UA RU
logo
18 Feb 2022

«Я противник сбережений и трачу все, что зарабатываю»: Михаил Кухар рассказал, как повторяются кризисы в экономике и что делать с деньгами в 2022 году

Анна Михина

Редактор в MC.today

Михаил Кухар – управляющий партнер и старший экономист Ukraine Economic Outlook. Он дал интервью для YouTube-канала Олега Артишука «Точка G» о том, что такое суперцикл в мировой экономике, когда будет следующий кризис, как к нему подготовиться и заработать на этом. А также поделился своим мнением о криптовалютах, роботизации и месте украинских IT-специалистов в экономике.

Кризис 2020 года уже прошел

Он прошел еще в 3–4-м квартале того года. Именно тогда было идеальное время, чтобы дешево купить все, что вам нравится.

Я часто прогнозировал вслед за западными коллегами, что нас ждет суперцикл роста до 2028 года или даже 2030/32-го. Суперцикл не отменяется, но у нас будет маленький «зубец» на кривой экономики, небольшой спад. Но рост продолжится, просто нужно набраться терпения, иметь нервы.

Главное правило незыблемо последние 200 лет. Кризис нужно встречать «на кэше». Тогда завтра ты покупаешь все дешевле, чем стоило вчера. Точно так же, когда начинается долгосрочный цикл роста, от денег нужно избавляться на скорости.

У вас условно лежит дома $100 тыс., полежат они год – и их покупательская способность будет уже $80 тыс. А через три – $50 тыс. Купюры будут все те же, но вы уже можете в два раза меньше купить квадратных метров, земли, акций. Это называется инфляция активов.

Пора покупать. Вообще пора было вчера. Но сейчас еще не поздно. Впереди семь счастливых лет, чтобы неплохо заработать. Если не успели свой кэш тратить при выходе из кризиса, его еще не поздно потратить.

Пользуйтесь возможностью разбогатеть

Цена – это всегда баланс спроса и предложения. Долларовые зарплаты в 2022 году вырастут примерно на 18%. Украина впервые перешагнет порог в $600, Киев – в $900. Объем внутреннего ежемесячного спроса на все товары и услуги вырос в среднем с $8 млрд за месяц в 2020 году до $11 млрд. У людей есть деньги это покупать.

Сейчас все указывает на то, что курс доллара будет в коридоре 27–29 грн в ближайшие три года.

Я объясню на тупом примере, который понятен всем. Квартиры в Киеве. Печерский район, Липки, Институтская, Шелковичная. Здесь всегда была самая дорогая недвижимость в стране. В 2008 году она стоила $10–12 тыс. за квадратный метр. Тут почти все квартиры трехкомнатные, больше 100 кв. м, стоили от $1 млн.

Если вы тогда вышли в этом миллионе, за 2009 год цены упали примерно в четыре раза. В этом же районе вы могли купить четыре квартиры за те же деньги. Раньше не было стремительного экономического роста, можно было выбирать год-два. А сейчас нужно действовать быстро – завтра будет дороже, чем сегодня.

Мне 47 лет, я неплохо помню новейшую экономическую историю Украины за последние четверть века. За 25 лет такой удачный период, чтобы быстро разбогатеть даже на простых сбережениях, был только один – с 2000 по 2008 годы. Сейчас второй, а следующего, может, придется 18 лет ждать. Я всем советую пользоваться этой возможностью.

Цикличность экономики

В прошлый раз мировая экономика восстанавливалась три года – с 2007 по 2010 год. Сейчас это произошло за два квартала. Теперь так и будет. Это мнение уважаемых американских экономистов.

Раньше была такая теория экономических циклов: мы восемь лет росли, потом два-три года падали, потом опять росли лет 7–8. Сейчас цикл роста удлинился до 10–12 лет. Если раньше из кризиса выходили за 1–3 года, то сейчас центральные банки научились выводить экономики стран «Большой семерки» из кризиса за два квартала.

Перелом цикла происходит, когда происходит перезатоварка. Все выпустили продукцию, на которую у потребителя не хватает денег. 3–4 квартала подряд у вас не растут, а снижаются темпы потребительского спроса – это значит, что товара больше, чем спроса на него. Скоро возникнет затоварка, все начнут конкурировать, снижать цены. Экономика уйдет в дефляцию и, как следствие, в рецессию.

Как только экономика покажет первые отрицательные результаты, начнут рушиться фондовые индексы. Это всегда происходит одинаково. Никто не знает точную дату, но симптомы этого видны за два-три квартала. Еще до того, как какой-то китаец съел летучую мышь, все ведущие аналитики, в том числе наша группа, прогнозировали просадку цикла роста, который в 2020 году накопился за 12 лет.

Триллионы должны абсорбироваться

В 2022 году с высокой вероятностью будет легкий спад в экономике. В Украине и в мире. Украина не растет сама по себе – нас тянет вверх S&P 500фондовый индекс, в который входит 500 компаний с наибольшей капитализацией. Триллионы напечатанных долларов, которые вложили во все, во что хотели в Америке, теперь разбежались по свету туда, где есть недооцененные активы.

И тут Господь неистощим на милость – великая Financial Times публикует рейтинг стран с самыми недооцененными активами. В Восточной Европе это Украина. Покупайте все что угодно, оно вам будет давать плюс.

Теперь мы не знаем, куда деваться от денег. Последние месяцев восемь наша команда наблюдает, как активы буквально выхватывают под носом друг у друга. Сделки M&Amergers & acquisitions, слияние и поглощение, раунды финансирования. Люди, которые хотели продать бизнес за 2–3 млн, теперь отказываются от 10 млн. Я видел 3–4 таких примерах. Это тенденция на рынке. Эти триллионы должны абсорбироваться.

Суперцикл не сбить

Я стою на той же позиции, что и JPMorgan и Deutsche Bank Research. Что бы ни случилось неизвестного нам, все равно суперцикл не сбить.

Весь 1999 год мы провели в реструктуризации, полмира было в дефолтах – правительства, крупные корпорации. Этот процесс занял 1998, 1999 и часть 2000 года.

В 2001 году появляются два черных лебедя, каждый из которых был готов сбить не то что суперциклы, а все на свете:

  • Весна – кризис доткомовэкономический пузырь, существовал примерно в 1995–2001 годах: начали стремительно расти акции технологичный интернет-компаний и других компаний, которые переориентировались на интернет; пузырь лопнул, и многие компании обанкротились. К середине лета рынки восстанавливаются, чего никто не ожидал.
  • Черным лебедям этого показалось мало, случается теракт 11 сентября. Чуть ли не начало Третьей мировой. Рушатся небоскребы на Манхэттене, атакуют центральную экономику мира. Упали резервные сервера Нью-йоркской фондовой биржи. Они только на пятый-шестой день восстановили торги, то, что они успели наторговать с 8 до 11 утра, когда врезался первый самолет и остановилась биржа.

Лишние деньги, которыми заливают кризис, должны абсорбироваться, пройти через Африку, Восточную Европу, азиатских тигровазиатские страны, у которых был высокий темп экономического развития: Южная Корея, Сингапур, Гонконг, Тайвань, повысить цены на недвижимость, уровень жизни среднего класса. Пока все это не произойдет, до тех пор не сломить этот суперцикл.

Новые инвесторы

Сейчас рынки стали вести себя по-другому. Появился новый субъект – непрофессиональный инвестор. До сих пор никто не вкладывал в акции компании, которая только что опубликовала ужасную квартальную отчетность. Можно было спорить, на сколько ее акции просядут в этот момент.

Но теперь деньги попали в руки мексиканских домохозяек и 14-летних подростков. Они разбираются в фондовом рынке хуже, чем наши. Они только знают, что у них в руках iPhone, они пользуются Facebook и Instagram, покупают через Amazon, мечтают купить Tesla. Это все, что они знают про экономику своей страны.

Эти четыре бренда полетели, как дурные, вверх. Все учебники по макроэкономике и финансовому анализу можно выбросить. Если вы сейчас купите акции Tesla, даже ваши правнуки не дождутся первого дивиденда, потому что 80–100 лет окупаемости. Тогда уже лучше биткоин, пока люди верят, что он будет расти.

Айтишники в экономике

Украинские айтишники выросли в стране, которая не сделали им ничего – ни финансовой, ни банковской, ни фондовой инфраструктуры, ни инфраструктуры кредитования, ни рынка заемного капитала. Они вынуждены за границу бегать за этим – кто в Долину, кто нет.

Они – сумасшедший локомотив, могли бы себя считать отдельно от экономики. В прошлом кризисном году IT-сектор вырос с $4,5 до $5,5 млрд в год, в этом ожидаем $6,9. Последние пять лет они растут на 20–25% каждый год. Федоров и Борняков говорят, что IT-сфера лет через пять будет занимать 10% ВВП Украины. Я думаю, что это еще заниженная оценка. Может быть больше.

Криптовалюты

У меня есть криптовалюта. Для меня это параллельная банковской система быстрых расчетов между странами и континентами. Транзакционное. Я уже слишком стар для того, чтобы не спать по ночам, следить. Я не инвестирую в крипту как в актив, но я им пользуюсь. У меня есть другой мобильный телефон, там есть удобный кошелек обмена между криптовалютами.

Криптовалюта нужна таким, как я, которые не хотят нарушать закон, но хотят упростить процессы. Когда я был молод и только начинал заниматься бизнесом, не мог представить, что деньги между двумя европейскими банками будут идти четыре дня.

Сейчас большинство моих знакомых айтишников, полностью легальные ребята, которые налоги платят, вынуждены проходить через ряд унизительных процедур. Рынок естественным образом строит сам необходимую инфраструктуру для облегчения от этой боли. Это было, есть и будет.

Конфликт между традицонной банковской системой и криптовалютами

Нацбанки теряют монополию на сеньораж (доход от эмиссии денег). Центральные банки зарабатывают деньги самыми хитрыми способами. Представьте бумажку в $100. Она напечатана на полиграфическом предприятии в Вашингтоне. Ее полиграфическая стоимость – $3,14. Тратят $3, а весь мир поставляет им нефти, стали, украинской пшеницы на $100. Они зарабатывают 97. Эта прибыль между печатью денег и их рыночной стоимостью называется сеньоражем. В США это весомая часть федерального бюджета – до 12% ВВП в определенные годы.

В Украине у Центрального банка она тоже есть. И все это – реальные деньги. Те, кто выпускает деньги, изначально кладут себе в карман всю стоимость эмиссии, а потом люди торгуются. А ребята, которые печатают параллельные деньги, их прямые конкуренты, они пытаются их зажать. Нормальный конфликт интересов, так было всегда.

Криптогривна

От Нацбанка я ждал большей прыти, думал, в этом году начнется, может, в следующем. Они сами могут печатать криптогривну. Это так удобно: я потрясу – и вам прилетело 10 млн налички. Возрадуются все обнальщики Киева. Все остатки – только в наших телефонах. Информация об этом лежит на серваке Нацбанка, он гарантирует все уровни криптозащиты. Мы просто удобно пользуемся кэшем, это кэш будущего.

Это не угрожает банкам. Кому удобно держать деньги в банках, они там держат. Криптогривна заменит наличные в обращении. Зачем я буду возить по парку в карманах 10 млн гривен, если могу отдать их вам в телефоне? Если я захочу провести легальную банковскую транзакцию, сделаю это через Privat24. Предприниматели, которые ценят скорость и удобство расчета, на 99% будут там все через два года.

Думаю, технически Нацбанк был к этому готов летом 2021 года.

Роботы не убьют рабочие места

Рабочих мест не станет меньше. Помню такие же публикации в 80-х – в советской, американской прессе. Главным трендом тогда была НТР (научно-техническая революция) – самый популярный термин. Все были убеждены, что станки с программным управлением на производстве и роботы полностью вытеснят синих воротничков, не останется рабочих. Но никаких сотен миллионов безработных не возникло. Почему? Изменилась структуры экономики.

Раньше люди работали на заводах и фабриках Киева. Они все были рабочими, интеллигенция составляла меньше 10%. А где сейчас они работают? В офисах Киева. Думаю, сейчас не собрать и 7% людей, которые заняты материальным производством.

В Нью-Йорке, Чикаго, Сан-Франциско та же история. Современная экономика устроена так, что 60%, а в перспективе 70–80% ВВП будут производить в сфере услуг. Никто не мог предположить в 70-х, что из класса в 25 человек половина будут писать игрушки для мобильных телефонов. А другая половина будут тратить на это половину своей зарплаты.

Деньги не пахнут

У каждого есть своя этика, возможно, религиозная. К деньгам нужно относиться абстрактно. Как к твоему концентрированному труду и возможностям делать что-то дальше.

Кому-то важной мотивацией кажется творить добро. Ходить по парку, охранять белок и еще $100 тыс. тратить на таких же волонтеров. А кто-то хотел бы полететь в Майами, хорошо провести время на эти $100 тысяч. Они оба правы.

Деньги не пахнут – я точно не тот, кто будет рассуждать об этом. Для меня было бы приятнее общаться с людьми, которые заработали так или эдак, но у всех есть такой выбор. Я начинал в 90-е, тогда ты не мог не работать с бандитами. Все легальные офисы в Киеве сталкивались с криминальным миром. Они были среди клиентов, партнеров, оппонентов, это совершенно другая жизнь.

Слава богу, мы живем уже не в этой стране. В 2001-м я снял новый офис на Шелковичной, большой, на 30 человек, и ждал, когда ко мне придут бригады просить мзду. Год просидел – не дождался. Это был первый офис в моей жизни, куда не пришли рэкетиры.

Приходили разные люди, предлагали проекты. Когда приходил человек в кожаном, я ему отказывал. С 2004 года я имею роскошь не работать с бандитами, коррупционерами, мафией. Я могу отказываться от любых денег. Мне есть за что жить и развивать свой бизнес, я могу выбирать клиентов. Это огромная роскошь, и для меня это важно. Возможно, я потерял миллиона полтора долларов из-за того, что не брал их заказы эти 15 лет. Но я не жалею.

Тратить все, что заработал

Я противник сбережений. Иногда мы с женой зарабатываем денег больше, чем у нас есть идеи потратить. Тогда это является условным инвестиционным фондом.

Для меня нормально потратить все, что заработал. Я так живу последние четверть века. Трачу все, что зарабатываю в этот календарный год. Мне кажется это рациональным. Когда мне было столько лет, как вам, я с ужасом предполагал, что откладывал бы десятки тысяч долларов, лишний раз не полетел бы в Париж, свой любимый Таиланд. Когда не знаешь вообще, куда потратить, покупай биткоин.

Этот материал – не редакционныйЭто – личное мнение его автора. Редакция может не разделять это мнение.

Новости

Ваша жалоба отправлена модератору

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: