восемь лет я живу в Киеве, полюбил этот город и нашел друзей.

Я не знаю, как объяснить свой поступок, но в этот раз я решил не бежать. Возможно, не хотел бросать дом второй раз, возможно, верил, что буду полезен тут.

Уже 21 день я в Киеве, в своей квартире. Помогаю местным волонтерским организациям находить провизию, охраняю соседские квартиры от мародеров и работаю рекрутером в полную силу.

Однажды у меня получилось купить редкие лекарства, которые я должен был передать волонтерам. Шесть утра, сижу дома и вижу из окна, как огромный снаряд попадает в соседний дом и сносит весь подъезд.

Первая мысль – черт, я не передал волонтерам эти редкие лекарства. 

Хватаю пакет, одновременно с этим начинают лупить в соседний дом. Выбегаю из подъезда и бегу к волонтеру – это рядом, соседний дом. Вокруг лупят. Уже после того, как я отдал лекарства и добежал домой, я понял, что во время максимальной опасности мне помогала держаться мысль, что я буду кому-то полезен.

История Игоря, Head of Sales, который решил уехать из Харькова в первые два часа обстрелов

Мы, как и все харьковчане, проснулись 24 февраля в пять утра от взрывов. Постояли на балконе, подумали и разошлись кто куда. Жена пошла за продуктами первой необходимости, я – на паркинг за машиной.

Вернулись домой, с совершенно холодной головой позавтракали. Жена вообще спокойно приготовила еду, она помнит 2014 год, поэтому паники не было. Потом быстро собрали вещи и уехали в сторону Кременчуга.

Тогда мы были уверены, что едем на несколько дней. Разгром города-миллионника казался совершенно невозможным. Взяли с собой по два свитера и пару джинсов.

Уже 20 дней мы живем на съемной квартире на западе Украины, которую нам нашла и сняла наша HR Настя. Продолжаем работать в обычном темпе, запускаем новые проекты и знаем, что «российский корабль» уже направляется туда, куда предначертано.

Я не выпадал из работы ни на один день, потому что знал – работа в тылу так же важна, как на фронте. Я зарабатываю деньги, чтобы иметь возможность помогать армии и гражданским. Мы с коллегами организовали фонд помощи нашим военным на передовой, мы вместе закупили 15 дронов и 30 тепловизоров.

История Виталия, frontend-разработчика, который был под харьковскими бомбежками 2 недели и параллельно волонтерил

В первые часы войны я собрал своих друзей, мы вышли на звонок в шесть утра.

Я всех поздравил с началом Третьей мировой. Каждый день я морально поддерживал их и продолжаю это делать.

Я занимался волонтерством с первого до последнего дня, последнего для моей квартиры. 12 марта в мой дом прилетел снаряд. Я возвращался с закупки, выхожу из машины и вижу, что окон просто нет, а стены едва держатся в куче. Я не могу вам передать те эмоции – была грусть, перемешанная с готовностью завтра делать еще больше.

Я был вынужден уехать – думаю, вы понимаете, что в Харькове сейчас сложно арендовать жилье. Но даже дистанционно я отправляю гуманитарную помощь, собираю на нее средства, веду информацию об этом и координирую маршруты.

Круто, что наш клиент понимает важность финансовой уверенности в эти дни и готов платить полностью, даже если люди отработали не все время. Это вообще космос!


Сейчас наши сотрудники разбросаны не только по разным городам Украины, но и по всему миру. Мы всегда приветствовали удаленную работу, но сейчас релокейт стал вынужденной мерой, чтобы спасти свою жизнь и свои семьи. 

Мы продолжаем работать, для нашей команды это такой же способ помочь нашей стране: сотрудники отправляют деньги на помощь армии, продолжают платить налоги и делать покупки. Каждый из нас – это руки и мозг, которые будут возрождать Украину.

Через нашу работу мы показываем всему миру, насколько продвинутые, умные и сплоченные наши люди, сколько внутри каждого из нас свободы и желания жить в лучшем мире. Работа помогает вернуть некую рутину и почву под ногами, делать то, что любим, пусть даже в трудное время. Все мы верим, что оно скоро закончится и мы, как раньше, встретимся в любимом офисе, снова увидим улыбки на лицах друг друга и устроим громкий победный тимбилдинг.

По теме:

Новости

Спецпроекты

Ваша жалоба отправлена модератору

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: