UA RU
logo
23 Aug 2022

Несмотря на климат, войну и коронавирус, возможно, все действительно идет… к лучшему? Перевод The ​​Guardian

Валерія Присяжнюк

Редактор в MC.today

Психолог Стивен Пинкер давно считает, что нам не помешало бы чуть-чуть больше оптимизма – и его не переубеждают даже нынешние кризисы.

Редакция MC.today публикует перевод материала The Guardian.

Переведено бюро переводов «Профпереклад».

Перевод от

Кажется, мир летит в пропасть

Если вы читали и смотрели новости в течение последнего года, возможно, вам кажется – и не зря – что на наших глазах происходит падение цивилизации.

Экономический спад, топливный кризис, который может привести к вынужденному отключению электроэнергии, чрезвычайные погодные условия, растущая вероятность ядерной войны и риск распространения новой эпидемии, хвостом тянущийся за предыдущей.

Курс
QA
Вивчайте важливi технології для тестувальника у зручний час, та отримуйте $1300 уже через рік роботи
РЕЄСТРУЙТЕСЯ!

Часы Судного дня, символ, созданный учеными для отражения вероятности техногенной катастрофы, показывают 100 секунд до полуночи. За 75 лет существования этого проекта мы еще никогда не были так близки к Армагеддону.

На пороге этих угроз очень сложно и дальше смотреть в будущее сквозь розовые очки – но если вы, конечно, не гарвардский психолог  Стивен Пинкер. В 2018 году в своей книге «Просвещение сегодня» он отмечал, что наше толкование новостей вызывает у нас слишком подавленное настроение. Мы живем в лучшие времена, считает он благодаря социальному, экономическому, политическому, технологическому и медицинскому прогрессу последних 300 лет.

Стивен Пинкер. Фото: Geoffroy van der Hasselt/AFP/Getty Images

Стивен Пинкер. Фото: Geoffroy van der Hasselt/AFP/Getty Images

После выхода книга Пинкера получила почти одинаковое количество  критических и одобрительных отзывов. Критиковали в основном то, что автор слишком упростил сложные темы и закрыл глаза на любые явления, которые могли бы свидетельствовать об отсутствии прогресса. Впрочем, Пинкер все же попытался ответить на критику, и непохоже, чтобы недавние глобальные трудности как-то изменили его мнение.

На прошлой неделе в программе  Today на Radio 4 он повторно переосмыслил аргументы в своей книге, чтобы объяснить, почему он считает правильным сохранять оптимизм в 2022 году.

«Нужно помнить, что нет такого закона природы, который бы установил определенный временной промежуток между негативными событиями, – заявил он. – Плохие вещи случаются, и нам кажется, будто они наступают все вместе одновременно, но это не значит, что нас наказывают за коллективные грехи или что мы живем в уникально опасное время».

Он уверен, что у человечества есть инструменты для решения возникших перед нами проблем. Действительно, когда видишь повод для надежды в разгар кризиса, это несколько успокаивает. Но действительно ли у нас достаточно поводов для оптимизма?

Команда Observer исследовала четыре показателя прогресса и влияние, которое на них оказали последние события в мире.

Медицина со времен короны

Очевидно, начать нужно с пандемии коронавируса. По данным Всемирной организации здравоохранения, с момента появления вируса болезнь уже унесла жизни более 6,4 млн человек.

Среди выборки из 37 стран, согласно исследованию British Medical Journal, лишь шесть стран не претерпели сокращения продолжительности жизни населения. Не говоря уже о последствиях затяжной пандемии, поразивших около  двух миллионов человек только в Великобритании.

Для глобальной медицины это, безусловно, шаг назад. Однако следует отметить, что Пинкер никогда не утверждал, что мы будем наблюдать непрерывный прогресс без всякого спада. В своих аргументах он больше беспокоится о том, как мы будем преодолевать проблемы. Справились ли мы с угрозой лучше, чем могли бы справиться в прошлом?

Относительно первоначальной реакции правительства Великобритании на кризис до сих пор нет четкой оценки. Впрочем, скоростная разработка вакцин от коронавируса – это, несомненно, триумф научного прогресса. По результатам недавнего исследования Центра глобального анализа инфекционных заболеваний, финансируемого Имперским колледжем в Лондоне, программа вакцинации в первый год спасла по меньшей мере 14 млн человек (а потенциально 19,8 млн).

В прошлом такой результат был бы просто невозможен. На разработку предыдущих вакцин ушло минимум пять лет, и в начале пандемии многие ученые считали, что только наивный может с оптимизмом ожидать быстрого создания новой вакцины с нуля. Итак, есть небольшой повод для оптимизма относительно нашей способности быстро преодолевать будущие проблемы со здоровьем.

Благополучие и счастье

Одним из основных аргументов в «Просвещении сегодня» является то, что люди сегодня имеют гораздо большее состояние, чем в предыдущие десятилетия. И что это привело к повышению удовлетворенности жизнью, потому что сейчас у нас больше комфорта и свободного времени, лучше образование. Пинкер отвергает идею, будто неравенство прямо вызывает беспокойство. По его мнению, подлинное значение имеет лишь абсолютное благополучие каждого. Это значит, что нам не следует слишком волноваться, если большая часть роста ВВП непропорционально распределяется среди самых богатых эшелонов общества.

Однако подтверждения такой корреляции не столь четки, как утверждает Пинкер. Недавнее исследование  опытного экономиста Ричарда Истерлина показало, что экономический рост Китая и Индии в последние годы почти никак не отразился на общем уровне счастья населения.

Более расширенное  исследование  провела Малгоржата Микуцкая из Католического университета в бельгийском городе Левен. Она проанализировала уровень удовлетворенности жизнью в 46 странах за период с 1981 по 2012 годы. Исследование выявило, что рост ВВП приносит большее счастье, если оно сопровождается сокращением неравенства и увеличением социального капитала.

В последующие несколько месяцев и лет ничего подобного нам не светит. Офис национальной статистики только что сообщил, что ВВП Великобритании уменьшился во втором квартале 2022 года. Это свидетельствует о том, что страна на грани рецессии, причем средняя зарплата в этом году отстает от инфляции на 8%, а это самое большое падение реальных зарплат за последние 100 лет. А в Международном валютном фонде вообще считают, что кризис прожиточного минимума еще больше усугубит неравенство, потому что больше всего ударит по карманам именно самых бедных граждан.

Также следует помнить, что к началу этого года уровень реальных зарплат так и не поднялся после финансового кризиса 2008 года – намек, что это более чем временное ухудшение уровня нашей жизни.

Война и мир

Одно из самых противоречивых утверждений Пинкера касается нашей склонности убивать друг друга. Впервые он отметил, что проявления насилия среди людей достигли самого низкого уровня в своей книге «Лучшие ангелы нашей природы» (2011), а затем повторил эту идею семь лет спустя в «Просвещении сегодня».

Большинство аргументов Пинкера касается способов ведения войны. Проанализировав данные о количестве конфликтов, их продолжительности, пропорциональной части погибших и уровне инвестиций в вооружение, Пинкер отмечает тенденцию к уменьшению агрессии с каждым новым веком. Понятно, что есть исключения – например, множество погибших в двух мировых войнах. К такому выводу можно прийти только, если взглянуть на  средние показатели со всего мира за длительные периоды.

Пинкер утверждает, что разные силы – такие как растущая важность международной торговли, подъем демократии и действия учреждений типа ООН – уменьшили желание воевать у большинства глав стран. Таким образом, мы оказались на этапе, который некоторые историки называют «длинным миром».

Впрочем, многие другие ученые сомневаются в этих выводах. Например,  Аарон Клос из Университета Колорадо в Боулдере в своем анализе пришел к выводу, что «длинный мир» может оказаться лишь статистической случайностью. Любые возможные события могут накапливаться и группироваться в определенные периоды и полностью исчезать в другие.

Попробуем аналогию. Сколько раз можно подкинуть монетку, чтобы на ней все время выпадала решка, несмотря на вероятность 50 на 50, что может выпасть орел? Можно подумать, что монетка предвзята, но чем больше вы ее будете бросать, тем больше уравновешивается частота выпадения той или иной стороны. Согласно исследованию Клоссе, «длинный мир» может быть аналогично мимолетным.

Без сомнения, вторжение россии в Украину и нарастающее напряжение вокруг Тайваня заставили всех все чаще предполагать вероятность разжигания мировой войны. Можем надеяться, что дипломатия предотвратит катастрофу, но даже оптимистическая историческая аналитика почти неутешительна, когда наши судьбы зависят от меняющихся решений диктаторов вроде путина.

Экология

В условиях рекордной жары нынешнего года и угрозы лесных пожаров, распространяемых по территории Великобритании, похоже, что мы уже наблюдаем раннюю стадию климатической катастрофы. Если мы немедленно не примем решительные меры, ситуация будет становиться все хуже.

Пинкер, конечно же, не отрицает наличие изменений климата, которые он называет «колоссальной проблемой», однако он критикует так называемый «экопессимизм» и доминирование, как он считает, панических настроений среди экоактивистов. В «Просвещении сегодня» он описывает немало успешных кейсов в сфере защиты окружающей среды, например сокращение загрязнений водоемов, прекращение кислотных дождей и недавнее замедление вырубки лесов. Он указывает на данные, свидетельствующие о постепенном выходе на плато уровня выбросов CO2 во многих странах. В качестве избавления от катастрофы он отмечает углеродный налог в сочетании с переходом на ядерную энергию и технологии улавливания углерода, среди которых – перехват CO2 из электростанций до выброса в атмосферу и перенаправление в подземные хранилища.

Изменения климата составляют огромную проблему, однако считать ее угрозой, что приведет к неизбежной гибели всего человечества и цивилизации – губительная практика. Это не то, что говорит наука, это разрушает эмоционально, а еще отбивает желание действовать (зачем беспокоиться, если мы обречены?).

Безусловно, «экопессимистов» такая позиция не поразила. Такие технологии, как улавливание углерода, действительно выглядят обнадеживающими, но их эффективность еще не доказана. Мы также нуждаемся в крепкой политической воле, которая так и не проявилась за годы, прошедшие от публикации книги Пинкера. В докладе ООН  от 2021 года отмечено, что большинство стран «даже не приблизились к уровню амбиций, необходимых для ограничения роста температуры на 1,5°С и выполнения целей, установленных Парижским соглашением». Хотя есть шанс, что стремление слезть с российской нефтегазовой «иглы» может ускорить переход на возобновляемые источники энергии.

Оптимизм Пинкера опирается на то, что мы – и наши правительства – будем действовать рационально, согласно принципам разумности, науки и гуманизма, присущих Просвещению. Безусловно, наши объединенные научные кадры могут решить проблему климатического кризиса, но пока у нас мало веры в своевременность решительных мер со стороны политиков.

Источник: материал Дэвида Робсона – автора книги «Эффект ожидания: как ваше мировоззрение может трансформировать вашу жизнь»

 

По теме:

Новости

Спецпроекты

Ваша жалоба отправлена модератору

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: