UA RU
logo
09 Nov 2021

«Стараюсь делать бизнес с теми, кого хочется обнять». Андрей Ставницер о партнерстве, коррупции и уходе с поста СЕО

Василий Хмельницкий BLOG

Основатель холдинга UFuture и UNIT.City

В одном из выпусков на своем YouTube-канале я поговорил с Андреем Ставницером, крупным предпринимателем, партнером и СЕО порта «ТИС» и компании Neptune. Он рассказал о бизнесе, партнерстве, почему уходит с поста СЕО и что будет с компанией дальше. 

Про бизнес

Это семейная компания, ее начал мой отец в 1994 году. Он ничего не знал про порты вообще, был альпинистом, всю жизнь работал спасателем и потом начал заниматься бизнесом. 

Кстати, очень важный момент. Тем, кто говорит, что «мне уже 50, уже поздно начинать, я ничего не успею», я хочу сказать: мой отец впервые занялся бизнесом в 50 лет. За те, к сожалению, всего 19 лет, которые ему оставались отмерены, построил огромное хозяйство. Мы с братом подхватили эту историю и развиваем ее. 

За последние 10 лет мы утроили оборот компании и в тоннах, и в деньгах. Мы сделали несколько больших предприятий. Базовое требование очень простое – ЕБШ, ЕБШ, ЕБШ в одну точку, просто каждый день в одну точку. 

Как и строительство, инфраструктурное строительство – это очень долгий бизнес, для него нужно огромное терпение. Поэтому если у вас есть терпение, вы живете своей большой мечтой, то оно рано или поздно сбудется и нужно просто бить в одну точку. 

Курс
Розробка на Python
Опануйте популярну мову програмування, щоб заробляти від $1300 через рік
РЕЄСТРУЙТЕСЯ!

В прошлом году мы сделали три совместных предприятия, начали партнерство. И я горжусь этим. Мы привлекли чемпионов индустрии, иностранных стратегов. Мы объяснили им, что такое Украина, рассказали, как здесь работать, убедили их в том, что им здесь будет хорошо, и продали им доли в нашем бизнесе. Мы остались партнерами, собственниками, но передали им блокирующий пакет и назначили совместный менеджмент. 

В контейнерном бизнесе это компания Dubai Port World (DP World). У них 80 терминалов по всему миру, огромная свободная экономическая зона, они строили «Пальму», строили Atlantis, они родоначальники таможенной реформы и налоговой реформы в Дубае. Теперь мы вместе с ними развиваем наш проект в Южном. 

Также мы сделали проект с самой большой американской корпорацией Cargill. Это проект по строительству зернового терминала. Мы профинансировали его в ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития. – Прим. ред.) и МФК (Международная финансовая корпорация. – Прим. ред.). Стоимость проектов – более $150 млн. 

Про коррупцию и репутацию

Томаш Фиала (генеральный директор инвестиционной компании Dragon Capital. – Прим. ред.) очень правильно сказал: «Если вы идете на сделку с совестью, если вы участвуете в коррупции, может быть, краткосрочно вы и выиграете, но долгосрочно – нет». И в этом есть большое преимущество. Если вы стараетесь отклониться от коррупции, не участвовать в схематозе, то вы имеете право и получаете возможность работать с международными корпорациями, большими банками. 

Сейчас у банков просто огромное количество денег и они не знают, куда их деть и кому их дать. Если у вас уже чуть-чуть подпорченная репутация, то здесь возникает проблема. А так денежная масса в мире растет, и Украина не исключение. Ставки падают. Если вы хотите развивать бизнес, возьмите лучше деньги в долг, не вступайте в коррупционные связи и ведите бизнес вдолгую.

Про партнерство

Это действительно следующий уровень менеджмента, когда вы открыты к партнерству и ищете синергию. Люди, закрытые к партнерству, мне кажется, не могут так быстро расти. 

Первое – я всегда стараюсь делать бизнес с людьми, которых хочется обнять. Второе – у человека и у компании должны быть похожие ценности. Потому что если не будет общих ценностей, это будет очень короткая поездка. Она возможна, но она будет короткой. 

С точки зрения синергии я хороший приведу пример. Наш случай с арабской компанией. У нас есть терминал по перевалке контейнеров. В мире существует, допустим, пять крупнейших контейнерных линий. Я прихожу к одной из них и говорю, что хочу, чтобы их линия пришла к нам в терминал. Я для них один из сотен терминалов по миру, к которым они заходят, и у меня на них нет никакого рычага. 

Они говорят: «Ну класс, молодец, Андрей Ставницер, мы знаем, что ты в Украине большой человек, а здесь ты никто». Как в том анекдоте: «Это вы в Москве фигура, а в Одессе вы еле-еле поц». Так и тут. Здорово, но ты нам не интересен. 

Другое дело, когда я прихожу с контейнерным оператором, у которого 80 терминалов по всему миру. Он мой партнер, и я прихожу вместе с ним, и это уже совершенно другой расклад, другая переговорная позиция. У него 80 терминалов, мы можем диктовать свои условия, торговаться на равных. До этого у меня не было такой возможности. 

Чем больше здесь у нас иностранных партнеров, тем меньше коррупции. Я общался в Эмиратах с самым большим застройщиком на Ближнем Востоке. Они строят в Беларуси 15 млн квадратных метров площадей. И я говорю: «Пацаны, Беларусь – это диктатура. И вы инвестируете туда сотни миллионов долларов? Почему не в Украину?»

Они говорят: «Там диктатура, а у вас коррупция. Мы понимаем, как работать с диктатурой. У нас тоже тут почти квазидиктатура плюс-минус. А у вас коррупция. У вас не получится, что с одним договорился и потом у тебя на всех уровнях все хорошо. Ты тут договорился, тут, тут, тут». Поэтому им сложно, им понятнее диктатура, чем коррупция.

Про ответственность

Я пришел в семейный бизнес, когда мне было 19 лет, это 20 лет назад. Я пришел на уровень заместителя диспетчера и прошел все уровни в компании. Фактически я получал $300 в месяц и дошел до СЕО компании.

Я наблюдаю, что молодежь сейчас не хочет брать на себя ни долгосрочную, ни даже среднесрочную ответственность ни за что. У меня был пример. Мы проводили недавно конференцию и наняли девушку хостес на три дня, заплатили ей хорошие деньги. 

И вот середина первого дня, обед, конференция не такая большая, она разворачивается и уходит. Пишет SMS:
 – Простите, меня не прет.
– Мы же с тобой договорились. Мы мало заплатили?
– Нет, вы отлично заплатили.
– Но ты же нас подводишь. Ты уходишь, а у нас же нет для тебя замены, у нас нет другой хостес.
– Вы что, хотите, чтобы я делала то, от чего меня не прет, что мне не прикольно?
– Но ты же взяла на себя ответственность, ну заверши, тут три дня, елки-палки.

У меня это не укладывается в голове. У них укладывается. Что я хочу сказать молодежи? Берите на себя ответственность и ставьте какие-то сроки. Вы увидите: будет получаться. Если не брать на себя ответственность, никаких результатов не будет, это точно. И если не бить какое-то время в одну точку.

Нужно выделить себе время, сказать: я этим занимаюсь несколько месяцев, несколько лет, тогда будет результат. Если прийти и сказать «Меня не прет», да, вы из зоны комфорта не выйдете, но вы и не заработаете денег. 

Вы стоите ровно столько, сколько стоит ваше слово. Очень часто было, когда конъюнктура поменялась, но нужно держать слово. Больно, неприятно, но нужно держать слово. Потому что потом кто-то придет и скажет: «Хмельницкий держит слово. И он обещал – он выполнил». Вот так строится репутация. Потом вам начинают доверять партнеры, банки и так далее, как снежный ком. 

Про уход с поста СЕО

Сейчас я ухожу с поста СЕО. Планы на будущее, пока не получилось, рассказывать не люблю. Не буду спешить.

Я проинвестировал в несколько стартапов, продолжаю подбирать то, что мне по душе, потому что я был СЕО компании достаточно долго. Если честно, я попал в ловушку собственника и понял, что я уже начинаю компании вредить. Независимый менеджмент сможет сделать для компании больше, уделять больше времени, больше внимания, больше энергии. 

Поэтому я сейчас постепенно передаю управление внешнему наемному менеджменту. Плюс мы сделали ряд альянсов с иностранными компаниями. У нас есть договоренность про менеджмент-сплит, когда мы назначаем кого-то и они назначают кого-то. 

То есть мы переходим от сугубо семейной компании к компании с корпоративным управлением. Это непростая история, нужно рычаги власти отдать. Но я это делаю осознанно и начинаю смотреть на новую экономику.

Андрей Ставницер и Василий Хмельницкий

Что драйвит

Меня драйвит бизнес, меня драйвят разноплановые команды. У меня разные направления. Совершенно разные, иногда полярные, меня драйвит от работы с ними. Я люблю путешествовать, но все равно занимаюсь бизнесом. Где бы я ни был, я все равно в телефоне, на звонках.

Я все равно не отдыхаю, могу заниматься бизнесом из другой точки мира. Не получается даже на неделю отключиться, все равно в телефонном режиме работаю, мой телефон все время со мной. И, наверное, мое хобби – это все равно мой бизнес.

Про учебу в Стэнфорде

Ехал туда с настроением таким – «чему они меня там научат?». Вернулся в полнейшем восторге от преподавателей, от группы, от подхода, от кейсов. Это чисто прикладная история. Тебя не учат никакой теории, тебе дают конкретные кейсы.

Более того, преподаватель, когда начинаешь ему задавать вопросы, говорит: «Вот кейс, например, Airbnb. Почему я о нем так хорошо знаю? Потому что я им писал бизнес-план в 1999 году». Или же к нам на кампус заходит основатель Zoom просто поговорить с участниками программы. И ты чувствуешь такую сопричастность. Это не просто теория, которую кто-то где-то придумал. Здесь эти люди, они приходят и вы можете задать им вопрос. 

Ну и ученики в моей группе: 100 человек со всего мира – лучшие из лучших в больших корпорациях. У меня был пакистанец в группе, который стоит, как три Рината Ахметова. Он выпускает полупроводники, приехал 20 лет назад в Штаты с $200 в кармане. Он учился, много работал, создал свой бизнес, продал его за бешеные бабки.

Безусловно, это был выход на новый уровень. Моя программа стоила $78 тыс., и это точно стоило того. 

Этот материал – не редакционныйЭто – личное мнение его автора. Редакция может не разделять это мнение.

Спецпроекты

Ваша жалоба отправлена модератору

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: