logo

Каждое движение под контролем. Как следят за сотрудниками в Uber, Amazon и других компаниях

В будущем нам всем, вероятно, придется работать меньше на других людей и больше на компьютеры. Если верить исследованию Brookings Institution, автоматизация и искусственный интеллект полностью заменят до 25 % всех рабочих мест, особенно там, где требуется простой ручной монотонный труд.

Но даже те из нас, кто не лишится работы, все равно могут оказаться под контролем машин. Уже в 2040 году ваш начальник, будь он человек или машина, будет отслеживать каждое ваше движение, уверены журналисты издания Fast Company. Бюро переводов «Профпереклад» подготовило для редакции MC.today перевод материала, публикуем сокращенную его версию.

Перевод от

Работодатели хотят знать больше о сотрудниках

Алгоритмы составляют маршруты в Uber и указывают водителям, как ехать, оценивают их продуктивность (например, насколько плавно они набирают скорость и как их оценивают клиенты). В результате – непрерывный циклический процесс наблюдения за работой.

Однако новые формы надзора за работниками куда изящнее и поначалу даже не кажутся контролем.

«Камеры и другие подобные вещи бросаются в глаза», – говорит Александра Матиеску из организации по управлению технологиями и политическим исследованиям Data & Society. Она противопоставляет такой контроль современным системам продаж в магазинах, которые отслеживают не только продажи, но и скорость их проведения через кассу.

«За работниками часто следят посредством фактической оценки самой работы. Поэтому разделить слежку и оценку очень непросто», – добавляет она.

Само по себе отслеживание сотрудников – неплохая идея. Компании, которые создают мониторинговое программное обеспечение, часто заявляют о благих намерениях: хотят помочь офисным работникам эффективнее планировать и использовать свое время.

На складских работах и во время грузовых перевозок некоторые компании используют слежку, чтобы обеспечить безопасность. Системы контролируют погрузочно-разгрузочные операции, чтобы сотрудники выполняли их правильно, а также следят за тем, чтобы водители не проводили за рулем слишком много времени без перерывов и отдыха.

Семена будущего посеяны уже сегодня. К 2040 году нынешние технологии слежения и контроля могут стать нормой. Чувство, что за вами постоянно наблюдают, может в корне изменить ваше отношение к работе.

Алгоритмы рабочего класса

Использование искусственного интеллекта лучше всего заметно сегодня среди рабочего класса. Например, сервисы совместных поездок и доставки еды, уже упоминаемые складские работы и грузовые перевозки.

«Элементы подобных платформ уже просачиваются в другие сферы, – говорит Матиеску. – Например, многие работники отелей уже сейчас пользуются приложением, которое подсказывает им, в каком порядке убирать номера».

Подобный алгоритм нигде так ярко не выражен, как в пункте обработки и выдачи заказов Amazon.

Ручные сканеры, которыми пользуются работники склада для сканирования посылок, позволяют компании отслеживать продуктивность работников до мелочей. Все должны работать с определенной скоростью, согласно выставленной «планке».

Когда люди ускоряются, чтобы добиться нужных показателей, компания может поднять эту «планку» еще выше. Программа предполагает, что раз справляются большинство работников, значит справляться должны абсолютно все. При этом работники могут получать автоматические предупреждения, направления на повышение квалификации или даже уведомления об увольнении, если не могут достичь требуемых показателей.

По словам Сантоша Санкары, партнера фирмы Dynamo, мониторинг и автоматизация потихоньку внедряются и в сферу грузоперевозок, якобы из-за возрастающей нехватки высококвалифицированных водителей и стремительного повышения стоимости страховки.

Сбор данных помогает обезопасить водителей, но также позволяет компаниям разрабатывать алгоритмы, благодаря которым компьютеры в один прекрасный день могут заменить людей.

С 2017 года по требованию правительства все коммерческие грузовики должны быть оснащены электронными регистраторами, чтобы отслеживать, выполняет ли водитель требования безопасности (ограничение количества часов за рулем, отслеживание остановок и времени сна).

По словам Санкара, такие устройства также являются богатым источником данных для диспетчеров грузоперевозок, страховых агентов и независимых технических разработчиков. Это устройство собирает данные не только о том, где находились водители в конкретный момент времени, но и о том, как они водят (торможение, ускорение, время за рулем между остановками).

«Менеджер автопарка, получив эти данные, сможет понять, как водитель выполняет свою работу», – поясняет Санкар.

Все чаще используются видеорегистраторы (или бортовые камеры). Они позволяют наблюдать и за дорогой впереди, и за самими водителями, чтобы проверить, достаточно ли они сосредоточены за рулем. Некоторые грузоперевозчики начали экспериментировать с сенсорами измерения сердцебиения и потовыделения.

Однако Санкар признает, что водителям очень не нравится такая слежка. «Они такие же, как все. Им не хочется, чтобы кто-то все время стоял у них над душой».

Раз уж подобные технологии начали применяться на складах и в грузоперевозках, скоро за ними последуют и другие отрасли.

«Через 20 лет это может произойти не только в грузоперевозках, но и на других рабочих местах. Это значит, что наблюдение станет более утонченным, – говорит Габриэль Режу, партнер Центра по вопросам защиты персональных данных и технологий при Юридическом центре Университета Джорджтауна. – Эти технологии могут дойти до того, что начальник захочет убедиться, что работник большую часть дня смотрит в монитор своего компьютера и больше никуда. Вообще-то такие разработки уже есть, их используют для слежки за офисными работниками».

Большие данные в офисах

В офисной работе все популярнее становится контроль во имя оптимизации.

Возьмем, к примеру, Crossover Worksmart – программу для учета рабочих часов удаленных сотрудников.

Она отслеживает активность клавиатуры и использование определенных программ, а также периодически делает снимки экрана и даже фотографии самих работников через веб-камеру.

Эти данные используются для создания «цифровой карточки табельного учета» каждые 10 минут.

«Это делается, чтобы убедиться, что люди получают деньги только за дело, – поясняет основатель и гендиректор Crossover Энди Трайба. – Если человек не занят работой в течение какого-то времени, денег он за это время не получает».

Трайба считает, что подобная жесткая система измерения поможет определить объем выполняемой работы. «Если человек стучит по клавиатуре и активно пользуется мышью, это показатель продуктивной работы». Скриншоты заменяют менеджеров, которым для контроля за сотрудниками приходится ходить по офису. Таким образом начальство сразу видит, кто и чем занят.

Трайба утверждает, что Worksmart предназначен не для микроменеджмента, а скорее для обучения.

«Проанализировав схемы работы наиболее продуктивных людей в компании, менеджеры смогут побуждать новых или менее продуктивных работников перенять эти схемы и использовать их. Мы считаем, что это неотъемлемая часть труда в будущем»,– поясняет он..

Как бы благородно ни выглядело прямое назначение Worksmart, эта программа также может стать настоящей находкой для помешанного на тотальном контроле начальства. Трайба неохотно признает такую возможность.

Действительно, кто-нибудь может и чрезмерно увлечься наблюдением, но рынок в итоге должен все урегулировать. Если навязчивый начальник доводит сотрудников до бешенства, они могут и уволиться. Кроме того, сотрудники сами могут соглашаться или не соглашаться на подобный контроль, когда поступают на работу.

Он также считает, что надзор через Worksmart – не такая уж высокая цена за возможность работать удаленно. К 2040 году работа через облачные технологии может стать нормой.

Программы-следилки также наблюдают за нашим взаимодействием друг с другом. Например, программа, разработанная компанией Humanyze, отслеживает общение через электронную почту и мессенджеры. Некоторые клиенты Humanyze выдают своим сотрудникам специальные идентификационные бейджи, чтобы следить, как и куда они ходят в пределах офиса, и даже подслушивают разговоры через встроенные микрофоны.

Компания подчеркивает, что вся слежка ведется анонимно, каждому сотруднику присваивается серийный номер в зависимости от отдела, в котором он работает. Это значит, что начальник может видеть, как кто-то из маркетингового отдела отправил сообщение кому-то в отделе продаж, или что несколько человек из разных отделов встретились в конференц-зале.

Компания утверждает, что распознать конкретного сотрудника невозможно, слежка ведется только за операциями отделов. Она также заверяет, что не записывает содержание сообщений или разговоров, ограничиваясь только «мета-данными», чтобы отслеживать схемы взаимодействия большого количества людей.

За последние годы было проведено множество исследований, показывающих, что установить личность человека можно и без имени, достаточно всех прочих данных о перемещениях конкретного анонима. Однако в Humanize утверждают, что причин для беспокойства нет, равно как и нет нужды выяснять, чем занят тот или иной сотрудник.

«Нам интересны только схемы выполнения тех или иных действий. Как и с кем общаются работники – с менеджером, непосредственным начальством, со своими коллегами?» – поясняет Эллен Нассбаум, гендиректор Humanyze.

Она приводит в пример недавнего клиента, у которого наиболее продуктивные продавцы больше всего взаимодействовали с инженерами. «Компания использовала эту информацию, чтобы поменять планировку офиса и разместить отдел продаж и инженерный отдел ближе друг к другу, так как это повышало продуктивность», – добавляет она.

Если рынок для компаний, подобных Crossover and Humanyze, будет расти, офисным работникам придется привыкать. Их будут оценивать не только за саму работу, но и за то, как именно они ее выполняют. Даже в условиях анонимности им придется постоянно думать о том, куда можно смотреть и куда нельзя, сколько времени они проводят в конкретном приложении, кому отправляют сообщение и где обедают – все это будет тщательно фиксироваться.

Победят ли машины?

Правительственные органы только-только начинают рассматривать выплаты на основе алгоритмов. В 2018 году комиссия Нью-Йорка по такси и лимузинам установила минимальный почасовой тариф для водителей службы совместных поездок ($17,22 в час после вычета затрат). Это помогло внести некоторую ясность в вопросы гарантированной оплаты и не позволило компаниям Uber или Lyft сжульничать при выплатах на основе алгоритмов.

Другие работники продолжают борьбу со сбором данных об их частной жизни. Например, учителя Западной Вирджинии. Компания Humana предлагала программу медицинского страхования с использованием трекера для записи количества шагов и пульса.

Работники, которые добровольно на это согласились, получали дополнительные баллы и скидки на медицинскую страховку. А тех, кто отказался от контроля или не мог заработать достаточное количество баллов, штрафовали на $500. В конечном итоге, штат отказался от этой программы под давлением со стороны работников.

Ситуация с учителями не уникальна. Работодатели по всей стране усердно продвигали аналогичные программы медицинского страхования – скидки в обмен на данные.

«У работодателя есть экономическое обоснование для сбора информации, чтобы минимизировать медицинские издержки. С учетом повышения стоимости медицинского обслуживания подобная мотивация только крепнет», – говорит писатель Фредерик Лейн.

Он даже выдвигает предположения, к чему все идет.

«Кого вы повысите в должности – человека, ведущего сидячий образ жизни и страдающего от ожирения? Или, при равных условиях, кого-то, кто может поработать дольше и обходится вам дешевле?» – спрашивает Лейн.

По мнению защитников прав рабочих, подобный мониторинг может убедить лишь в одном: некоторая информация о сотрудниках должна быть попросту вне доступа.

«К примеру, данные о состоянии здоровья и о том, чем сотрудник занят, помимо работы», – поясняет Режу. К последнему относятся приложения на мобильных телефонах (даже личных), собирающие данные GPS.

Общество только начинает осознавать, как сильно технологии способствуют тотальному контролю со стороны излишне любопытного начальства, будь оно хоть человеком, хоть роботом. Автоматизированные менеджеры складских операций, отслеживание грузовых автомобилей и их водителей и надзор за офисными коммуникациями – лишь малая часть того, что происходит на самом деле.

Многие проводят аналогии между слежкой за работниками и сбором потребительских данных. Facebook, Google, цифровые рекламные службы и прочие компании усовершенствовали процесс фиксирования и сортировки многочисленных массивов данных, которые мы оставляем в интернете, и уже наловчились составлять на основе этих данных профили пользователей. Эти профили подсказывают им, что нам нравится, где нас найти и чем заинтересовать.

«Подходы к мониторингу сотрудников все больше напоминают потребительский маркетинг, сегментирование и адресную рекламу, – говорит Матиэску. – Специалисты по работе с кадрами уже говорят: мол, мы хотим знать наших сотрудников так же хорошо, как знаем своих клиентов».

Нравится нам это или нет, но мы уже привыкли к мониторингу клиентов, и все больше работников привыкают к тому, что и на работе за ними тоже следят.

Перевод от
Вакансии
Разместить вакансию за 1600 грн

Редактор спецпроектов  MC.today

Email-маркетолог  Book24Киев

Самые свежие и интересные статьи для вас

Вдохновляющие компании

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Spelling error report

The following text will be sent to our editors: