UA RU
logo
26 Jul 2022

The Economist: разработчики программного обеспечения пытаются предсказать, кто выиграет войну в Украине. Перевод

Евгения Козловская

Креативный редактор в спецпроектах

Война в Украине и международное напряжение свидетельствуют, что спрос на такие попытки предвидеть результаты войны высок. Все, что может снизить элемент непредсказуемости войны, скорее всего, будет вызывать интерес и будет монетизировано.

Поэтому в The Economist предполагают, что бизнес, связанный с прогнозированием результатов конфликтов, уже набирает обороты. Редакция MC.today рассказывает самое главное.

Алгоритм предусмотрел отступление россиян от Киева

Есть статистическая модель основных боевых операций MCOSM, разработанная инженерами Naval Postgraduate School (NPS) в Монтерее, Калифорния. MCOSM запускает алгоритмы, основанные на данных о 96 битвах и военных кампаниях, которые произошли в период с последнего года Первой мировой войны до наших дней.

Когда представили информацию о начале агрессии россии с целью захватить Киев и завоевать Украину 24 февраля, модель предусмотрела по семибалльной шкале «операционный успех» для нападающего 2, а для защитников – 5.

Действительно, уже 25 марта российские войска отказались от идеи взять Киев и сосредоточились на востоке и юге Украины. Это событие рассматривают как окончание первой фазы войны. Так что прогноз MCOSM не был случайностью. В руках опытных пользователей, говорит Джон Чарнецки, который создал MCOSM, это программное обеспечение может давать семь в целом правильных прогнозов из десяти.

Курс
QA вечірній
Навчайтесь безоплатно, заробляйте від $700 на старті кар’єри
РЕЄСТРУЙТЕСЯ!

Решающий момент

Чтобы получить прогноз, пользователи должны оценить 30 значений. Это, например, ожидаемая важность битвы, уровень подготовки, огневая мощь, мобильность, логистика, способность принимать решения и синхронизировать действия каждого участника. Необходимо четкое понимание, потому что часто эти значения неизвестны или неправильно рассчитаны.

Французская армия, которая потерпела поражение в мае 1940 года, раньше считалась одной из лучших в Европе. Так же как было мнение, что российские вооруженные силы удачно реформировали в 2008 году. Однако доктор Чарнецки, который был полковником в американской армии до того, как присоединился к NPS, оценил россию на единицу за военные решения. Оказалось, что это реальная оценка слишком амбициозной попытки кремля имитировать американскую тактику путем стремительного штурма Киева с нескольких направлений.

Есть и другие модели. Роджер Смит из консалтинговой компании в Орландо, Флорида, которая консультирует разработчиков военных моделей прогнозирования, когда-то был главным технологом в офисе моделирования американской армии также в Орландо. Он отмечает, что его команда сейчас разрабатывает или модернизирует около 100 крупных и мелких моделей прогнозирования.

Некоторые, такие как MCOSM, детерминированы, то есть те же входные данные всегда дают одинаковый прогноз. Другие вероятностны.

Рассмотрим, скажем, выстрел, который производит усталый и не очень опытный снайпер. Сумерки, расстояние до цели – 600 метров, при этом цель передвигается и одета в бронежилет. Чтобы смоделировать подобное событие, разработчики оценивают вероятность в процентах, будет ли выстрел точным (цель будет уничтожена или ранена) или нет. Обычно для этого изучают прошлые бои, просматривают информацию о местности, учитывают оборудование снайпера.

Хорошим примером вероятностной модели является Brawler, симулятор воздушного боя, созданный ManTech, оборонной фирмой в Герндоне, Вирджиния, который используют американский флот и авиация. Brawler собирает инженерные данные о производительности боевых самолетов, в том числе их многочисленных подсистем, а также о возможностях наземного радара и ракетных батарей. Во время моделирования этим виртуальным оборудованием могут управлять либо люди, либо программное обеспечение.

Многократный запуск программного обеспечения создает вероятности для любых результатов. Насколько определенные маневры повышают шансы F-16 увернуться от российской ракеты С-400? А как насчет влияния высоты? Дождя? Дипольного отражателя и других контрдействий?

Драка в баре

Симуляция физики всех этих вещей достаточно сложна. Но Brawler также включает в себя алгоритмы, которые могут учитывать психологические и культурные факторы. Карен Чайлдерс, капитан военно-воздушных сил США в отставке, которая работает сейчас в ManTech и отвечает за обновление Brawler, описывает это как «моделирование мозга пилота».

Возьмем, к примеру, IFF-транспондеры (идентификация друг или неприятель) на военных самолетах. Brawler моделирует как распространение сигналов IFF, так и то, как быстро будет реагировать пилот. Имеет значение общая когнитивная нагрузка пилота в данный момент. На это влияет, как говорит госпожа Чайлдерс, уровень мастерства каждого имитационного пилота. Кроме того, пользователи Brawler вводят значение для социально-политического происхождения каждого пилота. Считается, что пилоты из демократических стран более креативны, чем пилоты из авторитарных режимов (потому что там не одобряется личная инициатива).

Симуляции Brawler обычно запускают с не более чем 20 летательными аппаратами, но при необходимости модель может справиться с втрое большим количеством самолетов. Распространение полной версии строго ограничено, единственным известным иностранным покупателем является Министерство обороны Великобритании. Однако ManTech продает версию под названием Cobra, из которой удалены секретные алгоритмы. Ее приобрели и Южная Корея, и Тайвань.

Еще большую вероятностную модель, Pioneer, разрабатывает Bohemia Interactive Simulations (BISIM), фирма в Орландо, которую в марте купил BAE Systems, британский оружейный гигант. Педер Юнгк, руководитель отдела моделирования в BAE, называет модель, над которой работают более 400 разработчиков, «оборонительной метавселенной». Морская пехота США надеется получить ее в конце следующего года.

Как и коммерческие метавселенные, Pioneer требует значительной вычислительной мощности и работает на облачных серверах. Он может симулировать действия и судьбы множества существ/объектов по всему миру: солдаты, танки, корабли, самолеты, здания, автомобили, башни мобильной связи, растительность, оружие и даже отдельные боеприпасы. Для территорий особого военного значения Pioneer учитывает даже такие детали, как расположение отдельных деревьев (зафиксированное самолетами-разведчиками и спутниками).

Система также использует метеорологические данные в реальном времени. Если танк заедет на поле и застрянет в грязи, то Pioneer отражает это. Он также деформирует местность во время виртуальных сражений. Если артиллерийские обстрелы блокируют улицу, Pioneer показывает изменения в движении. Пит Моррисон, бывший руководитель BISIM, который сейчас руководит коммерческими операциями, говорит, что Pioneer имитирует «траекторию полета каждой отдельной пули, включая рикошеты». Система также учитывает подготовку бойцов, уровень усталости и доктрину (принципы, полученные из военных справочников и оценок разведки, на которые возлагаются в армии). Запустите несколько сотен симуляций пересечения войсками вражеской территории, говорит господин Моррисон, и оценка потерь покажет вам, как можно это сделать без кровопролития.

Другой вероятностный пакет программного обеспечения – это Advanced Joint Effectiveness Model (AJEM). Министерство обороны США платит около 600 людям за работу с ним. Пользователь сначала загружает программное обеспечение с технической документацией для самолета, транспортного средства или лодки. Если файлы изготовителя доступны, результат можно получить менее чем за месяц. Если же нет – это может занять год. Марианна Кункель, менеджер AJEM в Центре анализа боевых возможностей американской армии (DAC) в Мэриленде, говорит, что пользователи затем используют «таблицы убийств» скоростей и масс разных снарядов, чтобы провести «линии выстрела в цель».

Это позволяет AJEM рассчитать вероятности, связанные с гипотетическими атаками. Если кто-нибудь выпустит 300 минометных снарядов по двум десяткам боевых машин Bradley, которые двигаются в определенном строю с определенной скоростью на расстоянии 4 км, AJEM может показать вероятные повреждения. Они варьируются от «катастрофических убийств» до потери мобильности, связи и способности стрелять. Эти оценки также полезны для оружейных компаний, которые хотят создавать более мощное оборудование и более смертоносные боеголовки.

Взаимосвязь

Эшли Бомбой, руководитель моделирования в DAC, говорит, что следующий шаг – это сочетание разных моделей. Команда Бомбой планирует заказать еще большие (и пока безымянные) симуляторы, чтобы подключаться к AJEM «даже на лету» для большей точности. Другой целью является прогнозирование событий вне непосредственно боевого пространства. DARPA, одно из исследовательских агентств Министерства обороны США, надеется сделать это с использованием обработки естественного языка, чтобы прочесать тексты сотен тысяч отчетов аналитических центров, коммерческих СМИ и самого ведомства и найти корреляции, которые могли пропустить люди.

Causal Exploration, или CausX, как называют программное обеспечение, о котором идет речь, еще не полностью готово. Но, по словам Джошуа Эллиотта, менеджера программы, уже есть внезапные открытия. Система выделяет взаимосвязанное поведение, которое охватывает экономическую деятельность, общественные настроения, преступность и политические решения, связанные с войной и миром. Одной из целей было найти связь между санкциями против россии и кибератаками. После полной разработки CausX войдет в пакет программ под названием Joint Planning Services, который использует оборонное ведомство для подготовки военных операций.

Другой вопрос, что все это может дать Украине. Полковник в Киеве, который попросил не называть его имени, жалуется на то, что посылали запросы на передовые американские модели прогнозирования, но результата пока нет. По его словам, такое программное обеспечение помогло бы стране. Большинство американских специалистов не распространяют информацию, которую получают с помощью таких систем.

Но Памела Блэчингер, директор Исследовательского и аналитического центра армии в Форт-Ливенворте, штат Канзас, отметила, что стремление Украины к борьбе играет большую роль в военных успехах, чем ожидала ее команда из примерно 290 прогнозистов.

Они использовали разные модели: CombatXXI для расчета боевых действий бригады и Advanced Warfighting Simulation – когда задействовано больше войск. Ни одна из них не была разработана специально для предсказания воли к борьбе. Но программное обеспечение, разработанное американским аналитическим центром RAND, сосредотачивается именно на этом.

Исследователи RAND составили список, где указали, что влияет на волю к борьбе. Это и очевидные моменты, такие как качество питания, сна и снаряжение солдата, и менее очевидны, например, почему он воюет, есть ли у врага преимущество в воздухе, химическое, зажигательное оружие. Успех на поле боя, как правило, повышает моральный дух, компонент воли к борьбе, и улучшает меткость. Но с течением времени это уменьшается. Воля армии к борьбе ослабляется коррупцией, безработицей, ростом стоимости жизни и политической поляризацией.

Никакой план не выдерживает контакта с врагом

Уравнения, разработанные RAND, добавили в симуляторы боевых действий Министерства обороны под названием Onesaf и IWARS. Без этих обновлений, говорит Генри Харгроув, эти симуляторы сочли бы солдат бесстрашными автоматами. Он считает, что «люди не терминаторы», поэтому, если не учитывать желание армии бороться, результаты предсказания будут искажены.

Текущие прогнозы могут вызвать восхищение. Как говорит Эндрю Илачински, опытный моделировщик из Центра военно-морского анализа в Вирджинии, «вы сидите сложа руки и наблюдаете, как система делает свое дело», когда появляются модели поведения. Однако есть нюансы, и неожиданности тоже бывают часто. Оценка человеческой психологии и военных навыков в лучшем случае субъективна, а в худшем – придумана. Как говорится, все модели неверны, но некоторые полезны.

Учитывая эти оговорки, The Economist попросил доктора Чарнецки использовать MCOSM и спрогнозировать результат текущей второй фазы российско-украинской войны с использованием артиллерии. Он определил новые значения для переменных, которые отражают улучшение для российских войск в области обработки информации, оперативной последовательности и военных решений. Украина, по его оценке, обладала рядом качественных преимуществ, но они сократились и Украина все еще хуже вооружена. Доктор Чарнецки ввел данные и запустил модель. Результат – «операционный успех» по 5 баллов, как для россии, так и для Украины. Другими словами, тупиковая ситуация.

По теме:

Новости

Спецпроекты

Ваша жалоба отправлена модератору

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: