logo
HR / 18.10.2019 / 11:12

«Да пошло оно все, я увольняюсь!». Моя история работы рекрутером и разбитой бутылки пива

Журналист Дмитрий Журавель в новом материале рубрики «Самиздат» рассказывает душераздирающую историю о разбитой бутылке пива и о том, как работал рекрутером.

Друзья, мы в редакции mc.today мечтаем публиковать ваши истории. С вами приключилось что-то странное и необычное на работе, в поездке, на работе, прямо на улице? Расскажите об этом нам, отправив письмо на [email protected]


Какое-то время я пытался поработать рекрутером. Ну, как пытался. Меня взяли на испытательный срок, провели мастер-классы, показали, как правильно скачивать анкеты со всяких сайтов с безработными, и отправили в свободное плавание. На каком-то этапе жизни я достиг такого желанного многими рекрутерами момента – первого самостоятельного собеседования.

За час до долгожданной встречи с первым кандидатом Оля, мой руководитель, дала короткое напутствие. Она сказала: «Главное – не дави на него, но о слабых и сильных сторонах все же узнай, работа ведь простая, не айтишников же набираем».

А работа и вправду была простой. Точнее, казалась мне такой. Мы искали сотрудников в одну из крупных сетей супермаркетов. Я все время удивлялся, как же так: казалось, устроиться туда на работу может любой желающий, а из таких любых и таких же желающих должна выстраиваться целая очередь. Отсюда и вопрос: чем должен заниматься их HR, чтобы компания обращалась за помощью к нам?

За пару минут до назначенного времени мне позвонил кандидат. Будем считать, что звали его Костя, хотя на Максима он был похож куда больше, а настоящее имя подходило и вовсе идеально. Поднимаясь с ним по лестнице в наш кабинет, я подсознательно продумывал ответы Кости-Максима на типичные рекрутерские вопросы. Он был студентом, потому очевидно, что интересовался неполным рабочим днем или же просто гибким графиком. Мотивация, скорее всего, так же обыденна – контракт в институте дорогой, сам не местный, а гулять по вечерам тоже хочется.

Перед самой дверью Костя попросил меня подождать минутку: он включил фронтальную камеру, поправил волосы и зачем-то надел очки. Я не знаю, что в тот момент смущало меня больше: толщина линз в очках, которые точно принадлежали не ему, или то, что Костя все еще не понимал, что разговаривать ему придется со мной. Во всяком случае его удивленное лицо в момент осознания комичности всей ситуации стоило того.

Нужно отдать парню должное – он нисколько не смутился и откровенно признался: хотел произвести впечатление. Я издал добродушный смешок и объяснил, что окончательное решение буду принимать не я. Костя-Максим тут же снял очки и с облегчением протер глаза.

Опыт работы моего кандидата оставлял желать лучшего: он трижды увольнялся, проработав по месяцу, каждый раз, как выяснилось, – по собственному желанию. Но Костя меня уверял: в этот раз все максимально серьезно, планирует работать долго, времени свободного достаточно, навыков работы – более чем. А мотивация оказалась банальнее, чем ожидалось: желание «развиваться в большой компании, которая ценит своих сотрудников».

Будь на моем месте Лидка, девушка за столом по соседству, парень вряд ли бы получил положительно заполненную анкету. Но мне по доброте душевной хотелось ему помочь. Во-первых, я сам недавно был студентом. Во-вторых, Костя подготовился и даже хотел произвести впечатление, а это говорит по крайней мере о минимальной целеустремленности. Ну, и в-третьих, в этом супермаркете всегда были хорошие скидки на мое любимое пиво. Звезды сошлись, я заполнил анкету лучше, нежели того позволяла ситуация, нарушил все заповеди рекрутеров, дописал «отсебятины», учитывая интересы заказчика, и заявил своего кандидата – передал «дело» Кости дальше.

Через неделю я узнал, что Костю взял на работу. Требования у заказчика, видимо, были куда проще, нежели мы ожидали, а потому я вздохнул с радостью: первый пошел. Моя же неделя была откровенно скучной: наш офис закрыл все вакансии, мы начинали заниматься новым, более «серьезным» проектом, а мне становилось все тоскливее. Ко мне не приходили ребята вроде Кости: приходилось общаться по телефону со слегка протрезвевшими слесарями, разыскивать механиков на какой-то завод и отсчитывать часы до конца рабочего дня. Я подумывал об увольнении, но решил продержаться хотя бы пару месяцев.

Спустя месяц-полтора я снова брел домой после телефонной беседы с неким Петром Ивановичем, уверявшим, что на самом деле его уволили из предыдущего места работы не из-за пьянок, а по ошибке – перепутали с полным тезкой, другим Петром Ивановичем. Я пригласил его на завтра в офис. День был непростым, и любимое пиво могло хотя бы как-то украсить вечер, потому дальнейший маршрут был предопределен. В конечной точке пути мне посчастливилось забрать последнюю акционную бутылку.

В последний раз такую очередь на кассах я видел в каком-то центральном киевском универсаме, где после 23:00 все же можно было приобрести алкоголь. Человек 20 томилось в очевидном желании поскорее распрощаться со своими деньгами. Кто-то переминался с ноги на ногу, кто-то уставился в телефон, остальные просто смотрели в одну точку. Я же мучился одним вопросом: почему мы не продолжаем набирать персонал в эту сеть, если работает всего один кассир из пяти? Даже немного злился, но негатив отступил, как только я увидел этого бедолагу, работающего в поте лица. Костя.

Человек, которому я придумывал сильные качества и оправдывал слабые, отдувался за пятерых, мастерски пробивая один товар за другим, отрывая чек за чеком, задавая типичные вопросы о пакете, карточке и о чем-то там еще. На нем не было очков, волосы были взъерошены, а под глазами вполне себе с комфортом разместились мешки. Я не зря верил в этого парня: он сдержал слово и развивался вместе с компанией. Во всяком случае в умении терпеть и работать до последнего. Клиента, не вздоха.

Когда очередь дошла до меня, я неторопливо подал Косте свое пиво и между тем выпалил: «Привет, ну как тебе тут, доволен?» Он не успел проговорить даже «пакет», не говоря уже про «нужен?», и уставился на меня. Его губы слегка дрогнули, а левый глаз едва заметно дергался.

– Я проводил с тобой предварительное собеседование, помнишь?

Костя молчал. Молчал минуту, ничего не делая. Бутылка пива застыла у него в руке. Люди сзади начинали возмущенно бурчать и требовать как-то ускорить процесс. Костя-Максим все так же молчал. Молчал. Еще минуту. А после проронил: «А, привет».

Я уж было обрадовался, но после этого парнишка швырнул мое пиво просто на пол, с криком «Да пошло оно все нах**н, я увольняюсь!» скинул с себя жилетку и пошел к выходу. Первые несколько секунд все молчали, после большинство засмеялось, кто-то даже начал аплодировать, бабушка, стоявшая в очереди за мной, чуть ли не со слезами кричала Косте, моля пробить хотя бы ее товар. Он обернулся и послал персонально ее. Я смотрел на свое пиво, растекшееся по плитке. Осколки бутылки разлетелись во все стороны, а старик-охранник, не отрываясь от кроссворда, произнес: «Ничего, сейчас все равно пятиминутка должна быть».

Я породил зло, которое погубило меня. Точнее, разбило вдребезги мое любимое пиво. Я нарушил рабочие правила в порыве желания помочь Косте начать работать, а он нарушил свое обещание, разбив к тому же последнюю акционную бутылку. На следующий день я сказал Оле, что увольняюсь. Иваныч на личное собеседование так и не пришел. Запил. Рекрутером я так и не стал.

Самые свежие и интересные статьи для вас

Вдохновляющие компании

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Spelling error report

The following text will be sent to our editors: