logo
Люди / 21.03.2019 / 14:20

В 25 заработал на квартиру, обменивая топливо на спирт. Вячеслав Лысенко – о бизнесе в 90-е, тюрьме и партнерстве

Основатель клуба молодых предпринимателей Young Business Club Андрей Остапчук раз в неделю берет интервью у известных мировых и украинских бизнесменов и звезд шоу-бизнеса.

В новом выпуске блога Андрей поговорил с украинским предпринимателем Вячеславом Лысенко, основателем «Укр-Китай Коммуникейшин» и соучредителем Young Business Club. Тот рассказал, как оказался за решеткой, что там понял и почему важно не сдаваться. Редакция MC Today выбрала все самое интересное из разговора.


Четыре раза в жизни я становился полным банкротом

Первый раз был очень банальным. У нас с партнером были разные подходы к совместной работе. В 1999 году мы заработали порядка $320 тыс. Продавали вещества, с помощью которых фильтруют воду. В то время это был большой дефицит, а у нас были длинные схемы: на завод мы завозили топливо, которое тоже было дефицитным, делали обмен на смолы и поставляли их на теплоэлектростанции, где нам все оплачивали.

Мой партнер был очень талантливым и в зарабатывании денег, и в их растрате. За первые две недели он потратил $120 тыс. и не смог мне рассказать, на что именно. Так у нас произошел первый конфликт. В результате, мой партнер отказался от сотрудничества и продолжил вести бизнес самостоятельно. Тогда 70 % команды ушло вместе с ним, и я начинал все практически с нуля.

Сейчас я бы не предъявлял никаких претензий к партнеру, как сделал тогда. Мы просто во время разговора решили бы, что делать дальше.

Вячеслав Лысенко

Вячеслав Лысенко

Об итальянском заводе

Ко мне пришел один из партнеров, с которым мы работали по другим направлениям. Он купил завод, оборудование, но не смог организовать дело. И обратился ко мне за помощью, при этом предложил стать собственником завода и 50 %. Мне нужно было только взять на себя организацию.

Так я без оплаты стал на 50 % собственником завода итальянских макаронных изделий.

Но ко всему, что приходит бесплатно, относишься несерьезно. Я организовывал этот бизнес по остаточному принципу, когда было время. В тот же период мы осуществляли другую сделку по нефтепродуктам, в которой нас банально кинули. Сумма потери была равна 50 % стоимости завода.

Тогда партнер взял вину на себя и предложил в эту сумму заложить стоимость завода – в этом случае я бы ничего ему не был должен. И в тот момент я понял, что за завод я все-таки рассчитался деньгами. Через три месяца мое отношение кардинально изменилось, я осознал, что это потраченные мной деньги. И вскоре завод стал очень прибыльным.

О «пяти колхозах»

В то время мы занимались нефтепродуктами. У колхозов денег не было, но были бартеры. Собственными деньгами мы с партнерами не располагали, поэтому искали возможности.

Нефтепродукты тогда были в основном у чеченцев, но они продавать не могли, и я предложил им сделку: они мне – нефтепродукты, а я им – хороший доход в 60 % сверху. Они должны были отдать их весной, а осенью забрать ходовым товаром – сахаром. Их генеральный директор согласился, как потом оказалось, не согласовав с собственниками нефтепродуктов.

Нефтепродукты мы в итоге раздали в пять колхозов. Не знали, что получить от колхозов продукцию – тоже мастерство, но с чеченцами мы в итоге рассчитались.

Наша прибыль составила 300 %, и получать ее довелось уже спустя годы. Мы, фактически, стали акционерами этих колхозов и поддерживали их. Потом осенью извлекали свою прибыль через урожаи.

Есть три способа потерять деньги: потратить на казино, девочек и самый надежный – вложить в сельское хозяйство.

Мы жили в колхозах, общались с председателями, что невероятно сложно, так как приходилось сталкиваться с их психологией «лишь бы день пережить». Они обещают все, но на следующее утро главное, чтобы ты снова на него не наткнулся.

Вскоре чеченцы узнали, что директор их обманывает. И он убежал, прихватив с собой все документы по сделке. Они не смогли найти ни директора, ни компанию, которая покупала нефтепродукты. При этом офисы у нас были на одном этаже и мы рассказали, что нефтепродукты – наши.

Мы договорились заново об условиях, но шутка жизни была в другом. У нас был достаточно горячий, активный разговор с угрозами, криками. И через два дня после встречи одного из чеченцев застрелили в том же городе двумя выстрелами в голову. Мне пришлось быстро уехать из города на несколько дней. Оказалось, что у них были разборки с московскими чеченцами, и их национальная горячность привела к такой трагедии.

Про нефтебизнес

Нам было все равно, чем заниматься, мы просто хотели денег. Нефтепродуктами, морковкой, паркетом – плевать. Кто-то пришел и сказал: «Слушайте, на нефтепродуктах делают большие деньги. Берем нефтепродукты, везем в колхоз, меняем на сахар, сахар еще на что-то».

Я купил 20-тонный бензовоз с дизтопливом, поменял его на селитру –это удобрение. Селитру завезли в колхоз и поменяли на мелиссу – это отходы от свеклы. Их отвез на спиртзавод и поменял на спирт. А его продал на химический завод. И в результате заработал на четырехкомнатную квартиру.

Мне было тогда 25-26 лет. Мы заключали сделки по обмену одного килограмма сахара на один килограмм топлива, не понимая, что один килограмм – это не то же самое, что один литр. Но благодаря высокой маржинальности это было выгодно.

Как-то мы сделали бартер, получили 10 тонн ионообменной смолы и приехали с машинной-десятитонником. А завскладом говорит: «Чего вы приехали, она не влезет в эту машину». Мы спрашиваем: «Почему? Машина вмещает десять тонн». Он говорит: «Нет. 10 тонн – это только сухое вещество, а физически она весит 20 тонн».

И тут как в анекдоте: «Нам поперло». Когда мы забрали 20 тонн, мы продавали физический вес, а не так, как по химической формуле. Купил за один доллар и тут же за два с половиной продаешь. Мы решили сконцентрироваться на этом бизнесе.

Я выбрал не тех партнеров

Мой партнер в одном из бизнесов полжизни занимался кидаловом. Вопрос, когда я стану для него объектом для кидалова, был вопросом времени.

Мы проводили сделку, где я ставил свои подписи. Это был 1998 год, и сделка была за наличку. Это не секрет, сегодня тоже много сделок проходят за наличку. Говорят, что сейчас от 30 % до 50 % бизнеса – в тени. А тогда, наверное, и все 70 %.

Я подписал документ, что принял деньги, но все договаривались, что в конце мы порвем документы. Однако мои партнеры взяли эти документы и сказали: «Вот твоя подспись. У тебя два варианта: либо ты уходишь из бизнеса, либо тюрьма».

У меня было жуткое состояние – обида, злоба, мысли о мести. Я взял оружие… и не знаю, чем закончилась бы эта ситуация. Благодарен своей супруге, которая сказала: «Послушай, не горячись. Если ты действительно такой злопамятный, то пусть пройдет два месяца, и ты сделаешь то же самое, но спокойно». Но через два месяца пришло осознание, что я сам виноват в произошедшем.

Это были два месяца тяжелых мук и алкогольных запоев, тем не менее, время все лечит. Главное, чтобы рядом был кто-то мудрый, как моя супруга. Они забрали бизнес, но все у них развалилось, буквально через года два.

Потом у меня сформировался список из шести пунктов, которые нужно обсудить с партнером. А сейчас в нем 21 пункт. Так больше шансов, что все сложится нормально. А если и ненормально, то у вас уже есть инструкция, по которой вы действуете.

О тяжелых временах

У меня был товарищ, который говорил: «В 30 лет человек, едущий на автобусе, – это уже потенциальный неудачник». Я в 30 лет ездил на машине, которая при дожде протекала. Меня взяли работать руководителем на зарплату, а для меня зарплата была как унижение. Я занимался моральным самобичеванием.

Но мне нужно было заново начинать. Я начал учиться, пошел на тренинг «Шаг в будущее». В это время внутри меня произошел перелом, я осознал, что ответственен за все в своей жизни. Раньше во всем винил партнеров, называл их сволочами.

Я попал к Мэрилин Аткинсон на тренинг. Я бы так описал свое состояние: «Готов есть хоть г**но, чтобы стать успешным». Она дала мне технику и сказала: «Три месяца будешь работать по ней, и в твоей жизни произойдут изменения».

Я помню, там были аффирмации (утверждения для самовнушения – прим. ред.), настраивающие на то, чтобы мыслить позитивно. А как тут позитивно мыслить? Машина течет, вечерами кушать нечего, обитаешь на Троещине, телевизор через форточку воруют, потому что на первом этаже живешь.

Но через три месяца я стал партнером в одном из бизнесов. Человек жил в другом городе, но бизнес у него был здесь. Он сказал: «Я даю тебе долю, будешь только следить, чтобы не воровали». В результате я навел порядок, компания стала высокоприбыльной. Где-то через шесть месяцев я уже смог купить квартиру в Киеве. Через год я запустил бизнес и в знак уважения отдал 25 % своей компании человеку, который меня взял на работу.

Про конкуренцию и тюрьму

Для того чтобы выстроить какой-то бизнес, нужно потратить годы на обучение персонала, на маркетинг, на рекламу, на кучу встреч. Кто-то это сделал и построил компанию, клиенты идут к нему. А к конкурентам приходит милиционер и говорит: «Давай пять штук, я их сейчас закрою». Так случилось и с нами.

Мой партнер испугался, что это его коснется, и просто ушел в запой. Жаль, что он не смог выйти из этого состояния. В алкогольном опьянении выпал из окна и погиб. У каждой слабости есть своя цена, иногда очень высокая.

Могу точно сказать, что это большой экзамен в жизни и очень тяжелый. Меня сломали, хотели, чтобы я дал показания, помогающие и дальше кого-то раскручивать на деньги. Даже пару раз приходили избивать. И при этом у меня было состояние внутреннего спокойствия.

Потом я оказался в СИЗО в Житомире, а там оно соединено с тюрьмой, поэтому разницы нет. Я понял, что эта ночь будет определяющей в моей жизни, и реально заходил в камеру умирать. Следователю я сказал: «Наутро, скорее всего, ты вынесешь меня и еще кого-то трупом. Сколько смогу, столько с собой заберу».

Но уголовный мир живет по своим законам. Меня начали спрашивать, кто я такой, что из себя представляю, какой жизнью жил. Потом сказали отдыхать и подождать до утра.

Утром прибежали адвокаты, начали кричать, мол, как это человека, который идет по экономическому преступлению, посадили в камеру, где пять рецидивистов, два из которых сидят на пожизненном. Меня уже хотели переводить, а я отказался. Заявил: «Раз меня в эту определили, то я тут и буду». Помню, мои сокамерники офигели.

В тюрьме я переоценил тот факт, что самым главным в жизни является материальное. Я был одержим, делал все с убеждением «Вот накоплю капитал, заработаю, потом повезу своих отдыхать». Но потом решил: все, никакого «потом» не существует, только сейчас. Как только я себе это сказал, меня отпустили.

Каждый раз, когда я падал, это было тяжело. Опыт – великая вещь, как говорят, «он всегда с нами и всегда сзади». Поэтому с каждым разом просто было немного больше веры и понимания, что я должен справиться с этой ситуацией.

О коррупции

Когда мы собирались и создавали «Электрум», сразу договаривались, что это будет чистая компания. Мы работаем на капитализацию, хотим, чтобы, когда придет иностранный инвестор, который захочет вложиться в платежную систему, у нас была чистая, красивая, понятная компания.

Да, мы конкуренты для многих платежных систем, к нам перешли практически все основные логистические операторы Украины: Justin, «Ин Тайм», Delivery-Auto. Лучший способ убрать конкурента – заказать его. А правоохранительным органам это выгодно, потому что они получают деньги за создание проблемы, а потом еще и за героическое избавление от нее.

Первые потуги снять с нас деньги начались еще в Нацбанке, когда мы получали лицензию. Но наша компания не заплатила ни Национальному банку, ни СБУ, ни прокуратуре, ни правоохранителям. Это тяжело в нашей стране, это дороже, чем если бы мы платили. Но это наш вклад в развитие чистого бизнеса в стране.

О кругосветном путешествии на вертолете

Есть у меня такая мечта. Восемнадцать человек в мире, по моей информации, сделали такое, но в Украине – еще никто. Я нашел единомышленников, которые поддерживают эту идею. Мы планируем осуществить это в 2020 году.

Нужно время для технической, психологической и языковой подготовок. Весь радиообмен идет на английском языке. Вот наш изначальный маршрут: через всю территорию России, Америка, Канада, Исландия, Англия, Европа – и возвращаемся. Этот круг – примерно 38-40 тыс. километров. Так как над страной-агрессором мы лететь не можем и не хотим, придется лететь другим маршрутом, но однозначно еще не определились.

О Young Business Club

Десять лет назад я задал себе вопрос: «Чем бы я занимался, если у меня была бы полная финансовая свобода?» И я вспомнил период, когда работал тренером по плаванию. Это был пример дела для души, потому что ты видишь результат. Ты отдаешь детям, а они доверяют тебе. Я определился, что если у меня будет возможность, я буду развивать молодое поколение.

Для меня Young Business Club – реализация этой идеи. Это площадка для развития молодых предпринимателей. Молодежь обладает уникальной способностью: она быстро обучается. Умеет в потоке информационного мусора определять, мусор это или нет.

О работе с китайским партнером

Основные деньги зарабатывались и продолжают зарабатываться в Китае. Китайскими услугами пользуются не только в Украине, но и во многих странах мира.

Когда мы начинали работать, сразу поставили на то, что украинский рынок не будет единственным потребителем. Тем более что экономика в Украине все время то взлетала, то падала. Но в европейских странах экономика более развита. И даже если она не развивается активно, то все равно на высоком уровне.

В Китае мы осуществляли большое количество сделок, торговали металлом во многих странах мира с китайскими партнерами, сопровождали сделки по покупке заводов, оборудования. Это давало достаточно большой профит и возможности.

С китайским партнером мы были знакомы пять лет, прежде чем объединили усилия. Во время выполнения контракта в 2008 году произошло падение цен, и наш клиент отказался от контракта. Цена на сырье тогда упала на 40 %, а наш клиент сделал предоплату 30 %. И чтобы выполнять контракт, ему нужно было потерять еще 10 %. Он отказался, а партнер, который сопровождал эту сделку, сказал, что выполнит сделку в любом случае, так как потерять лицо в Китае очень рискованно.

И я закрыл 10 % вместо клиента. Это обошлось мне в $950 тыс. в рассрочку. После того как я выплатил первую часть денег, партнер сказал, что видит во мне очень ответственного человека и хочет работать со мной вместе. После этого для меня начали открываться большие кабинеты и большие возможности.

Об обучении

Я до сих пор трачу в неделю около 10 часов на обучение, постановку целей, планов и подведение итогов. Если вы не знаете, куда идете, то никуда и не попадете. Поэтому я вам рекомендую ставить цели, анализировать, что вам помогло, а что помешало. И не бойтесь ставить амбициозные цели, потому что только они двигают нас к достижениям.

Вам будет интересно прочесть:

1. «На Новом канале мне платили $300». Дизайнер Андре Тан – о том, как зарабатывать в мире моды

2. «Сажусь с ручкой и подчеркиваю главные мысли». Как учатся основатели «Новой Почты», monobank и UFuture

3. «Когда прихожу руководить компанией, увольняю топ-менеджеров». Петр Чернышов в блоге Franch TV

Вдохновляющие истории и полезные кейсы в нашем Telegram-канале

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: