Люди By / 20.11.2018 / 17:51

В «Пивную Думу» вложил $5 млн, продавал квартиры по $200 тыс. Как зарабатывает Дмитрий Заходякин

Дмитрий Заходякин развивает рестораны уже больше десяти лет. Самые известные из них − Holy Burger, MUST, Sho. Последний из этого списка Дмитрий продал летом, вместе с The Bar, The Cake, The Burger и другими заведениями.

Журналист MC Today расспросил ресторатора о его пути в бизнесе, почему Дмитрий больше не занимается недвижимостью и когда откроется его новый проект на 500 точек.


О первом ресторане

Я пришел в ресторанный бизнес совершенно случайно. Арендовал помещение, в котором был компьютерный клуб. Этот бизнес приносил $2 тыс. в месяц при арендной ставке 2100 долларов. Это было в начале 2007-го.

Дмитрий Заходякин

Дмитрий Заходякин

Собственник однажды сообщил, что поднимет аренду до $13 тыс. Помещение хорошее – в центре, на улице Богдана Хмельницкого. Выезжать не хотелось, но клуб не «тянул» эту аренду. Решил, что нужен какой-то маржинальный бизнес. Ресторанный, к примеру.

Городское кафе «7 пятниц» открылось в том же году и стало одним из первых заведений демократичного формата. Его открытие обошлось в $650 тысяч — достаточно много для заведения в полуподвале площадью 240 кв. м.

Тогда, к счастью, как раз арендная ставка снизились (только прошел первый большой кризис) — в гривне она составила 75 тыс. Но ресторан первое время ничего не зарабатывал.

Было принципиально важно, чтобы ресторанный бизнес приносил деньги. Потому что у всех получалось на нем зарабатывать, а у меня — нет. Не хватало опыта, допускал много ошибок. Это была цена обучения новому направлению.

Понятно, что первую инвестицию никогда не верну. Но это была хорошая школа: все ошибки, которые можно допустить, там были допущены. Следующим проектом уже была «Пивная Дума», в которую инвестировали $5 млн, включая покупку здания, пивного завода и всего необходимого. И он тоже начинался в кризис. Я оформил для этого кредит.

Ресторан Sho

Ресторан Sho

О деньгах

На старте взрослой жизни у меня была сложная ситуация: из школы выгнали, нужно было куда-то поступать. Дедушка сказал: «Пойдешь в техникум, в хороший». А куда еще? Закончил техникум по специальности «радиоинженер». В 17 лет пошел работать. И дальше — по накатанной.

Я всю жизнь работал, раньше перепродавал недвижимость. Была интересная история: в 2007-ом году у меня было несколько квартир. Как и все тогда, покупал их на этапе стройки, чтобы потом продать.

У меня было шесть квартир, на тот момент они стоили по $220 тыс.

Нужно было продать последнюю квартиру. Но пока я оформлял все документы, цена на жилье из-за кризиса упала. Приезжаю на сделку и чувствую, что все: с этой квартирой я точно остаюсь. Буду в ней жить. Удалось договориться и продать за $195 тыс. Больше квартирами не занимался.

The Bar

The Bar

О ресторанном бизнесе в Украине

Рентабельность ресторанного бизнеса в Украине 20-30 %. Глобально она близка к мировой, только с очень высокими рисками. Когда инвестирую, всегда думаю: а нужно ли? Или снова случится какая-то революция? Многие выплаты в долларах, а бизнес — гривневый.

Как было в 2012-14-х годах: все хорошо, все модели построены, работают, а потом — четыре месяца работы «в ноль», и все твои модели по окупаемости и доходности рассыпались. Ты работаешь, но для чего это все?

Все начали думать: «Нужно, наверное, выводить активы из Украины и валить». А потом за границей что-то не получается, и начинают возвращаться обратно. А тут все хорошо, все успокоились и работают.

У меня есть замечательная история о друге, с которым мы в свое время занимались недвижимостью. Привлекали для этого кредиты: я — долларовые, под 11-12 % годовых, друг — гривневые, под 18 %. Я привлек $5 млн под 12 %, мне позволяла бизнес-модель. Друг занял крупную сумму в гривне.

Говорю ему: «Ты же переплачиваешь». А он отвечает, что после одной из девальваций работает только в гривне. Прошло пару лет, доллар с восьми гривен подскочил до 20. А у него гривневый кредит, и он его спокойно отдает.

The Burger

The Burger

О своих ресторанах

Когда мы открывали MUST, нам ЦУМ говорил, какой это должен быть ресторан. Дорогой, со средним чеком $50 — пожалуйста. В обязанности ЦУМа входило обеспечить трафик. Не получилось. Это маленький универмаг, и там абсолютно не нужен премиальный ресторан.

Потом они решили, что они — магазин-подарок киевлянам. А ресторан — не подарок жителям города. И поэтому универмаг работает в одном формате, а ресторан — в другом. И возникла сложность.

Не хочется его переформатировать, потому что он получился достаточно целостным. Когда приходишь в этот ресторан, возникает ощущение, будто попал в ресторан пятизвездочного, премиального отеля.

С одной стороны, это плюс. С другой — препятствие для трафика. Парковка, седьмой этаж. Люди приезжают в ЦУМ покупать себе вино, еду, вещи — масс-маркет. А MUST — это продукт не для масс-маркета.

О продаже ресторанов и планах

Мне предложили продать THE и SHO, мы быстро приняли решение. Сумму, конечно, не назову. Думаю, что это самая большая сделка в истории ресторанного бизнеса Украины.

Если есть возможность продать актив, то его нужно продавать. Тем более когда предлагают деньги. Покупатели были очень заинтересованы создать компанию, в которой будут и операционные рестораны, и недвижимость. А мне это неинтересно.

У меня есть проект на 500 торговых точек, в который я ввязался. Это немного другой формат ресторанов — общепит.  Точки будут открыты по всей Украине в течение трех лет.

Подписывайтесь на нас в Facebook!

Вдохновляющие истории и полезные кейсы в нашем Telegram-канале

Вам будет интересно прочесть:

1. «Я украинский хлеб, говорю по-русски». Что о странной позиции кафе Заходякина думают PR-специалисты

2. Владелец «Хлебного» Дима Заходякин обматерил фотографа. Пользователи обрушили рейтинг его ресторанов

3. «Я хочу заняться ресторанным консалтингом. Что для этого нужно?». Отвечает Маша Якуш

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: