Трогательная история Людмилы Сороки, которая растит коз и делает французский сыр на линии фронта

Основательнице фермы «ЭкоКоза» и сыровару Людмиле Сороке 57 лет. В 2014 году ее родное село Боброво в Луганской области захватили сепаратисты, после его отбили украинские военные – все это время там шли жаркие бои. Сейчас линия фронта отодвинулась на несколько километров, но шальные снаряды до сих пор залетают в окрестности села.

Журналист MC Today пообщался с Людмилой и расспросил ее о создании козьей эко-фермы, производстве французских и американских сыров и о том, каково это – вести бизнес практически на линии фронта.


Бизнес под прицелом вражеской артиллерии

За несколько недель до интервью в километре от фермы Людмилы разорвался артиллерийский снаряд. На момент подготовки материала линия фронта проходила всего в 7-8 километрах от села и туда часто залетали «гостинцы» от сепаратистов. Сейчас деревня находится на границе территории, которую контролирует Украина. Поселок Донецкий через 15 километров – уже под контролем сепаратистов.

В селе Боброво Людмила оказалась по воле случая. Она переехала туда из Северодонецка, чтобы ухаживать за больным отцом. «Я на 100% городская и никогда бы не подумала, что стану сельским жителем. Но деваться было некуда», – делится она.

Спустя год после переезда началась война и село оказалось на линии фронта. В 2014-2015 годах в районе Боброво шли активные бои между украинской армией и пророссийскими боевиками. «Снаряды взрывались у нас в огороде, во дворах у соседей. В одну воронку на огороде мы завезли 40 тачек земли», – вспоминает Людмила.

В итоге украинские военные отбили эту территорию у сепаратистов. Армия пошла в наступление, боевики отступили из Боброво, и пока в село не зашли украинские военные, оно 10 дней было «ничейным».

Подвоз продуктов на эти дни прекратился, и селяне питались остатками и без того скудных запасов. «За 10 дней мы все сьели все, что только можно было сьесть. Крупы, сахар – все закончилось», – рассказывает Людмила. В самом выгодном положении тогда оказались владельцы коз и коров. Ведь эти животные и молоко дают, а в крайнем случае могут пойти на мясо.

Людмила до сих пор вспоминает эти события. И во многом благодаря им она решила завести коз – в мирное время это возможность заработать, а в военное – шанс не умереть от голода.

Создание эко-фермы

В начале 2015 года отец Людмилы умер. Профессиональный военный тяжело переживал происходящее на его родной земле, сперва на нервной почве у него отказали ноги, потом врачи диагностировали рак. За три месяца мужчины не стало.

После смерти отца Людмила решила остаться в селе и не возвращаться в город. «Дом новый классный, жалко было уехать и бросить его. Непонятно, что с ним стало бы», – поясняет она причины своего решения.

Чтобы скрасить одиночество и заработать на жизнь, в апреле того же года женщина решилась купить двух коз. Они обошлись ей в две тысячи гривен. А несколько недель спустя Людмила купила еще и козла – и через пять месяцев стадо пополнилось двумя козочками.

– Бабушка, а у нас будет много козочек? – спросила меня внучка.
– А много это сколько? – говорю ей.
– 20, – отвечает девочка.
– А что мы будем с ними делать?
– Любить и доить.
– Так это стало нашим лозунгом: «Любить и доить».

Разведение животных так захватило Людмилу, что следующим шагом стало приобретение породистых англо-нубийских коз. Она давно о них мечтала, но когда шла война, затея была очень рискованной – ведь породистая коза со всеми оформленными документами и хорошей родословной может стоить до тысячи долларов.

В 2016 году ситуация более-менее выровнялась, и когда женщина перестала опасаться возвращения боевиков, то попросила сына отвезти ее на машине в Житомирскую область, где они купили двух козочек и козла. За два года поголовье выросло до 21 козы. Старых коз уже нет – после закупки новой породы их пустили на мясо.

Содержать коз ей помогает друг и напарник – Алексей Симонов. По словам Людмилы, он – инвалид. «Нам обоим было тяжело. Леша ко мне приходит и говорит – давай я тебе покошу сено и почищу сарай. Я и говорю – давай. Так мы и организовались», – рассказывает женщина.

А когда Людмила уехала на курсы по сыроварению, то напарник присматривал за козами и даже принимал у тех роды. После возвращения Людмилу ждали семеро крошечных козлят.

«ЭкоКоза», Боброво

«ЭкоКоза», Боброво

Первые деньги для старта бизнеса выделил норвежский фонд

Все это время Людмила мечтала не просто продавать молоко и делать брынзу, но и производить сыры. Для этого была нужна камера для вызревания сыра и сыроварка, денег на их покупку не было.

Средства удалось раздобыть с помощью Норвежского совета по делам беженцев (NRC). Его представители как раз приехали в Боброво в 2017 году и искали предпринимателей, которые хотят открыть свое дело и нуждаются в стартовом капитале.

Переговоры шли несколько месяцев. «А вы знаете, что сыр нельзя готовить на общей кухне?», – так звучал один из первых вопросов от аккуратных скандинавов.

Сперва норвежцы попросили Людмилу детально расписать проект, спустя месяц – попросили показать, что конкретно она умеет делать из козьего молока.

И когда Людмила уже отчаялась, что дальше обещаний от норвежцев дело не пойдет, ей перезвонили с уточняющими вопросами насчет предпринимательской деятельности.

Норвежцы согласились проспонсировать покупку камеры для вызревания сыра и сыроварку. В течение недели после утверждения всех деталей деньги зашли Людмиле на счет и она смогла начать профессиональное производство сыра на собственной ферме, которую назвала «ЭкоКоза».

Из производителя брынзы – в сыровары

Наличия свежего молока и необходимого оборудования оказалось мало для старта. Людмила быстро поняла, что между кустарным производством брынзы и профессиональным сыроварением лежит пропасть.

Людмила Сорока рядом с Дэвидом Эшером в Киеве, декабрь 2017

Людмила Сорока рядом с Дэвидом Эшером в Киеве, декабрь 2017

Сперва она записалась в школу сыроваров Ирины Демьянюк, где учат варить итальянские и французские сыры, а спустя несколько месяцев Ирина помогла ей попасть на курсы по варению американских сыров от известного мастера Дэвида Эшера. Полученные знания предпринимательница тут же пробовала применить на деле, параллельно изучая недостающие детали с помощью Youtube-роликов.

«Когда я приехала с курсов, то одновременно и училась варить сыры, и ждала, пока козы подрастут и начнут давать больше молока», – вспоминает Людмила. Она начала с варения камамбера и шевра, позже к ассортименту добавился булет, адыгейский и звенигородский сыры, в общей сложности – около 15 наименований.

Покупатели сыров – односельчане и военные

Первыми дегустаторами сыров Людмилы стали ее родственники и знакомые. «Сестра поначалу предвзято относилась к козьему сыру и называла его вонючим, а потом втянулась и теперь считает, что вкуснее его в мире нет», – не без гордости рассказывает Людмила.

Когда оставались излишки – женщина ехала в Северодонецк и продавала их на рынке. Позже две семьи прямо в Боброво стали давать ей заказы на сыры, потом к ним добавилось еще несколько односельчан.

Еще одними постоянными клиентами Людмилы стали украинские военные. Благодаря волонтерам и «сарафанному радио», номер Людмилы есть у многих армейских подразделений, которые по пути на фронт заказывают у нее сыры и часто раскупают все, что есть в наличии.

«Ребята, которые едут на передовую, больше любят свежие сыры. Звонят и говорят – а можно нам “гейского” [речь про адыгейский сыр. – Прим. ред.]. И я стою и до двух ночи отцеживаю и прессую сыры, а потом солдаты звонят и благодарят – мы все съели за пять минут!», – улыбается женщина. Военным она продает сыры по себестоимости, в розничной торговле молодые сыры со специями стоят от 200 грн, выдержанные свыше двух месяцев – от 300 грн.

Часть сыров Людмила кладет в холодильник на несколько месяцев – для вызревания. Но за ними тоже нужно постоянно ухаживать, следить, чтобы сыры не покрылись грибком или плесенью. «Плесень это хорошо для определенных видов сыра, но если плесень на всех сырах то это уже плохо», шутит Людмила.

Для каждого вида сыра технология уникальна. Поэтому даже маленький просчет в температурном режиме или времени приготовления приведет к порче продукта. Из десяти литров молока получается около 1 кг сыра, а приготовление самого простого сыра занимает от четырех часов.

В сутки ей удается производить около 4 кг сыра. Коровье молоко, которое тоже используется в сыроварении, женщина покупает у односельчан.

Сыры, приготовленные Людмилой Сорокой
Сыры, приготовленные Людмилой Сорокой
Сыры, приготовленные Людмилой Сорокой
Сыры, приготовленные Людмилой Сорокой
Сыры, приготовленные Людмилой Сорокой
Сыры, приготовленные Людмилой Сорокой
Сыры, приготовленные Людмилой Сорокой
Сыры, приготовленные Людмилой Сорокой

Работа по 20 часов в сутки без отпуска

На вопрос, получает ли она удовольствие от своего занятия, Людмила без раздумий отвечает, что всем довольна и три года назад даже не могла представить, что все так сложится. Тогда ее главной заботой было прокормить внучку, в то время как сын служил в армии и воевал в АТО. 

Впрочем, женщина уверена, что если бы не козы, то она все равно бы чем-то занялась.

«Не было бы коз, то были бы коровы. Не было бы коров, то были бы теплицы. Не было бы теплиц, было бы что-то другое. Все равно что-то бы себе придумала».

Единственное, что не радует Людмилу отсутствие отпуска. Порой ей приходится работать до 20 часов в сутки.

Доходы от фермы Людмила не называет, но по ее словам – это не космические деньги. Сейчас, говорит предпринимательница, главная угроза для фермы – коммунальные услуги. Три-четыре года назад она платила за отопление 300-400 грн в месяц, сейчас же ей приходят счета в районе 4 000 грн.

«Всю прошлую зиму мы топили печку и экономили как могли. Если в этом году цены снова поднимутся – нам капец», – сетует женщина.

Планы на будущее

Хозяйка фермы мечтает о расширении хозяйства, но для этого нужно несколько десятков тысяч долларов.

По подсчетам Людмилы, постройка помещения на тридцать голов обойдется где-то в 350 тысяч гривен, еще столько же придется потратить на сопутствующие стройке расходы. «Сейчас это сделать нереально», – говорит она.

От местных властей или правительства помощи она не ждет, единственная надежда на международные организации. Но те помогают только с приобретением оборудования или тому подобного и не рискуют спонсировать постройку здания практически на линии фронта.

Зимой 2018 года женщина все же нашла деньги на ремонт кухни, потратив на нее почти все сбережения.

Несмотря на все сложности прифронтовой жизни, уезжать из фамильной усадьбы Людмила категорически не хочет. Ей тяжело отпускать дом, который строился собственными руками.

«Этот дом мы с мужем строили собственными руками за деньги, которые заработали в молодости на Севере. Купили участок, все делалось с нуля, поэтому оно свое, домашнее, любимое. Как я отсюда уеду?»– спрашивает Людмила. Тем более, по ее словам, даже если продать дом, то из-за рискованного расположения за него удастся выручить копейки, и на приличное жилье в другой области денег не хватит.

«Сын спрашивает, почему ты не уедешь? Если будет лететь снаряд, ты станешь и закроешь дом? Значит, я останусь в нем», – говорит женщина.

Людмила Сорока (справа) на консультационной встрече с ментором в Северодонецке, vostok-sos.org

Людмила Сорока (справа) на консультационной встрече с ментором в Северодонецке, vostok-sos.org

Редакция MC Today благодарит благотворительный фонд «Восток-SOS» и ОО «Центр занятости свободных людей» за помощь в организации интервью.

Подписывайтесь на нас в Facebook!

Вдохновляющие истории и полезные кейсы в нашем Telegram-канале


Вы можете задать нам любой вопрос из сферы бизнеса, который вас беспокоит. Мы направим его тем, кто на практике разобрался с этой проблемой, и напишем об этом материал. Присылайте свои вопросы на адрес [email protected] В теме письма укажите – Вопрос редакции.

ПОДПИСАТЬСЯ НА TELEGRAM-КАНАЛ

Вам будет интересно прочесть:

1. Андрей Пигулевский потерял IT-компанию и стал фермером. Зачем он выращивает устрицы и сколько зарабатывает на морепродуктах?

2. Из министра энергетики в виноделы. Зачем Иван Васильевич Плачков сменил профессию и стал делать вино «Колонист»

3. «На старте мы вложили около $300-400 тыс. Сейчас сумма уже дошла до миллиона». Как в Украине делают черную икру и экспортируют ее в ЕС

«Уанет делится на две эпохи.
До MC Today и после. Читаю каждый
день вдохновляющие истории про
предпринимателей и вдохновляюсь сам»
Давид Браун, создатель TemplateMonster и Weblium

Подписывайтесь
на MC Today


Telegram-канал

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: